издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Схожи в характеристиках

  • Автор: Ангелина САЛОМАТОВА

Кому выгодно жить на берегу Байкала, чем Иркутская область похожа на провинцию Ганьсу – эти и другие вопросы обсуждали на минувшей неделе в Иркутске учёные, которые не видят смысла в развитии экономики без заботы об окружающей среде. На международной конференции «Управление эколого-экономическими системами: взаимодействие власти, бизнеса, науки и общества» был заслушан не один десяток докладов. В составе программного комитета конференции – представители России, Нидерландов, Франции, Китая, Индии, Бразилии, США и других стран. Все говорили на разных языках, но на общие темы. «Конкурент» изучил результаты исследований, посвящённых Байкальскому региону.

«Перед лицом общих проблем» 

На конференции исследователи представили несколько десятков докладов. Работы участников затрагивают широкий спектр вопросов: от системы товарооборота картофеля в КНР и влияния глобального потепления на оленеводческие хозяйства в Японии до новой парадигмы развития Бутана, эволюции математических моделей регионов и турбизнеса на техногенных катастрофах. Особое внимание уделили Байкальскому региону и его наболевшим темам. В Иркутской области по-прежнему не сбавляет остроту проблема «индикаторных» заболеваний, свидетельствующих о тяжёлых экологических условиях: патологий органов дыхания, эндокринной и иммунной систем, злокачественных новообразований. 

В Свирске, например, показатель смертности в 1,3 раза превышает средний по области. Рядом с городом находится очаг техногенного загрязнения – разрушенный Ангарский металлургический завод. В пробах на расстоянии даже полутора километров содержание свинца и мышьяка в разы превышает уровень предельно допустимой концентрации. Отвалы в районах горных разработок, шламохранилища и полигоны промышленных отходов, содержащие высокоопасные вещества, промышленные площадки закрывшихся предприятий по-прежнему не дают покоя экологам. В Байкал, кроме промышленных стоков, по оценкам учёных, ежегодно попадает более 160 тонн нефтепродуктов, угрожающие масштабы принимает деградация почв по всей Иркутской области. 

Однако подобные проблемы свойственны и соседям. Исследователь Вань Юнькун из Института географии и исследований природных ресурсов КНР сравнил эколого-экономическое развитие Иркутской области и китайской провинции Ганьсу. «Регионы схожи в характеристиках, – считает учёный. – Они оба расположены в отдалённых районах с суровыми природными условиями и отсталым экономическим развитием. Медленный рост доходов населения и наиболее развитая тяжёлая промышленность также объединяют регионы». По мнению Вань Юнькун, экологическая ситуация в Ганьсу, где наблюдается падение плодородия почв и ощутимое загрязнение воды, тяжелее, чем в Иркутской области, богатой водными и земельными ресурсами. 

Научно-технический прогресс в обоих регионах, говорит Вань Юнькун, идёт замедленными темпами, а экономический рост зависит в основном от вложения человеческого и материального капиталов. Исследователь пришёл к выводу, что наибольший вклад в экономическое развитие Иркутской области вносит человеческий труд, а в провинции Ганьсу решающим является фактор капитала. Фактор развития науки в обоих регионах занимает последнее место, однако Иркутская область всё-таки чуть опережает китайскую провинцию по использованию современных разработок. «Перед лицом общих проблем развития экономики и повышения уровня жизни народа обе стороны должны тесно сотрудничать», – пришёл к выводу Вань Юнькун.

Невыгодный Байкал 

Сопоставлением регионов занимались не только китайские, но и российские учёные. Научный сотрудник лаборатории экономической географии и территориального планирования Института географии СО РАН Гэрэлма Дугарова сравнила, как экологические ограничения сказываются на развитии регионов, и пришла к выводу, что в Байкальском регионе наибольший ущерб от законодательных запретов несёт Республика Бурятия. «Байкальский регион объединяет Иркутскую область, Республику Бурятия и Забайкальский край. Однако их влияние на Байкал осуществляется по-разному, и экологические ограничения их коснулись по-разному. Наиболее строгие ограничения затронули Бурятию», – считает Гэрэлма Дугарова. 

Согласно результатам исследования, предприятия региона вынуж-дены вводить дополнительные основные производственные фонды природоохранного значения, причём удельный вес этих фондов превышает российские показатели почти в три раза, из-за чего до 40% увеличивается стоимость продукции. «Предприятия лесной промышленности из-за полного запрета рубок вынуждены осваивать новые, менее ценные лесные территории, внедрять в производство новую, экологически безопасную технику, в результате стоимость лесопродукции увеличилась на 30%», – говорится в докладе. 

Экологические ограничения, утверждают учёные, оказывают влияние на развитие сельского хозяйства. Запрет на использование минеральных удобрений и химикатов негативно сказывается на урожайности: себестоимость центнера зерновых увеличилась почти в два раза, а кормовых культур – в 1,4 раза. В целом объём валовой добавленной стоимости, недополученной рес-публикой в результате экологичес-ких ограничений, оценивается примерно в 10% от ВРП. «Мы видим, что на данном этапе Республика Бурятия пока не получает экономическую выгоду от того, что на её территории находится уникальный природный объект», – приходит к выводу Гэрэлма Дугарова. По её мнению, необходимо разработать концепцию оценки влияния экологических ограничений на социально-экономическое развитие территорий. 

«В пользу землепользователей»

Однако невыгодной коммерчес-кая деятельность на Байкале всё-таки не является. Подтверждением этому, считает инженер лаборатории экономической географии и территориального планирования Института географии СО РАН Марина Рогова, становится активное лоббирование торговли земельными участками на берегах водоёма. «В последнее время тенденция незаконного строительства на побережье Байкала, в том числе на природоохранных территориях, усугубляется тем, что органы власти различного уровня предпринимают попытки узаконить данную деятельность, предлагая различные поправки в законодательство», – говорится в её докладе. 

По данным её исследований, на сегодняшний день в прибрежной зоне озера к продаже предлагаются 242 земельных участка, из них к землям населённых пунктов относятся 203 участка, к землям сельскохозяйственного назначения – 32 участка. Ещё семь участков предлагают купить на особо охраняемых природных территориях. Самые дорогие предложения зафиксированы в Николе, МРС и Листвянке. «Фактически ряд земель в составе Прибайкальского национального парка уже продан в собственность и застроен, – пишет исследователь. – В посёлке Большое Голоустное на таком участке, например, построена турбаза. Зачастую отчуждение и продажа земли в муниципалитетах происходит негласно, отсюда проблемы мониторинга реального роста территории поселений, а также спекуляции ценами на земельные участки». 

Часть земель Прибайкальского нацпарка на территории Ольхонского района отчуждена, по словам Марины Роговой, «в пользу землепользователей»: «Районная администрация приступила к реализации целевой программы по развитию Ёрдынских игр и, в частности, к оформлению земельных участков в одном из живописнейших уголков Байкала – бухте Ая». Юридически у особо охраняемых природных территорий не осталось инструментов для защиты своих границ, утверждают учёные. Глобальными последствиями такого распоряжения землями учёные называют угрозу охране природных объектов и развитие сельских сообществ. 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер