издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Он же памятник

Наш корреспондент по просьбе иркутянки выяснил, почему парк усадьбы Сукачёва закрывает ворота в 18.00

  • Автор: Анастасия УЛАХАНОВА

Год назад решением Центра по сохранению историко-культурного наследия владения усадьбы Сукачёва были обнесены новым забором. За ограждение попал расположенный рядом парк, за который, впрочем, музей всегда нёс ответственность. Как и обещала заведующая усадьбой Сукачёва Наталья Гончаренко в прошлом году «Иркутскому репортёру», парк благоустраивается: очистили территорию, проложили дорожки, поставили скамейки. Но насладиться новыми условиями могут не все: сквер закрывается в шесть часов вечера вместе с музеем, когда у многих иркутян рабочий день только близится к концу. Лишь по четвергам усадьба работает до восьми.

В редакцию обратилась жительница одного из домов по улице Декабрьских событий, недовольная тем, что по вечерам в парк, расположенный практически под окнами её квартиры, невозможно попасть, хотя ещё год назад часть его была общедоступна. «Получается, на территорию усадьбы могут попасть только туристы, когда жители близлежащих домов на работе. А как быть с захваченным администрацией усадьбы Сукачёва парком?» – недоумевала женщина. 

– Некорректно говорить об «администрации усадьбы Сукачёва», так как усадьба является историко-мемориальным отделом Иркутского художественного музея. Абсолютно недопустимо говорить о том, что «администрация захватила»: захватывают чужое, однако территория усадьбы является цельной и неделимой, земля с расположенным на ней парком и постройками была передана Иркутскому художественному музею решением городского Совета народных депутатов от 21 января 1987 года, – заметила в беседе с нашим корреспондентом Наталья Гончаренко. 

Если подсчитать среднюю посещаемость музея с учётом проданных билетов, получится 4-4,5 тысячи человек в месяц. И эта цифра будет некорректной. По оценке сотрудников усадьбы, количество посетителей превышает десять тысяч.

По мнению Гончаренко, многие иркутяне не привыкли к такого рода музеям: «Даже в дневное время мы сталкиваемся с поразительными проявлениями бескультурья наших посетителей. Люди могут зайти на клумбу, потому что хочется сфотографироваться. На свадебные фотосессии приходит огромное количество людей, которые тоже не всегда понимают, что всё это – памятник. И что, если мы повесили заградительную ленту, это не значит, что её надо сорвать, срезать и пройти туда, куда им хочется, ведь они там сделают замечательные кадры. Нужно соблюдать определённые правила поведения в музее». 

По словам нашей собеседницы, открыть парк для поздних посещений невозможно по нескольким причинам. Во-первых, на территории усадьбы ведутся реставрационные работы и благоустройство. Непосредственно в парковой зоне заканчивается прокладка дорожек, а освещение ещё не проведено. Во-вторых, продлить часы работы парка также мешает нехватка охранников. Для контроля парковой зоны в вечернее время требуется дополнительный пост охраны, возможно, и не один. Сейчас на различных уровнях высказывается идея взимать плату за вход на территорию парка, за счёт чего будут покрыты расходы на охрану, а по сути – на защиту территории усадьбы от вызывающе ведущих себя посетителей. 

– У меня лично нет окончательного мнения на этот счёт, – отметила Наталья Гончаренко. – Надо подождать, подумать, может быть, рассмотреть опыт других музеев. Кроме того, с юридической и финансовой точек зрения смешно говорить о том, что доход от продажи входных билетов покроет затраты на содержание дополнительных постов охраны. 

Прогуливающиеся поблизости иркуятне с детьми не возражают против введения символической платы за вход на территорию парка. Татьяна, мать десятимесячного малыша, с пониманием относится к позиции музея, но надеется на компромисс:

– Понятно, что это история. Но хотелось бы, чтобы парк работал дольше, хотя бы до девяти летом. Мы с ребёнком видели, как девушки шли с коляской из усадьбы, спросили, можно ли зайти, но там уже закрывались, тогда до восьми вечера работали, может, мы в четверг попали. Плату готова вносить, но смотря какую сумму. Я считаю, что 50 рублей на взрослого человека – вполне нормально. Детям и так гулять негде, везде эти машины, они и так дышат выхлопными газами, а там, по крайней мере, свежий воздух. 

На одной из близлежащих зон отдыха, около фонтана, Анастасия, мать двухлетнего мальчика, сообщила, что пыталась погулять с ребёнком в парке, но охранник её не пустил:

– Однажды пытались туда с малышом попасть, но нас охранник не пустил. Мы хотели зайти, когда, возможно, рабочий день уже закончился. Допускаю, что именно по этой причине нас не пустили. Существующее расписание совсем неудобное. После мы туда уже больше не ходили, хотя интересно, конечно, было бы. Платить за вход готова, но не больше рублей 30 со взрослого человека. 

Однако Наталье Гончаренко нечем утешить тех, кто так стремится вечерами попасть на территорию усадьбы, к которой относится и парк. Она считает, что говорить об изменении расписания его работы до завершения реставрационных мероприятий, скорее всего, преждевременно. «Мы, сотрудники музея, делаем всё, чтобы посещение усадьбы было приятным для людей и приносило им пользу, – заметила она. – Одновременно мы не забываем, что главной целью работы музея является сохранение культурного наследия, доверенного нам государством. Решая эти две задачи, мы рассчитываем на понимание и содействие иркутян». 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер