издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Как жить с таким грузом, знаю только я»

Подсудимые не хотят возмещать моральный вред матери убитой Светланы Швецовой

  • Автор: Ангелина САЛОМАТОВА

Пять миллионов рублей от Николая Замолоцкого и миллион рублей от Дениса Горлова. В таком объёме мать убитой 28-летней иркутянки Светланы Швецовой оценила компенсацию нанесённого ей морального вреда. Однако подсудимые не торопятся признавать требования гражданского иска, который она подала в Куйбышевский районный суд Иркутска. «Я как человек, принимавший участие в сокрытии трупа Светланы, с этого момента также стал жить с грузом совершённого мною деяния», – заявил Николай Замолоцкий в возражении на исковые требования. Денис Горлов тоже считает, что не нанёс потерпевшей Ирине Швецовой морального вреда, так как его действия «никоим образом не повлекли за собой смерть её дочери».

Просят отказать 

Куйбышевский районный суд Иркутска признал Николая Замолоцкого и Дениса Горлова ответчиками по гражданскому иску, с которым выступила Ирина Швецова, мать убитой Светланы Швецовой. Заявление рассматривалось на заседаниях 5 и 8 августа. Истица подробно описала страдания, причинённые ей подсудимыми, и потребовала компенсацию морального вреда. Ущерб от действий Замолоцкого, который обвиняется в убийстве, она оценила в пять миллионов рублей. Ещё миллион рублей компенсации женщина намерена получить от Дениса Горлова, который, по версии следствия, принимал участие в сокрытии тела. В течение двух месяцев, пока шли поиски, он не только скрывал правду, но и общался с потерпевшей, пытаясь устыдить её за якобы ложные подозрения. 

Согласно исковым требованиям, ответчикам также предстоит возместить затраты на погребение и услуги юриста. Николай Замолоцкий и Денис Горлов, занимающие в суде противоборствующие позиции, в данном вопросе проявили единодушие и не согласились с доводами истицы. «Считаю, что предъявленная ко мне сумма компенсации не соответствует требованиям статей 151 и 1011 Гражданского кодекса. Считаю, данная сумма чрезмерно завышена», – говорится в возражении Николая Замолоцкого. Он описал свои переживания: «Я признаю, что истица переживала сильные нравственные страдания при поисках дочери. Я, как человек, принимавший участие в сокрытии трупа Светланы, с этого момента также стал жить с грузом совершённого мною деяния. Ведь ранее я не раз принимал участие в спасении людей, с этим была связана моя профессия. Как жить с таким грузом, знаю только я. Передать словами это невозможно». 

В подтверждение своих слов Николай Замолоцкий представил суду медицинскую справку, согласно которой в период предварительного следствия, ещё будучи на свободе, он проходил стационарное лечение от всплесков гипертонии, которые возникли у него из-за сильных переживаний. «Когда я увидел глаза матери в ноябре 2012 года, молчать я больше не мог. За те страдания, которые я увидел в этих глазах, я готов понести не только уголовную, но и гражданскую ответственность. Но это не должна быть ответственность за убийство, то есть за преступление, которое я не совершал», – подытожил Замолоцкий и попросил суд не признавать иск в части возмещения морального вреда, согласившись восполнить лишь затраты на погребение без учёта расходов на алкогольные напитки для поминального обеда. 

Денис Горлов не был красноречив и сказал только, что гражданский иск признаёт частично: «Моральный вред я не признаю, потому что не являюсь причинителем вреда потерпевшей. Мои действия никоим образом не повлекли за собой смерть её дочери». Разрешить противоречия между сторонами суду ещё предстоит. 

Следователь как свидетель 

В заседаниях на минувшей неделе в суде выступили двое свидетелей. В понедельник по ходатайству государственного обвинителя пригласили следователя, который работал в составе специально созданной следственной группы. Ранее в суде Николай Замолоцкий заявлял, что органы предварительного следствия оказывали на него давление, из-за чего правдивые показания он якобы смог дать только в суде. Версия произошедшего в ночь на 26 августа 2012 года, которую Замолоцкий высказал на предварительном расследовании, отличается от показаний в суде несколькими значительными фактами. «Я плыл по течению. На меня оказал давление следователь. Сказал, хуже будет, что мне пришьют 228 статью (незаконный оборот наркотиков. – Авт.) и что наркотики надо исключить. Я боялся следователя, а теперь вышел в суд и рассказал правду», – заявил на одном из заседаний в июле Замолоцкий. На первых порах после задержания он говорил, что не видел, как Светлана Швецова употребляла наркотики, однако поз-же свидетельствовал: прямо у него на глазах она нюхала и втирала в дёс-ны белый порошок.

Вызванный в суд следователь рассказал о поведении Замолоцкого и заявил, что давление на обвиняемого не оказывали: «При общении изначально он вёл себя нервно, у него была паника, шок. Потом озлобился. Причиной была очная ставка с Горловым, на которой он дал изоб-личающие Замолоцкого показания. До этого момента расхождения в их версиях были известны только мне. Его показания постоянно подстраивались под версию, которая разворачивалась у следствия. До последнего момента оба не верили, что их заключат под стражу. Налицо было полное абстрагирование, непризнание вины: якобы версия с наркотиками сработает и они выйдут сухими из воды. Думаю, Замолоцкий эту версию долго готовил, она отскакивала у него от зубов». По мнению следователя, мотивацией Замолоцкого к даче показаний, в частности к указанию места сокрытия трупа, был выход на свободу после заключения в СИЗО. «Он всё время спрашивал: «Ну, теперь-то меня отпустят?» – уточнял свидетель. 

На заседание по ходатайству Николая Замолоцкого также пригласили понятого, который участвовал в проверке показаний на месте. В одном из протоколов следственных действий он заметил ошибку в указанном месте жительства понятой. Следователь объяснил, что в документы закралась опечатка. Однако суд удовлетворил ходатайство, и на заседание в четверг явилась понятая, которая подтвердила информацию о месте жительства и отсутствии нарушений в ходе следственных действий. Кроме того, суду ещё предстоит допросить специалиста в области сотовой связи: следствию так и не удалось восстановить содержание последних смс-сообщений, отправленных с телефона Светланы Швецовой и позже кем-то удалённых. Вероятнее всего, их тексты так и останутся тайной. Как пояснили в письме представители оператора мобильной связи, для предоставления такой информации нет технической возможности. 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер