издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Мода на породу

  • Автор: ЕЛЕНА КОРКИНА

Стоимость породистой собаки начинается от нескольких тысяч рублей и может ускакать за cемьдесят. Прогулки, уход и тренировки требуют сил, времени и денежных ресурсов, вполне сопоставимых с затратами на ребёнка. Хозяева пушистых пуделей, крошечных чихуахуа и мощных маламутов порой напоминают одержимых. Однако никого это не останавливает. Породистых псов в Иркутске становится всё больше.

Все любят маленьких и добрых

Крупных исследований, посвящённых популярности тех или иных пород, в нашем регионе  не проводилось, однако, если судить по запросам в поисковой системе Яndex в течение последнего месяца, в десятке самых интересных для иркутян и жителей области –  лайки,  хаски, лабрадоры, немецкие овчарки, йоркширские терьеры, питбультерьеры, таксы, чихуахуа, шарпеи и мопсы. Поблизости –  пудели, кокер-спаниели, кавказские и среднеазиатские овчарки, карликовые пинчеры, пекинесы и доберманы. В сущности, даже такой примитивный анализ демонстрирует текущее положение дел.

«Общая тенденция сейчас такая: люди предпочитают  либо декоративные  карликовые породы, либо собак, простых в содержании, – комментирует Людмила Ружич, заместитель председателя клуба ИГОО «ГОЛС» («Городское общество любителей собаководства». – Авт.). – В этом  смысле после открытия железного занавеса мы становимся всё ближе к общемировым тенденциям. Лабрадоры в мире очень популярны: доброжелательные, сравнительно простые в выращивании, не требующие сложной дрессуры и особого ухода за шерстью».

«У  Владимира Путина  лабрадор – и все захотели такую собаку, чихуахуа и йорки на руках у звёзд Голливуда, джек рассел терьера показали в «Маске». Часто мода на собак – это влияние телевизора, глянцевых журналов и фильмов, – считает Наталья Калгина,  председатель Ангарской добровольной общественной организации любителей животных «Ольхон». –  Чихуахуа, шпиц, йоркширский терьер –  маленьких собачек часто покупают, потому что считают их показателем успешности, это гламурно и респектабельно». 

Вслед за количеством частных домов растёт и популярность охранных собак. И если раньше самыми востребованными были кавказцы, то теперь охотнее  покупают среднеазиатских овчарок.  «Кавказцы всё-таки слишком агрессивны, – считает Наталья Калгина, – поэтому их чаще берут для охраны  на производства, а содержать дома предпочитают более уравновешенных среднеазиатов».

Страсть людей к собакам агрессивных пород вообще канула в лету: 15–20 лет назад на улицах часто встречались  бультерьеры, ротвейлеры, доберманы, стаффордширы и питбули, но за пиком последовал спад. «Было время, когда взрослых ротвейлеров  в большом количестве бесплатно отдавали в армию из-за агрессии к домочадцам. Например, когда молодой парень, вырастивший собаку, обзаводится семьёй, в доме появляется девушка, потом ребёнок, а собака не желает принимать их за своих», – вспоминает Наталья Калгина. «Собака должна быть неагрессивной, сейчас это один из главных критериев, – подтверждает владелица питомника аляскинских маламутов «Байкал соул» Татьяна Григорчук. – Людей всё чаще интересуют собаки-компаньоны – дружелюбные, ориентированные на человека». 

В определённом кризисе находятся сегодня тяжеловесы. «На это есть две причины, – уверена Людмила Ружич, занимающаяся разведением немецких догов. – Во-первых, в последние 15 лет стало гораздо больше пород:  раньше люди знали 20, сейчас – порядка 150. Если говорить о крупных породах, то сегодня помимо сенбернаров, ньюфаундлендов, немецких догов появились  итальянские кане-корсо, бульмастифы, испанские мастифы и так далее. Выбор есть, люди стараются быть более  оригинальными. Во-вторых, содержание крупных собак  – это сложное выращивание, питание, которое  дороже в несколько раз. Или представьте, что у вас мастиф. Тогда обычный седан автоматически превращается в  двухместную машину, потому что заднее сиденье занимает собака».

«Ньюфаундленды, сенбернары – это классические породы, необычные, красивые, неопасные для семьи. Но для того, чтобы любая порода развивалась, должны быть племенное породное ядро и, конечно, увлечённые люди, – добавляет Наталья Калгина. – Если в регионе нет тех, кто готов идти на определённые расходы, заниматься улучшением и развитием породных качеств, интерес постепенно затухает. И потом, щенки крупных пород растут долго, до двух, а порой и до трёх  лет, а уже в восемь-десять начинают стариться и слабеть. Получается, хлопот и затрат много, а живут они не так долго».

Безусловно, есть собаки, которые в моде всегда, независимо от того, что показывают по телевизору. По словам Людмилы Ружич, самый яркий пример – немецкая овчарка, общепризнанный лидер по дрессировке. Наконец, никуда не исчезли беспородные дворняжки. Заводчики говорят о них сдержанно. «Почему сейчас многие люди хотят иметь породистое животное? Потому что начали чётко понимать, какую собаку берут –  маленькую или большую,  добрую или злую. Критерии породы ясны заранее, животное  им соответствует, – рассуждает Наталья  Калгина. – А чего ожидать от беспородного животного, неизвестно. То же самое можно сказать и о породистых собаках без документов, чьё появление на свет происходит по-соседски: «Федя+Маша=любовь».

С Натальей согласна и Людмила Ружич: «Дворняги – это экономия денег, но ещё большой риск, непонятные характеристики. С породами всё ясно: хочешь, чтобы был смелый, достаточно спокойный и с охранными способностями, – тогда дог. Или надо, чтобы всех любил, – бери лабрадора». При этом она  не отрицает, что  выбор в пользу дворняжек может быть оправдан, причём не только экономией: «На Западе очень часто держат собаку для души даже богатые люди, которые утверждаются в бизнесе, а не за счёт необычной породы. Там нередко берут собак в приюте, для России это тоже становится тенденцией. Здесь важно моральное удовлетворение: «Я спас собаку – можно чувствовать себя человеком с большой буквы».

Усы, лапы, хвост и другие документы

Собака-компаньон – мечта многих хозяев

Те, кто желает иметь собаку с большой буквы, раздумывают, на какой породе остановиться и где взять щенка. Вариантов приобретения обычно бывает три: с документами у заводчиков при клубах,  без документов, но с признаками породы с рук  или без гарантий на рынке. Начнём с первого. В Иркутской области на сегодняшний день больше десятка клубов собаководства, при каждом из них есть питомники, в которых занимаются разведением одной или нескольких пород. Скажем, в ангарском клубе «Ольхон» таких питомников около 30. Нередки случаи, когда щенков привозят из других регионов России и даже из-за рубежа.  

Все клубы области состоят  в  Российской кинологической федерации. «В нашей собаководческой системе  есть и альтернативные  организации, – поясняет Наталья Калгина, – но в систему Международной кинологической организации включена лишь РКФ». Это означает, что   только её выставки, судьи и титулы признаются за рубежом.

 «Продавать щенков можно начиная с возраста 45 дней, – Людмила Ружич объясняет, на что следует обратить внимание при покупке. – У  животного должны быть клеймо, щенячья карточка, в ней печать питомника или клуба, а в печати обязательно аббревиатура «РКФ», иначе собака будет вне закона на большинстве выставок. Если собака продаётся в 45 дней, то у неё должна быть только первая щенячья прививка, у более взрослых – весь набор». 

В каком возрасте стоит покупать щенка – вопрос спорный. «С маленьким больше возни, но вы можете его воспитывать под себя, – поясняет Людмила Ружич. – У более взрослого щенка видны экстерьер и характер, но высококачественных собак обычно разбирают быстро». 

Покупка четвероногого друга в питомнике  предполагает некоторую гарантию качества, поскольку специалисты контролируют процесс, занимаются подбором пары и вязкой. Аналогично обстоят дела при покупке щенка  в клубе с заводской приставкой (она отличается от питомника тем, что хозяин не обязан иметь специализированного образования, а работу с документами ведёт клуб).  «Владелец питомника или заводской приставки ставит своё имя на документах и рискует репутацией, – объясняет Людмила Ружич, – поэтому не будет вязать собак с плохим экстерьером и плохой психикой.  Щенки без документов менее предсказуемы, а в 45 дней распознать будущие дефекты способен только специалист». 

 «При неправильной вязке даже  в питомнике щенки могут получиться не очень породными, не все производители бывают хорошими», – признаёт Татьяна Григорчук, но тут же добавляет, что это случается нечасто. 

Впрочем, на породистых собак без документов есть спрос: стоят они дешевле,  родословная и разведение занимают не всех, а лишние сложности ни к чему. «Существуют породы, которым для получения документов недостаточно иметь родословную и участвовать в выставке, –  рассказывает Людмила Ружич. – Скажем, для немецкой овчарки нужен специальный допуск в разведение (кёрунг). Получить его достаточно сложно, поскольку он включает диплом по дрессировке и проверку на дисплазию.   Или покупают ребёнку йорика поиграть.  С документами он стоит  40 тысяч,  без – в два раза дешевле. А некоторые и вовсе пойдут на рынок. Но тогда в йоркширских терьерах нужно разбираться очень хорошо, чтобы не вспоминать тот анекдот про белого медведя, с которым мужик ходит по рынку и ищет того, кто продал ему хомячка».

Людмила Ружич утверждает, что современный российский кинологический рынок менее цивилизованный, нежели западный, на нём нет чёткой зависимости между ценой и качеством: «Иногда классных щенков можно купить дёшево. Например, приобрёл человек случайно хорошую собаку, но не заинтересован в разведении. Его уговорят повязать, в итоге получается восемь щенков. Он в продаже неопытный: одного купили, семь до трёх месяцев досидели, и он уже их готов почти даром отдать. Или, наоборот, люди умеют делать рекламу, придумывают какие-то скидки, а потом ко мне приходит богатая дама или богатый джентльмен и показывают, что купили за бешеные деньги. Часто людям кажется, что  если они хорошо разбираются в автомобилях или сделали бизнес, то уж хорошую собаку они себе выберут  без проблем». 

На самом деле имеет смысл посещать выставки, присматриваться к собакам, приходить на консультации к специалистам по породе, а покупая щенка без документов, следует понимать, что и гипотетическое потомство также будет вне закона. 

Я хочу собаку?

Собака не просто милая зверушка. Она требует внимания и времени

Впрочем, главные риски для хозяев скрываются в них самих. Многие понимают, что значит иметь собаку, только  тогда, когда  мальтийская болонка превратится в грязный комок свалянной шерсти, а щенок лабрадора, не имея возможности вдоволь гулять и выплёскивать энергию, сгрызёт последний стул.

«Идеально, если перед покупкой  щенка человек изучит всю доступную информацию о породе и придёт посоветоваться в ближайший  клуб. Там ему расскажут, где приобрести собаку, и сообщат плюсы и минусы выбранной  породы, – подчёркивает Наталья Калгина и начинает описывать  особенности содержания некоторых из них: – Например, считается, что мелкие породы не требуют  особого ухода, но если у вас йоркширский терьер или мальтезе, их шерсть необходимо один раз в три дня правильно мыть: сначала  шампунем глубокой очистки, потом питающим волос и кожу, затем кондиционер, сушка волос с помощью фена и специальных антистатических расчёсок и опрыскивание питательным маслом. Длинные волосы нужно завернуть в папирусную бумагу и бигуди по определённой схеме, а сверху для сохранности шерсти надеть  комбинезон, и лучше из натурального шёлка. Это гигантский труд!  Дом должен быть идеально чистым, а подготовка к выходу в свет занимает, как и у женщин, массу времени. В итоге люди начинают стричь собак, превращая их в милое и смешное, но, по сути, уже непородное существо.  Помимо ухода есть и другие сложности: болезни, свойственные породе, особый режим питания».

Татьяна Григорчук говорит, что  её клиенты порой путают маламутов с хаски, хотя в целом за довольно редкими для  региона собаками приезжают подготовленные люди. «В любом случае я всегда уговариваю получить информацию из разных источников и понять, какая именно собака нужна. Например, маламуты подойдут людям с активным образом жизни, потому что сидеть дома на диване  эти собаки  не будут».

«Собака как ребёнок, – вздыхает владелица кокер-спаниеля Алёна Чигурина, – по крайней мере, времени требует не меньше. Каждый день мы расчёсываемся, чистим глаза и уши, раз в неделю или в две я подстригаю шерсть на морде и лапах, раз в три месяца ходим в парикмахерскую. Она не любит оставаться одна, поэтому мы стараемся, чтобы дома по-стоянно кто-то был, с детьми это проще организовать. Гуляем четыре раза в день. Долгие прогулки утром – около часа и два часа вечером, к тому же тренировки в клубе. Денег на собаку тоже уходит немало: специальный корм, витамины, игрушки, косточки,  лечение. Одной мне это было бы просто не под силу».

Хобби для богатых

Любителей собак понимают далеко не все. Сама мысль, что щенка можно купить, многим кажется странной. Ризеншнауцеры – от 10 тысяч, йоркширские терьеры – от 15 до 70, пудели – около 20. Колебания зависят от многих факторов – титулов родителей,  экстерьера, характера, моды на породу. Иногда даже от такой мелочи, как цвет глаз: скажем, маламут по породе голубоглазым быть не может. 

Пятизначные цифры наводят на мысль, что содержание питомника – дело прибыльное. Заводчики соглашаться  с этим тезисом не торопятся. «Считается, что все, кто занимается собаками, зарабатывают бешеные деньги, – усмехается Наталья Калгина. – Народ думает: «Чего проще? Повязал, продал – бизнес». На самом деле собаководство – финансово трудоёмкая вещь».

 «Вы решили создать питомник, купили высокоэкстерьерную собаку, которую до этого долго выбирали, вырастили, сделали чемпионом, – приводит пример Людмила Ружич. –  Допустим, вы живёте в Португалии, подходящий партнёр для вязки – в Швеции. Понятно, что всё, что вы вложили в неё, не окупится за счёт щенков. Только топовые питомники могут на этом делать бизнес, потому что клиенты платят за бренд. Хотя за границей всё равно большинство брендовых питомников содержат те, кто зарабатывает на чём-то другом. Разведение собак – хобби богатого человека. Точно такое же, как  разведение лошадей».

Для заводчика главный интерес – увидеть победы собак со своим брендом

По словам Людмилы Ружич,  в России заниматься разведением собак ещё сложнее: «Что такое, например, питомник в Италии? Это гектар земли, на нём – выгульные и жилые вольеры. Корма, поездки на выставки и вязки – всё дешевле, чем у нас. При этом щенки стоят 1,5–2,5 тысячи евро. В России содержание и корма дороже, на вязку иногда за пять тысяч километров нужно лететь, а щенки стоят тысячу евро». 

Тем не менее на разведении у нас заработать можно. Способ первый: в питомнике есть три приличные суки и кобель, вязки происходят внутри питомника без затрат на их оплату и транспорт. Второй способ достичь рентабельности предлагает Татьяна Григорчук: «Я разговаривала с теми, кто занимается крупными породами, они часто берут в дополнение мелкую, просто чтобы прокормить больших, затраты на которых значительно больше». Из этого вытекает ещё один вариант получить своё – разводить малые породы, для них вполне хватает обычной квартиры.

Некоторые идут по пути, который выбрала Людмила Ружич: «Я живу в однокомнатной квартире, больше одной собаки не держу. У меня есть зарегистрированный питомник, то есть я имею право составлять пару, делать документы, клеймить собак. Когда возникает необходимость, арендую других собак и курирую весь процесс, в итоге щенки рождаются под моим брендом, но остаются у хозяев. Денег за работу я не беру, а интерес чисто моральный: увидеть в будущем победителями крупных выставок собак с моим брендом».

Деньги  вообще редко становятся основной мотивацией собаководов. Главное – любовь и приверженность к породе. «И потом, разведение – это невероятно захватывающая и интересная вещь! – восклицает Наталья Калгина. – Что-то похожее происходит у альпинистов или мотоциклистов – адреналин, азарт получения задуманного результата, исполнение мечты». Возможно, этот самый азарт и делает породистых щенков такими желанными для их будущих хозяев.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное