издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Животный интерес

Иркутская область готова потратить десятки миллионов рублей на безнадзорных животных. Но пока не очень понимает, как

  • Автор: АЛЁНА МАХНЁВА

В какую сумму обойдутся Приангарью бездомные животные, обсуждали на прошлой неделе депутаты Законодательного Собрания региона. Областной закон об отлове, транспортировке и содержании безнадзорных собак и кошек прошёл первое чтение и уверенно движется ко второму, несмотря на то что вызывает ряд обоснованных вопросов. Пока не до конца ясно, как будут рассчитываться областные субвенции муниципалитетам и кто будет организовывать приюты для временного содержания животных. А дальнейшая судьба «движимого имущества», как именуются юридически четвероногие бродяги, по-прежнему выглядит безрадостно.

«Собака – друг человека и источник разных опасностей», – напомнил в минувшую пятницу участникам круглого стола «Догхантеры: обыкновенная жестокость или вынужденная самооборона» Владимир Чубук, начальник управления по охране окружающей среды и экологической безопасности администрации Иркутска. Тема отношения к безнадзорным животным и обращения с ними актуальна для города: в администрацию регулярно поступают жалобы иркутян на агрессивные и опасные стаи. При этом муниципалитет не наделён полномочиями по учёту численности собак. Тем не менее с помощью общественных организаций в прошлом году провели ориентировочный подсчёт, который показал, что на улицах областного центра около 2 тысяч бродячих собак, примерно 2,2 тысячи – бездомные, 2,6 тысячи – домашние собаки на свободном выгуле. По данным службы ветеринарии Иркутской области, в 2010 году количество безнадзорных животных в регионе составило 18,6 тысячи, увеличившись к предыдущему году на 15%, в 2011-м оно выросло ещё на 19% и превысило 22,1 тысячи. Порядка 7,5 тысячи приходится на Иркутск. Учёт безнадзорных животных ведётся в 32 муниципальных образованиях, и только в семи организована работа по их отлову.

Нет у города и полномочий регулировать численность безнадзорных животных, тем не менее, ввиду общественной значимости проблемы, мэрия достигла соглашения с прокуратурой и заключила муниципальный контракт на отлов и содержание безнадзорных животных. Победителем аукциона стало МУП «Спецавтохозяйство», которое за 6,1 миллиона рублей обязалось с августа до января отловить и содержать полторы тысячи четвероногих. К настоящему моменту практически все лимиты выбраны, сообщила в пятницу начальник отдела санитарного состояния комитета по ЖКХ администрации Иркутска Татьяна Луговская.

«Действительно живой интерес» вызывает тема и у депутатов Законодательного Собрания региона, отметила председатель ЗС Людмила Берлина. На сессии в минувшую среду в первом чтении были приняты два закона: об отлове, транспортировке и содержании безнадзорных животных в Иркутской области и о передаче соответствующих полномочий муниципалитетам. 

Согласно первому, напомнил заместитель руководителя службы ветеринарии региона Николай Лазарев, безнадзорных животных планируется отлавливать, помещать на полгода в приют, где, если не найдётся хозяин, лечить, стерилизовать и ставить прививки. Один из ключевых моментов – что делать с животным по истечении шести месяцев. Авторы закона предлагают, если зверь здоровый и неагрессивный, отправить его обратно в среду обитания. 

Однако здесь не урегулирована важная коллизия, считают в правовом управлении ЗС. Через отведённые полгода, если не найден прежний или новый хозяин для животного, оно поступает в собственность Иркутской области, а муниципалитеты, которым будут переданы полномочия закон исполнять, станут отпускать собственность региона обратно на помойку. По законам других регионов, субъект федерации продолжает содержать животных и после истечения шести месяцев. Представитель правового управления также обратила внимание на то, что закон не определяет, кому должны принадлежать приюты, в которые передаются на временное содержание животные. За кадром остаётся и кто будет их содержать, например, оплачивать труд персонала. 

Ещё один важный вопрос – учёт животных. Чтобы определить объём финансирования на отлов, содержание и другие процедуры, пре­дусмотренные законом, нужно безнадзорных собак и кошек региона посчитать. Иркутские специалисты изучили опыт других регионов, сообщил Николай Лазарев, и пришли к выводу, что чипирование дорого и бессмысленно: безнадзорное животное предлагается отлавливать в любом случае, пусть и повторно, чтобы проверить, здорово ли оно. Основная цель закона – не конт­роль над численностью одичавших домашних животных, хотя и такая задача ставится, и не гуманное желание как-то улучшить жизнь уличных кошек и собак, а санитарное благополучие жителей региона. То есть защита от заболеваний, общих для человека и животных, и нападений агрессивных собак. Порядок определения численности мохнатых беспризорников будет разработан, пообещал замруководителя службы ветеринарии. 

Отлов и содержание одного животного обойдётся в сумму чуть более 4 тыс. рублей за полгода, подсчитали специалисты. Основная доля в структуре затрат – 44% – приходится на оказание ветеринарных услуг, расходы на питание составляют 38%, заработную плату – 14%, отлов, транспортировку и утилизацию останков безнадзорных животных – 2%. Чтобы не допустить увеличения численности уличных кошек и собак, необходимо отлавливать не менее 8-9 тысяч животных в год, а для сокращения популяции – до 12-13 тысяч. Такие меры позволят в течение 5-6 лет свести к минимуму количество безнадзорных животных в Иркутской области, считают авторы закона. Впрочем, полностью очистить городские улицы от бродячих собак и кошек, которые вызывают недовольство обывателей, нельзя, полагают специалисты: животные нужны городской экосистеме как санитары, уничтожающие грызунов, которые переносят опасные заболевания. 

По данным службы ветеринарии, в течение следующего года, когда закон должен вступить в силу, планируется отловить 4 тысячи безнадзорных животных, предполагаемый объём финансирования из областного бюджета составит 32,2 миллиона рублей.

Безнадзорные кошки тоже фигурируют в будущем областном законе, но пока всех больше волнуют собаки

Как поделить областные субвенции между муниципальными образованиями – ещё один вопрос. Например, Томская область, по словам Николая Лазарева, не смогла собрать объективную информацию о количестве безнадзорных животных в муниципалитетах, и деньги там были выделены только в пять районов, которые раньше, до принятия областного закона, уже занимались отловом безнадзорников. Красноярский край распределил средства поровну – по 610 тысяч рублей на район, что тоже не подходит Приангарью. Во-первых, в муниципалитетах разное количество бездомных животных, во-вторых, отличается стоимость их содержания. Депутат Андрей Лабыгин предложил исходить из численности населения территории: «Это же домашние животные, они не прибежали откуда-то». Действительно, хозяева, которые выбрасывают живую игрушку и не несут за это никакой ответственности, являются фактором, из-за которого численность уличной популяции не удастся свести к нулю, но количество жителей не привязано напрямую к количеству безнадзорных животных. Алексей Петров, директор Института законодательства и правовой информации имени Сперанского, считает, что правовая основа введения санкций за выбрасывание питомца появится, если будет реанимирован проект федерального закона об ответственном обращении с животными, который более полутора лет назад был принят в первом чтении. 

Пока за ненадлежащее и даже жестокое обращение с животными мало кто отвечает. В этом году в Иркутске было возбуждено одно уголовное дело по статье 245 УК «Жестокое обращение с животными», рассказала и.о. начальника отдела участковых уполномоченных УМВД России по Иркутску майор полиции Анна Никифорова. Жительница микрорайона Ново-Ленино выбросила из окна много­этажки щенков и котят, которые погибли на руках у детей, игравших во дворе. В прошлом году не было возбуждено ни одного такого дела. 

Зоозащитники да и просто владельцы собак обращают внимание на участившиеся случаи потрав бродячих животных, жертвами которых становятся и благополучные псы, имеющие хозяев. Беда не только в том, что это медленная мучительная смерть, – зачастую свидетелями гибели животных становятся дети. Недавно, съев отравленную приманку во время обычной прогулки, собака двадцать пять минут агонизировала на глазах одиннадцатилетней хозяйки, рассказал кинолог Антон Мамшев. В случае, когда жители микрорайона Юбилейный, где разом было отравлено более десяти собак, указали участковому на конкретное лицо, которое этим занималось, в ответе на заявление было сказано, что состав предступления не найден, приводит пример куратор зоозащитной организации «Земляне» Тать­яна Овсянникова. 

Такие действия сложно доказуемы, поясняет Анна Никифорова, хотя и подпадают под ещё одну статью Уголовного кодекса – «Умышленные уничтожение или повреждение имущества». Да и заявлений от хозяев в правоохранительные органы немного, говорит майор полиции.

Обсуждение «собачьего» вопроса неминуемо вызывает массу эмоций у участников дискуссий, будь то сдержанные депутаты, активисты зоозащитных организаций, родители детей, на которых напали собаки, или анонимные пользователи интернет-форумов. И не случайно – отношение к животным показывает, сколько в нас человеческого. 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное