издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Звёздная подкова

Ольга Тихомирова, президент Федерации конного спорта Иркутской области, Дмитрий Крупицкий, бизнесмен и основатель конно-спортивного центра в посёлке Пивовариха, Татьяна Нешумова, тренер, наездник и спортсменка, могут говорить о лошадях бесконечно. Лошади – это их жизнь. И сегодня все они, а также другие увлечённые люди переживают за развитие конного спорта и конного дела в Иркутской области. Для этого есть все предпосылки. Иркутск уже имеет двух чемпионов по Сибирскому федеральному округу.

Эта любовь заложена в нас генетически

Родоначальником возрождения конного дела в Приангарье все дружно называют Ольгу Тихомирову, официальные должности которой сегодня – руководитель Фонда Тихомировых и президент Федерации конного спорта Иркутской области. «В конце 1990-х годов в Иркутске было 2-3 человека, которые занимались прокатом – катали детей на улицах. Мы с ними познакомились, просто захотелось с лошадями пообщаться. И постепенно трое моих детей этим делом загорелись, – вспоминает Ольга Тихомирова. – Примерно в 1998 году мы увидели, что на ипподроме открывается детская секция, и я привела туда старшую дочь (сейчас Дарья Тихомирова в Латвии возглавляет национальные департаменты параолимпийского и специального олимпийского конного спорта). Но это всё было в зародышевом состоянии, скажем так. И тогда у нашей семьи появилось острое желание этим заняться, вывести конное дело на другой уровень. Потому что было совершенно понятно – это эстетичный и высококультурный вид деятельности».

Ольга Тихомирова оставила работу на телевидении и создала маленькое семейное дело. Никаких серьёзных амбиций не было, просто думали о небольшом клубе, говорит она. И так получилось, что ведущим в фонде стало оздоровительное направление, так называемая иппотерапия:

– В это время мы только начали получать информацию об иппотерапии и на себе испытали, насколько улучшается здоровье, когда ты занимаешься верховой ездой. Но для иппотерапии и её будущего в Иркутске нужны были кадры – люди, способные не только спортом заниматься, но и досконально знать биомеханику лошади. Поэтому параллельно нужно было начинать спортивное и просветительское направления. Коллектив сформировался из ребят, которые с нашими детьми дружили и занимались верховой ездой. Они выросли, получили высшее образование, стали хорошими с моей точки зрения, уникальными специалистами, потому что сегодня к нам едут учиться из половины регионов страны. Я очень горжусь этим коллективом. Сегодня у нас работают 12 человек и каждый – жемчужинка. Особенно это касается тренеров, тех, кто занимается непосредственно с детьми и лошадями. И по факту это конное дело оказалось настолько востребованно, что сегодня мы имеем то, что имеем.

Сначала Фонд Тихомировых работал в музее-усадьбе Волконских, с директором которого, Евгением Ячменёвым, и всем музейным коллективом сложились очень хорошие отношения. У него был свой интерес – «оживить» усадьбу, лошади для этого как нельзя лучше подходили. У Тихомировых свой – необходимо было место, где можно было бы развивать иппотерапию в благоприятной для детей-инвалидов обстановке.

– Постепенно мы разрастались и стали превышать физические возможности усадьбы, – рассказала Ольга Тихомирова. – Нужно было что-то искать, мы неоднократно обращались с просьбой о выделении участка земли под строительство, но ничего не получалось. Пришлось искать за городом, что сначала нас огорчило: мы беспокоились, что люди к нам ездить не смогут. 

Всё срослось как раз в Иркутском районе. Когда Тихомировы совсем уже отчаялись найти свободные земли, случайно проезжали по дороге между Качугским и Александровским трактами. Увидев открытое пространство, сразу же заехали в местную администрацию, глава которой сказала им: «А мне ваша идея нравится». 

– А дальше случилась большая удача: через областную соцзащиту нам выделили средства – субсидию на строительство, – говорит Тихомирова. – На тот момент мы уже были одним из лидеров в России по иппотерапии, и это было брендовое решение на уровне властей Иркутской области. Не каждое региональное правительство возьмёт на себя такую смелость – субсидировать общественную негосударственную организацию. Это было в 2004 году, а в 2006-м наш новый конный центр уже открылся. Сначала было только здание конюшни, сегодня уже есть вся инфраструктура, кроме крытого спортивного манежа. Мы на постоянной основе ведём большие социальные проекты и вполне оправдываем государственную субсидию.

Началось всё с перчаток

Тренер Евгений Уколов: «Всадник без лошади ничего не значит,
а лошадь без своего всадника ничего не покажет»

Но никакой спорт не может развиваться без здоровой спортивной конкуренции. Поэтому в 2004 году возникла мысль создать Федерацию конного спорта Иркутской области. Нужно было создавать условия для того, чтобы появились и развивались другие клубы. Сегодня лидерами конного дела называют Фонд Тихомировых, конно-спортивный центр в посёлке Пивовариха, базирующийся на ипподроме детско-юношеский центр «Байкальский». Ещё не лидеры, но уже начинают проявлять себя Усть-Илимский клуб «Мустанг» и иркутская студия верховой езды «Золотой мустанг» (при лицее №1 на Синюшиной горе), конный клуб в Черемхове.

Федерация конного спорта регулярно проводит серии рейтинговых турниров, чтобы спортсмены даже из самых маленьких клубов могли соревноваться, ведь без состязаний нет спорта. Для мотивации тренеров и спортсменов Федерация конного спорта Иркутской области создала программу выявления лучших всадников Иркутской области. Для участия в этом рейтинге спортсмены должны посетить определённое количество соревнований. Летом состязания проходят каждые 2-3 недели. А завершается сезон осенью чемпионатом области.

Конно-спортивный центр в Пивоварихе стал первым частным конным клубом Иркутска. Его создатель – иркутский бизнесмен Дмитрий Крупицкий. А началось всё с дочери, точнее, с перчаток для верховой езды.

– Мы путешествовали по Таиланду, Арине тогда было лет 6-7. И как-то в Бангкоке она увидела перчатки для верховой езды, они были достаточно дорогие. А перед этим дочь на коня садилась раза два, не больше. «Зачем они тебе?» – спросил я. Дочка поскучнела, нахмурилась и пошла вперёд. Купил я ей эти перчатки, купил под честное слово заниматься верховой ездой. И уже восемь лет она этим делом увлечена. Сначала мы пошли на ипподром. Нам повезло встретить тренера Татьяну Нешумову, это настоящий фанат, влюблённый в своё дело. Когда секция на ипподроме развалилась, лошадей договорились поставить в Мамонах. И мы порой в 40-градусный мороз приезжали туда на тренировки. Это достаточно долго продолжалось, потом тренеры и лошади переместились в лицей №1 на Кае, там был манеж, но лошади стояли в гаражах, а не в конюшнях. У дочери появился свой конь, Спирит. Это был дикий жеребец, который даже с рук не ел и в общем-то выращивался на тушёнку. Но Татьяна Нешумова его прекрасно воспитала, сегодня Спирита знает почти вся Сибирь. При своих скромных габаритах лошадь берёт высоту 120–130 сантиметров и выигрывает соревнования на уровне Сибирского федерального округа. Дочь вначале не воспринимала всерьёз тот факт, что у неё лошадь появилась. Любовь пришла после. И сейчас эта пара часто выступает, берёт призы. Дочка уже по-другому к коню относится, по-настоящему чувствует его.

Наблюдая за жизнью маленькой конюшни, за людьми, которые приезжают сюда, чтобы возиться с лошадями, Дмитрий Крупицкий порядком удивлялся. Сколько же на свете людей, влюблённых в лошадей! Чтобы зимой напоить своих питомцев, тренерам нужно было за 100 метров таскать вёдра с водой на себе, в том числе и ранним зимним утром, по темноте и морозу. Постепенно и у нашего героя разгорался интерес к конному делу, ведь Дмитрий Крупицкий – бывший спорт-смен, впрочем, бывают ли спортсмены бывшими?

– В Пивоварихе стояла пустая земля, я пошёл к главе посёлка Сергею Сайфулину с просьбой передать её под конно-спортивный центр и нашёл у него полное понимание. Ему понравилась идея, ведь у любого населённого пункта должна быть изюминка, индивидуальность, притягивающая людей. И мы сразу решили, что конный центр будет выглядеть здесь уместно и красиво. В первую очередь хотелось отойти от стереотипа, который большинство конюшен в городах России всё ещё усиленно поддерживают, – это когда грязь, вонь и кучи навоза. А за рубежом современные конно-спортивные центры – это специально спроектированные строения с чис-тыми и удобными помещениями. Не так давно мы с дочерью были в Швейцарии, видели центр, который построили специально для пожилых лошадей, человек вложил в это дело 40 миллионов долларов. Пока нам далеко до такой философии, мы ещё не настолько хорошо живём, чтобы могли создавать такие условия для лошадей. Но хотя бы для тех, кто выступает, тренируется, работает с детьми, мы обязаны их организовать. 

Крупицкий говорит, что свою мечту и идею реализовал процентов на 60. Строительство центра он разделил на очереди и очередями вводил его. Сегодня в клубе 13 лошадей, из них 4 спортивные, остальные находятся в работе с начинающими и обучающимися, с будущими чемпионами. Основа поголовья – будённовская порода.

Со стороны может показаться, что кони – дело выгодное и прибыльное. Есть востребованность услуги у населения, есть конкуренция. Но это не совсем так. Лошадь сама по себе – животное дорогое, к тому же она требует тщательного ухода. Спортивная лошадь ухода требует вдвойне, а то и втройне. Очень много средств уходит на питание, основа рациона – качественное сено и овёс, нужны также витамины, аминокислоты, специальные смеси для кормления.

– Материальная сторона вопроса выглядит так: в начале пути всегда работают с простыми лошадями. За дорогостоящие породы не берутся, потому что они требуют определённого уровня мастерства, они иначе организованные, нежные и прихотливые. А у простых лошадей более стабильная нервная система, с ними смело можно начинать. 

На первом этапе для организатора затраты всё равно существенные. Работать рентабельно почти невозможно, говорят собеседники газеты. «Выйти в ноль – это в лучшем случае, – признаёт Ольга Тихомирова. – И большинство конных клубов существует за счёт привлечения спонсорских средств. Есть и такие, кто открывает клубы на собственные деньги. Без спонсоров о развитии конного спорта в Иркутске говорить не приходится». 

Дмитрий Крупицкий соглашается с этим. Его конный центр – не коммерческий, а социальный проект. На вопрос, зачем ему это, отвечает: «Надо и о душе, как говорится, когда-то подумать». 

– Для того чтобы конное дело стало бизнесом в России, необходимо кардинально менять философию и подходы. С другой стороны, во всём мире спорт всегда дотационный, он требует спонсоров, меценатов, помощи от государства, особенно спорт высоких достижений. И надо понимать, что высокий уровень спорта – это вершина пирамиды. А основание – это те дети, которые сегодня занимаются спортом. Из тысяч только единицы станут спорт-сменами, но зато все остальные вырастут здоровыми людьми.

В этом году в конном спорте Приангарья произошёл качественный скачок. Татьяна Нешумова с жеребцом Паничем (КСЦ «Пивоваровский») победила в Открытом чемпионате СФО по конкуру, Елена Алаева с Доннорхаллом (КЦ Фонда Тихомировых) – в выездке, а Полина Труфанова с Варисом (одноклубница Елены Алаевой) прошли в финал Всероссийской спартакиады учащихся. И все три достижения не случайны, спортсмены и их тренеры к этому долго и осознанно шли. Уже можно выходить на новую высоту и конкурировать на уровне российских и международных соревнований. А ведь ещё 3-4 года назад об этом не было и речи.

Области нужен коневоз

Необыкновенные линии, пластика движений, глаза лошади вызывают бесконечное восхищение и радость

Чем дальше на запад, тем более развито конное дело и конный спорт. Соответственно, чем дальше на восток – тем хуже, констатируют эксперты. Иркутская область впереди Забайкалья, но пока отстаёт от Красноярска. Хотя в Иркутске имеются условия для обучения: постоянно проводятся семинары, мастер-классы, приглашаются тренеры из других городов. Зато здесь нет крытого манежа. Поэтому зимой, в морозы, тренироваться очень сложно. Строительство манежа в планах, но пока они неконкретные, расплывчатые. Ещё одна очень серьёзная проблема – отсутствие специализированного автомобиля-коневоза. Чтобы купить бэушный коневоз, необходимо 7-8 млн. рублей.

– Сегодня в Красноярск мы вывозим лошадь на двухместных прицепах. Или, когда выезжают спортс-мены нескольких клубов, за свой счёт нанимаем автомобиль в Красноярске, он делает четыре рейса, что обходится нам в 130 тысяч рублей, – вздыхает Ольга Тихомирова. – И всё за счёт спортсменов, в том чис-ле детей. Коням долгая дорога тяжело даётся, да ещё и в неприспособ-ленном для этого транспорте. 

После такой поездки нужна огромная восстановительная работа, чтобы подвести лошадь к старту в хорошей спортивной форме, а потом выступить и показать результаты. Приобретение коневоза уже дваж-ды включалось в программы развития спорта в Иркутской области, но его пока так и не купили. 

– Если бы у нас был такой коневоз, мы могли бы хотя бы сборную Иркутской области вывозить, – говорит Тихомирова. – Сейчас отсутствие машины начало серьёзно влиять на дальнейшее развитие конного спорта. Простой пример: в этом году наша фондовская спортсменка Полина Труфанова получила квалификацию на финал Всероссийской спартакиады учащихся. Это произошло впервые в истории конного спорта Приангарья! Родители спортсменки насобирали деньги на перевозку лошади. Договорились с красноярцами, которые всегда нас выручают, что они возьмут в свой коневоз нашу лошадь. Уже должны были грузиться и выезжать в Красноярск, а оттуда уже в Москву, но в последний день нам позвонили: «Простите, но никак – не хватает мест». Это было ужасно обидно. 

На нынешнем этапе развития проблемой стал дефицит спортивных лошадей нового, более высокого уровня. К ним относятся будённовские, ольденбургские, ганноверские, тракененские, латвийские, французские лошади. Стоит такой конь около миллиона. Спортсмены уровня Елены Алаевой, Татьяны Нешумовой, Анастасии Тихомировой должны уже тренироваться именно на таких лошадях. И не на одной – необходимо с десяток коней. В прошлом году родители Полины Труфановой нашли возможность купить отличную лошадь, и эта пара сразу показала результат. 

А души у них вагон

Татьяна Нешумова бредит лошадями с детства. Но начала заниматься конным спортом уже в достаточно сознательном возрасте – в 28 лет. К спортивным вершинам шла вместе с тренером Евгением Уколовым. «Мы с ним ещё и половину не прошли, – говорит Татьяна. – Впереди много работ и планов».

– Всадник без лошади ничего не значит, а лошадь без своего всадника ничего не покажет, – рассуждает Евгений Уколов. – Одна из главных задач тренера – подобрать пару, подготовить её. Татьяна выступает с Паничем, это будённовец, а будённовские лошади все с характером. Там не всадник подбирает себе лошадь, а наоборот. Либо лошадь признаёт всадника, либо не станет с ним работать. А души у лошадей вагон. Они очень отдатливые и честные. 

Целые дни, порой даже без выходных, Татьяна Нешумова проводит в Пивоварихе – в конно-спортивном центре. Здесь она и спортсмен, и тренер, и начкон – начальник конюшни. Сама Татьяна харизматичная, яркая женщина. И конь ей под стать – Панич такой же яркий и харизматичный, он довольно строптив, не любит чужих.

– Кони – это моя жизнь, – признаётся Татьяна. – Я не могу в конюшне выделять какую-то лошадь, мне нельзя выделять, потому что я их всех люблю. Но определённые чувства вызывает тот конь, с которым мы добиваемся успеха. Вместе со мной мой конь уже на старте готовится к выступлению, он понимает, что мы с ним что-то единое делаем, что мне надо, чтобы он сегодня собрался и как следует отработал. Он борется за то, чтобы меня не подвести, сделать всё, как я его прошу. Я его уважаю, это мой партнёр, и лошади действительно достойны уважения людей. Работа с лошадью требует терпения, стойкости, мудрости. Любви? Так ведь лошадь сама и есть любовь, яркое её воплощение.

Татьяна говорит, что и ей свойственно чувство страха. Ведь страх – это самая сильная человеческая эмоция. И на молодой лошади впервые что-то делать страшно, потому что она неопытная, она может попытаться перевернуть тебя. Так, в мае Татьяна порвала коленную связку на молодой лошади. Но страх на то и страх, чтобы его преодолевать. Спорт меняет человека, делает его терпеливее, мудрее. 

Верховой ездой занимаются люди самых разных возрастов – от 5 лет и до бесконечности, даже на Олимпийских играх успешно выступали всадники старше 75 лет. Это единственный в мире спорт, не имеющий возрастных ограничений. Это дело, в котором можно совершенствоваться всю жизнь, конный спорт бесконечен по уровню мастерства. Этим он и прекрасен – точно так же, как и своей глубиной и интеллектуальностью.

– Он требует много знаний и никогда не становится скучным, потому что лошади – живые существа. Каждая новая лошадь у всадника – это новая страница, потому что все они разные, это личности со своими психологическими, физическими характеристиками, – утверждает Ольга Тихомирова.

Сегодня в Иркутске занятие верховой ездой обходится в сумму от 700 до 1100 рублей. Дорогое удовольствие, с этим никто не спорит. Но оно того стоит. Когда человек впервые садится на лошадь, то испытывает новые, необычные ощущения. При верховой езде задействуются 2500 мышц, некоторые из которых просто не используются в обычной жизни. Кому-то заниматься с лошадями интересней, чем идти в фитнес-зал, потому что это прекрасная возможность «заземлиться», очиститься, сбросить с себя отрицательную энергию. Пока лошадь почистил, заседлал, отработал на ней, помыл, накормил, проходит несколько замечательных часов.

Взгляд на лошадь не замыливается никогда

Конный спорт – единственный в мире, не имеющий возрастных ограничений

Ещё одно важное направление, которым сегодня занимаются не только Фонд Тихомировых, но и Конно-спортивный центр в Пивоварихе и иркутская студия верховой езды «Золотой мустанг» – иппотерапия. Она особенно показана при заболеваниях, значительно снижающих качество жизни, – аутизме, ДЦП, дис-плазии тазобедренного сустава, задержке психоречевого развития, рассеянном склерозе. По эффективности это один из ведущих методов, хотя при каждом нарушении сроки реабилитации очень разные. Есть болезни, при которых надо постоянно заниматься, бесконечно включать резервные возможности организма.

– Сегодня в конном центре Фонда Тихомировых мы бесплатно лечим 60 детей. Но, к сожалению, наши ресурсы не позволяют полностью удовлетворить потребность в иппотерапии, очередь на 2 года расписана. Не хватает людей и лошадей, которые прошли бы  обязательную необходимую подготовку. Постепенно это дело начинают в Черемхове и Усть-Илимске, – говорит Ольга Тихомирова.

У лошади ритм шага такой же, как и у человека, рассказывает инструктор иппотерапии  Анастасия Прохорова. «Если лошадь идёт ритмично, то в головной мозг всадника поступают определённые сигналы, происходит восстановительная работа. Особенно хороший результат достигается, когда лечение проходит комплексно – с массажем, занятиями плаванием, применением медикаментозных препаратов, – говорит она. – У нас есть уже первые результаты, один ребёнок начал ходить, другой мальчик стал лучше говорить. Что касается здоровых детей, то после занятий с лошадями они становятся более уверенными и самостоятельными, в них проявляется собственное «Я».

Взгляд на лошадь не замыливается никогда, признают все, кто занимается верховой ездой и конным спортом. Сколько бы ты ни смотрел на коней, ни общался с ними, всё равно не перестаёшь напитываться той волшебной энергией, которая идёт от лошади. Необыкновенные линии, пластика, глаза лошади вызывают бесконечное восхищение и радость. И тут никакого значения не имеет порода – и простые местные лошадки могут дарить бескрайнее счастье. 

Фото ОЛЬГИ ПАНФИЛОВОЙ

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер