издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Пока не все дома

Более 21 тысячи детей в регионе остаются в детских домах и домах ребёнка

  • Автор: ЕЛЕНА КОРКИНА

По статистике, в Иркутской области количество несовершеннолетних, которых язык закона именует сиротами и детьми, оставшимися без попечения родителей, стабильно сокращается в течение последних трёх лет. В областном минсоцразвития уверяют: по итогам этого года наш регион наконец-то расстанется с позицией лидера по количеству никому не нужных детей.

Оставить вместо отобрать

По словам заместителя министра социального развития, опеки и попечительства Иркутской области Татьяны Плетан, основной причиной улучшений стали новые методы работы, в частности программа «Точка опоры», действующая с 2011 года и направленная на раннюю профилактику семейного неблагополучия. «Беду легче предусмотреть, чем потом лечить», – отметила она. И если раньше учреждения соцобслуживания изымали детей из семьи, а одной из основных мер воздействия на родителей было лишение родительских прав, то сейчас количество стационарных мест для размещения сократилось на 52%, а случаи лишения – на 16,5%.

Как результат, детей, оставшихся без попечения родителей, выявляется всё меньше: к моменту запуска программы на учёте находилось свыше 25000 детей-сирот, 8100 из них состояли в банке данных о детях, оставшихся без попечения. В этом году – 21188 и 6064 соответственно. Эти цифры становятся ещё более оптимистичными, если учесть, что, по данным Иркутскстата, в 2011 году в Иркутской области всего было около 518 тысяч детей, в 2013-м – 532 тысячи.

Ещё одно направление профилактики – работа с женщинами группы социального риска. В области ежегодно рождаются 150 малышей, которых мамы оставляют в роддоме. В минсоцразвития признают: этот показатель стабильный, но всё же говорят об «определённом сдвиге» в лучшую сторону. Например, внедрена услуга для мам, попавших в трудную жизненную ситуацию: они могут оставить ребёнка на попечение государства по договору с условием навещать его. Возвращаются за детьми не все, но две третьих – тоже показатель. В дальнейшем исправившиеся мамы могут рассчитывать на сопровождение и помощь специалистов.

В сопровождении нуждаются и семьи, «находящиеся в социально опасном положении». Опять же, проще помочь семье, чем потом догонять детские проблемы. «С банком данных о таких семьях работают активно, – подчеркнула Татьяна Плетан, – за последние три года он сократился на 30%». Сейчас в области более пяти тысяч семей, которые постоянно сопровождаются. Для того чтобы эта работа стала ещё более эффективной, в 27 учреждениях социального обслуживания появились социальные участковые, которые взаимодействуют с родителями, школой, общественными организациями и решают специфические проблемы семей.

Денежная мотивация

Одной из главных претензий потенциальных опекунов и попечителей к государству остаётся финансовая сторона дела, и это неудивительно: на содержание ребёнка в госучреждениях выделяется не менее 30 тысяч рублей, в опекунской семье – 6–6,5 тысячи с учётом северного коэффициента. На 25% увеличился и размер вознаграждения опекунам. Сегодня он составляет 4–4,5 тысячи рублей.

И это при том, что в сентябре прошлого года впервые за несколько лет сумма выплат увеличилась на 1000 рублей. «Это не такие значительные цифры, – соглашается Татьяна Плетан, – но всё же поддержка». 

Есть, правда, и более внушительные достижения, касаются они семей усыновителей, которые со следующего года начнут получать что-то вроде материнского капитала – единовременную выплату в размере ста тысяч рублей. «Этот закон был принят в 2011 году и давал три года, чтобы оценить условия проживания и адаптацию», – поясняет Татьяна Плетан. Деньги можно будет потратить на образование ребёнка и улучшение жилищных условий.

Помимо этого в области начали выделяться средства на ремонт полученного выпускниками детдомов жилья, серебряным и золотым медалистам из семей опекунов выплачивается по 40 и 50 тысяч соответственно, наконец, принято решение, что даже по достижении 18 лет дети, продолжающие обучение в школах и живущие в семьях опекунов, будут получать материальную поддержку.

Интеграция в жизнь

На реплику об изолированности от общества детей, живущих в казённых учреждениях, Татьяна Плетан согласием не отвечает. По её мнению, закрытого пространства нет. «Они посещают общеобразовательные и музыкальные школы, школы искусств и спортивные секции, пользуются наравне со всеми услугами по оздоровлению в летних лагерях, участвуют в олимпиадах», – рассказывает она. В то же время замминистра с воодушевлением поведала о проекте «Как дома» усольского дома ребёнка. Суть его сводится к тому, что дети до четырёх лет там живут небольшими группами, как в семье, что позволяет добиться совершенно иной степени психологического развития малышей, а заодно и показателей работы, недостижимых для других: 57% воспитанников забирают в семьи. Сейчас органы опеки решают вопрос о реализации аналогичного проекта в иркутском доме ребёнка. 

Однако в заботе и помощи нуждаются не только совсем крошечные дети, но и те, кто выходит из детдомов в мир, не обладая навыками, вырабатывающимися в семье. Для этого был создан банк данных выпускников, открыты отделения постинтернатного сопровождения, которые призваны помочь ребёнку, вышедшему из стен детского дома. Кроме того, в этом году введены обучающие факультативы по подготовке к взрослой жизни и разработаны специальные памятки, которые в том числе рассказывают о том, как использовать полученные при выпуске деньги и жильё.

Попасть в семью

Менее радужной по сравнению, скажем, с прошлым годом выглядит статистика по усыновлению. На 1 ноября 2013 года в области усыновили 119 человек, 47 из них – иностранцами. За аналогичный период прошлого года семью нашли 178 детей, приёмными родителями стали 66 иностранных граждан, пре-имущественно из Испании, Франции и Канады. При этом Татьяна Плетан говорит о положительной тенденции: россияне всё чаще готовы идти по пути иностранных родителей и усыновлять детей с инвалидностью (47 против 20 в прошлом году). Также растёт процент усыновления детей сторонними людьми, не являющимися знакомыми или родственниками.

Заметно лучше, чем в прошлом году, обстоят дела с опекой: за первые 10 месяцев 2013-го на попечение были взяты 1655 детей, 2012-го – 1554. 

Очевидно, что некоторые из них могли бы попасть в статистику по усыновлению, однако на стороне опеки имущественные права детей-сирот и детей, оставшихся без попечения, в частности выплаты и жильё от государства. Усыновлённый ребёнок привилегий лишается, потому порой опекуны от идеи усыновления отказываются.

К сожалению, нередко семьи отказываются от детей: в этом году речь идёт о 344 возвратах, а значит, трагедиях тех, кого однажды уже предали. Для того чтобы свести эту статистику к минимуму, была открыта 41 школа приёмных родителей. Курс в 72 часа, работа с психологами и социальными педагогами, специальное тестирование – всё это должно помочь гипотетическим родителям оценить свои возможности и подготовиться к появлению ребёнка. Методика работает: на тысячу пришедших приходится 130 человек, которые в итоге отказываются от непосильной цели. 

Те, кто всё-таки решился на опеку и усыновление, зачастую сталкиваются с настоящими проблемами спустя несколько лет: уходит былое понимание, ребёнок не поддаётся влиянию и воспитанию, начинаются конфликты. Для того чтобы трудности не обернулись очередным отказом, в 36 муниципалитетах начали работать советы замещающих родителей, в которые вошли сами опекуны и приёмные родители, медики, педагоги, представители служб социального сопровождения.

Все эти меры, говорят в минсоцразвития, позволили Иркутской области уйти с общероссийского первого места по количеству детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Официальные данные за 2013 год появятся лишь в январе, однако Татьяна Плетан уверена: мы выиграли не меньше двух пунктов.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер