издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Живут в хорошем доме, ездят на хорошей машине»

«Сибирский энергетик» составил портрет должника по услугам ЖКХ

Копить долги за услуги ЖКХ до 150–300 тысяч рублей, но встречать судебных приставов, которые стучат в дверь, в дорого обставленной квартире. Иркутские потребители зачастую оказываются способными выплачивать задолженность, но делают это лишь в экстренном случае, если могут за неуплату лишиться отпуска за границей или любимого автомобиля. Число таких должников в регионе растёт, равно как и снижается степень сознательности потребителей. Об этом «Сибирскому энергетику» рассказала заместитель начальника отдела организации исполнительного производства Управления Федеральной службы судебных приставов по Иркутской области Ольга Ермакова.

Ситуации  с задолженностью граждан за услуги жилищно-коммунального хозяйства порой доходят до курьёза. Несколько лет назад в Иркутске судебные приставы-исполнители Ленинского отдела были вынуждены наложить арест на имущество должников – двух мопсов и французского бульдога. Животных оценили в 10 тысяч рублей и передали на ответственное хранение должникам, за которыми висел долг на сумму 130 тысяч рублей. Но дружба животных и людей не оказалась крепкой – никто не решился взять на себя расходы по оплате услуг ЖКХ, и приставы продали собак одним лотом по указанной цене. Собак семья держала для разведения и продажи щенков. Подобные случаи проблемы по факту не решают, отмечает собеседница «Сибирского энергетика»:

– В общем объёме наших дел долги по услугам ЖКХ занимают примерно десятую часть от всех исполнительных производств. 

Но это, естественно, не полная картина, которая отражает ситуацию по региону. Ведь управляющие компании не всегда сразу идут на крайние меры – подают в суд на должника. Как и положено по Гражданскому кодексу РФ, в течение полугода они отслеживают ситуацию с неплательщиком, ищут мирные пути урегулирования конфликта.

Кроме того, долги по услугам ЖКХ не классифицируются у нас как задолженность управляющих компаний непосредственно перед поставляющими ресурсы организациями. Эта категория относится к долгам в топливно-энергетической отрасли, хотя по факту это всё та же задолженность в сфере ЖКХ. Усложняет ситуацию и то, что с недавних пор поставщики ресурсов начали работать напрямую с населением, без посредничества УК. Таким образом, если раньше платёжка за коммуналку отражала общую сумму – за потребление света, тепла, газа и услуги ЖКХ, то теперь она разбита на три-четыре подпункта. А значит, само количество исполнительных документов  растёт.

Если же судить по нашей статистике, то количество исполнительных производств по долгам за услуги ЖКХ из года в год увеличивается. Так, ещё три года назад, в 2010-м, у нас находилось на исполнении 62 тысячи производств на сумму 780 миллионов рублей. В 2013 году – 107 тысяч производств на 1,619 миллиарда рублей. На 1 октября из 107 тысяч мы уже отработали 36 тысяч производств на 400 миллионов рублей. Эта тенденция роста связана и с увеличением тарифов на жилищно-коммунальные услуги, и просто с увеличением количества несознательных граждан. 

– То есть с социальным положением населения прослеживается прямая взаимосвязь?

– Не всегда. Самыми добросовестными плательщиками являются в Иркутской области, как это ни покажется странным, пенсионеры. Они, в отличие от молодого поколения, готовы себе отказать, например, в гастрономических изысках, но задолженность за услуги ЖКХ обязательно заплатят. Более того, сами приходят к приставам, а не ждут, когда придут к ним.

У большинства же должников не всегда есть объективные причины. Нашим приставам приходится работать и с людьми, задолжавшими огромные суммы, копившиеся годами. При этом они имеют высокое социальное положение – живут в хорошем доме, ездят на хорошей машине, но не считают нужным оплачивать коммунальные услуги – такая принципиальная позиция.  Зачастую долги у этих граждан накапливаются ещё и по квартирам, которые они сдают внаём и получают с них прибыль, а сами живут во вполне респектабельных коттеджах в посёлках Хомутово, Молодёжный Иркутского района.

Социальная обстановка тоже может находить отражение в той картине, которая складывается у нас по должникам. В Братске и Братском районе в конце 2012 – начале 2013-го начались массовые увольнения, сокращения рабочих мест. И это наложило отпечаток на оплату по коммунальным платежам. Снизилась там сразу и собираемость по алиментным платежам, как только люди потеряли источник доходов.

– Как часто вам попадаются «богатые» должники?

– От общего количества примерно десятая часть – это те, кто имеет возможность оплатить долг сразу. У нас был показательный случай, когда девушка на протяжении длительного времени не оплачивала коммунальные услуги и ей выставили временное ограничение на выезд за границу. Узнав об этом, она, собираясь выехать за рубеж, всё-таки нашла деньги и для погашения долга.

– Если рассматривать ситуацию по должникам в персоналиях, какие максимальные и минимальные суммы накапливаются у граждан?

– Средняя задолженность на одного человека у нас в регионе всего 16 тысяч рублей. Но не надо забывать, что по факту у кого-то всего тысяча рублей и на него уже подано обращение в суд, а у кого-то в десятки раз больше. К примеру, по Марковскому муниципальному образованию задолженность у одного только неплательщика достигала 300 тысяч. На сегодняшний день в Приангарье всего 1258 должников с суммами в 150 тысяч на каждого.

Но для судебных приставов, по большому счёту, разницы нет, какой объём долга начинать отрабатывать: исполнительное производство придётся вести вне зависимости от суммы, будь это сторублёвый долг или 200 тысяч. Просто 100 рублей проще взыскать, чем 200 тысяч, время же на работу с производством будет затрачено одинаковое.

Здесь надо отдать должное муниципальным властям: они всегда помогают нашей работе, отслеживают ситуацию по должникам вплоть до их социального положения, вопросов трудовой занятости и так далее. Помогают в некоторых территориях должникам, оказавшимся в безвыходной ситуации. Есть случаи, когда человек действительно очень мало зарабатывает и не в состоянии заплатить. Чтобы ему встать на получение дотаций от муниципалитета, нужно закрыть долг. Такой вот замкнутый круг. В этом случае администрации часто идут навстречу должнику. Иркутский район выступал поручителем и даже сам оплачивал долг, с тем чтобы в будущем его выплатил гражданин, вставший на дотации.

В Ангарске был такой случай в 2013 году: семья с двумя несовершеннолетними детьми согласилась переселиться из благоустроенной квартиры в частный дом, а разница в сумме за жильё, которая у них получилась, была направлена на погашение коммунальных платежей. Долг составлял 40 тысяч рублей. Люди здесь просто оказались в сложной ситуации – они понимали, что не в состоянии заплатить, и приняли такое решение. В прошлом году также была подобная ситуация, но обмены квартир – это всё-таки исключительные случаи, а не постоянная практика. Многим хочется жить в трёхкомнатной квартире и не платить коммунальные платежи.

– А какие действенные меры тогда возможны  против несознательных граждан?

Ольга Ермакова: «Есть эффективный способ –
моральное воздействие соседей на должников»

– Наверное, всем известно, что должник у нас, в том числе и по коммунальным услугам, не сможет перерегистрировать недвижимое имущество, автотранспорт. Были ситуации в Иркутском районе, когда целый посёлок Маркова отключали от центрального водоснабжения из-за больших сумм, которые недополучила от населения водоснабжающая организация. Есть эффективный способ – моральное воздействие соседей на должников. 

– Приходилось ли изымать имущество под большие долги, чтобы потом выручку от продажи направить на погашение?

– Чаще всего судебные приставы накладывают арест на имущество, которое можно сразу изъять  из квартиры должника. Но в случае большого долга арестованного имущества может не хватить  для погашения задолженности. Кроме того, вещи уже использовались должником и могут иметь видимые дефекты – царапины, потертости и т.п., поэтому продать их сложно.

В этом случае бытовая техника очень сильно уценивается: допустим, если телевизор был куплен хозяином дня два назад за 50 тысяч, продан, возможно, он будет уже за 10. Но задача пристава – быстрее продать такое имущество, чтобы скорее закрыть долг.

Если взыскивать автомобиль, то от его продажи вырученных средств действительно может хватить. Но в Иркутской области пока таких прецедентов мало, граждане обычно изыскивают деньги, чтобы закрыть долг, когда речь заходит о любимом автомобиле. Получается, что мероприятие это эффективное, но, к сожалению, не у всех должников есть машины.

– Насколько сложнее работать с должниками, когда это не простые граждане, а сами УК? С критикой недобросовестных организаций уже не раз выступали поставщики ресурсов и муниципальные власти.

– С ними действительно сложно работать. Когда к нам на исполнение поступают дела по управляющим компаниям, то они, как правило, уже признаны банкротами, а значит, взыскать с них нечего и нам остаётся лишь исполнительные документы передать конкурсным управляющим. Если бы претензии на такие организации сразу подавались в суд и кредиторы не дожидались, когда их должник обанкротится, чтобы не платить по счетам, то разрешить ситуацию удалось  бы по-другому.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное