издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Богиня из белого фарфора

Молочный фарфор, сияющий изнутри и кажущийся полупрозрачным. Волны, плавно переходящие в лепестки лотоса, а те – в изящные складки одежды. Когда-то мастер из Китая с любовью создал эту фигурку. Прекрасная Гуань Инь, китайское воплощение тысячерукого божества Авалокитешвары. Около 10 лет назад эта фигурка была куплена Иркутским областным краеведческим музеем у коллекционера, уезжавшего из нашего города. Как она попала в руки собирателя, так и осталось тайной. Но музейные работники говорят: в домах статусных иркутян 19 века можно было встретить такие великолепные образцы искусства Китая и Японии. Читая «Восточное обозрение», попивая чай из самовара, купец I гильдии любовался на Гуань Инь.

Мы в отделе ИОКМ «Окно в Азию». Перед нами интерьер иркутского дома 19 века. Кажется, хозяин ненадолго отошёл. На столике – рассыпанные листы «Восточного обозрения» за 1882 год. Хозяина взволновала статья «Наше отношение к Китаю». «Разрешение китайского правительства разрабатывать пустопорожние земли в Манчжурии наводит страх на наших пограничных деятелей и доморощенных дипломатов», – пишет некий В. Васильев. Кажется, сейчас войдёт хозяин, покачает головой и, углубившись далее в текст, согласно закивает, читая другие строчки: «Двести лет мы уже соседи с Китаем, а до войны-то ни разу не доходило. Бог даст, не будет ея и впереди, как-нибудь уживёмся…». Бережно разгладит листок газеты с «Молитвой сибиряка», где некий абориген просит Господа помочь жителям Сибири. «Господин Ядринцев, говорят, только выпустил книжицу «Сибирь как колония», надо бы почитать. Вот и китайцев в Иркутске всё больше и больше…» – вздохнёт хозяин. Так приятно поговорить о делах политических под самовар. Вот он уже и готов, из шкафа достают чашки и блюдца с удивительными узорами и пейзажами. «Это японцы, господа. А эти вот недавно привезли из Китая», – мимоходом заметит хозяин, намеренно небрежно кивнув на посуду из тонкого белого фарфора. Скрипят дверцы шкафа, появляются и добротные, расписные коробки с чаем и какао. Чаёвничать будут долго, в несколько приёмов. Не чайная церемония, конечно. Но свой, русский ритуал. Тепло, уютно. Взгляд скользит по комнате и останавливается на чём-то необычном… 

На верхней полке мягким белым светом сияет фигурка женщины. Гуань Инь, или тысячерукое буддийское божество Авалокитешвара. Вот уж точно не ожидаешь увидеть в русской комнате рядом с русским же самоваром. Такая картина была бы невозможной где угодно, но не в Иркутске. Музейные работники говорят, что именно так могла выглядеть комната зажиточного иркутянина. Например, купца I гильдии. Диковинки из Японии и Китая в Иркутске очень любили. 

– Иркутск первым из восточных городов России, если не считать Нер-чинск, Кяхту и Селенгинск, получал из Китая и Японии как посуду, так и различные украшения, предметы интерьера, – рассказала заведующая экспозиционным отделом «Окно в Азию» Ольга Чернявская. – Наш город был дипломатическим и торговым центром Восточной Сибири, и, естественно, подобные товары шли через Иркутск. Фарфоровая фигура поступила к нам около 10 лет назад от коллекционера, уезжавшего из Иркутска. Он не сообщил, как к нему попала статуэтка, поэтому, к сожалению, легенды у этого экспоната нет. Мы только можем предполагать, что подобный предмет мог иметься в домах статусных иркутян. Большинство китайских и японских вещей, которые вы здесь видите, мы не закупали за границей, они поступили от иркутян, сохранились в семьях, передавались по наследству. 

«Иркутск первым из восточных городов России, если не считать Нерчинск, Кяхту и Селенгинск, получал из Китая и Японии как посуду, так и различные украшения, предметы интерьера, – рассказала заведующая экспозицион-ным отделом «Окно в Азию» Ольга Чернявская»

Кандидат исторических наук, искусствовед, сотрудник ИОКМ Анатолий Шинковой атрибутировал статуэтку. Она изображает Авалокитешвару – буддийское божество, бодхисатву сострадания. Это божество – одно из самых почитаемых в буддизме, оно олицетворяет собой любовь и милосердие ко всем живым существам. Авалокитешвара готов пожертвовать нирваной ради того, чтобы освободить живущих от сансары – бесконечной цепи перерож-дений. У него 11 голов и тысяча рук, чтобы видеть все страдания и суметь помочь всем. 

Однако статуэтка, хранящаяся в ИОКМ, сделана китайским мастером. Китайцы приняли буддизм, но, как и любой народ, адаптировали его к своему мировоззрению. Образ Авалокитешвары слился с местными мифологическими образами, и возникла легенда о Гуань Инь. Гуань Инь – это персонаж из мифологии Китая, Кореи, Японии. Милосердная богиня, «рассматривающая звуки мира», помогающая всем страдальцам. Считается, что божество Авалокитешвара воплотилось в Китае в Гуань Инь. Вариантов легенды о ней очень много. Один из них гласит, что однажды дочь китайского императора решила стать бодхисатвой, посвятить свою жизнь спасению человечества. Император разгневался, проклял дочь и хотел её убить. Повелитель ада забрал Гуань Инь к себе, но в аду она стала ухаживать за грешниками и превратила ад в рай. Повелитель ада отправил её назад на землю, там она увидела отца, находящегося при смерти. Из своей плоти она сделала ему лекарство, и император исцелился. Однако сама Гуань Инь умерла. Считается, что на каждой из тысячи рук Авалокитешвары находится глаз, чтобы видеть тысячи человеческих страданий. 

Бодхисатвы не имеют пола, но воплощаются как в мужчин, так и в женщин. По легенде те божества, которым было присуще милосердие, изображались или в виде старца, или в женском образе. И сейчас Гуань Инь очень почитаема как в Китае, так и в Японии. В городе Санья на острове Хайнань находится 108-метровая статуя Гуань Инь, четвёртая в мире по размерам буддийская скульптура. Скульптурки этого божества есть прак-тически в каждом китайском доме, именем Гуань Инь назван один из самых популярных и за пределами Китая видов чая. В Японии божество называют Каннон, и, к примеру, название компании Canon, мирового производителя фототехники, восходит к имени божества. Распространённый теперь и в других странах мира талисман – кошечка Манэки Нэко – также по одной из легенд является воплощением Каннон. 

Гуань Инь, хранящаяся в ИОКМ, сидит на цветке лотоса, а лотос поднимается из волн. До наших дней чаще всего доживают статуэтки, соз-данные из металла. Фарфор – очень хрупкий материал, поэтому многие фарфоровые произведения искусства мы уже никогда не увидим. Но Гуань Инь из собрания краеведчес-кого музея повезло. Она сохранилась целой и невредимой. И хотя статуэтка создана в 19 веке, она изготовлена в лучших традициях китайского фарфора, насчитывающего многовековую историю. В своё время директор Иркутского областного художественного музея Алексей Дементьевич Фатьянов писал: «Изу-мительный, прославившийся на весь мир китайский фарфор был тонкий, как бумага, звонкий, а по цвету и блеску похож на свежий снег». 

Действительно, фарфор в Китае первоначально расписывали кобальтом, потом стали вводить сложные трёх- и пятицветные композиции. А тут – абсолютно белоснежная богиня. Дело в том, что божество это в Китае чаще всего изображается в белых одеждах, видимо, поэтому фарфоровая статуэтка не раскрашена, а покрыта белой глазурью, поэтому она как будто излучает мягкий свет. Видно искусство мастера, расположившего волны, лепестки лотоса и складки одежды таким образом, что фигура без капли краски всё же сияет всеми оттенками белого. Клеймо мастера на фигурке пока не обнаружено, однако это вещь не массового производства, изготовлена она была вручную. 

Глубокая связь религиозных представлений и декоративно-прикладного искусства – традиция Китая. В фарфоре изображали, к примеру, драконов, львов, символизирующих власть и счастье, оленей – как знак высокого общественного положения, аистов как олицетворение благородства и долголетия. Мир реальный и мир фантастический искусно переплетены. Фазаны, Фениксы, орхидеи, деревья, драконы, скалы и, конечно же, божества. Владеть такой статуэткой мог достаточно состоятельный человек, например купец I гильдии. Это, безусловно, была очень дорогая вещь, как и весь фарфор. Сколько могла стоить фигурка Гуань Инь в 19 веке, неизвестно. Вероятно, цены на такой штучный товар устанавливались уже в Иркутске, по договорённости с покупателем. Сейчас подобные статуэтки оцениваются в десятки тысяч рублей и выше. 

Наиболее интересная коллекция китайского фарфора собрана в ИОХМ. В своё время сам Фатьянов отобрал для создававшегося в Иркутске художественного музея лучшие образцы из собрания краеведческого музея. Однако и сейчас уникальные экземпляры хранятся в краеведческом музее. Фарфоровую Гуань Инь, к примеру, можно увидеть только здесь. 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер