издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Кто из нас Дед Мороз?»

  • Автор: Ирина РАСПОПИНА

Андрей Жвалевский, Евгения Пастернак. 

«Правдивая история Деда Мороза».

Год издания: 2012.

Издательство: «Время».

История Деда Мороза – это большое белое пятно. Так получилось, что про Санта-Клауса писали много раз, его полное жизнеописание составлял, например, Фрэнк Баум (автор «Волшебника из страны Оз») целых 111 лет назад. Там и про оленей Санты, и почему подарки прячут в носки, и откуда Санта взялся, и почему, если он бессмертный, он дед, а не юный джентльмен. Про Деда Мороза одни обрывочные сведения. Да, он появляется в советских и современных русских фильмах, но упоминания в тексте – единичны. Есть короткий рассказ «Мороз Иванович», написанный Владимиром Одоевским аж в 1841 году, а больше и нет ничего. Не считать же, в самом деле, детскими сказками о добром волшебнике беллетризованных могильщиков разных лет (Н.Некрасов, «Мороз, красный нос»: «Люблю я в глубоких могилах покойников в иней рядить»). Вот и получается, что Санта-Клаус впервые упоминается у Вашингтона Ирвинга в 1809 году, а история Деда Мороза написана только сейчас, в XXI веке. В авторах белорусы Андрей Жвалевский и Евгения Пастернак, они получили за эту книгу диплом конкурса «Алые паруса» и премию «Заветная мечта». Пожалуй, это хорошая попытка, хотя у взрослых читателей может возникнуть много вопросов к автору. Дело в том, что время действия – весь двадцатый век целиком и «хвостик» века двадцать первого. В обозреваемое время происходили и революции, и войны, и сталинизм существовал, а также многое другое, о чём нет однозначного мнения. Об одни темы люди всё ещё ломают копья, на другие – «точат зуб». И вписывать в книгу для детей политические моменты немного недальновидно. Их основная задача выглядит так: «Нам надо рассказать историю СССР через историю про Деда Мороза». То есть о доставке подарков на тройке с бубенцами ничего не будет, зато есть рассказ о Постышеве, ведь он вернул советским детям ёлки. Ещё один вопрос – о месте жительства Деда Мороза. Все привыкли, что Великий Устюг – его вотчина, а Пастернак со Жвалевским лёгким движением руки переносят родину Деда Мороза в Санкт-Петербург. В самом деле, где ещё мог появиться культовый персонаж, как не в культурной столице. Натренированные на сочинении пародий на Гарри Поттера и компанию (Жвалевский – автор серии про «Порри Гаттера»), авторы лихо заимствуют персонажей и обстоятельства, особо не утруждая себя проработкой деталей или созданием авторской мифологии. Как прецедент книга интересна да и написана бодро. Пожалуй, можно не обращать большое внимание на некоторую шаблонность, а просто зарядиться новогодним настроением и наконец-то узнать, кем приходится Снегурочка Деду Морозу, откуда они оба и кто им помогает. 

– Это я виноват, да? Я до последнего тянул?! Я племяннику три короба наобещал?!

– Внучатому племяннику…

– Да хоть зайчатому! Хоть тройчатому!!! Кто из нас Дед Мороз?

Себастьян Фолкс. 

«Неделя в декабре».

Год издания: 2012.

Издательство: «Астрель», «Corpus».

Вот он, мужской роман о предновогоднем времени. Здесь никаких бантиков и цветочков, из чувств – только чувство долга да периодическое ощущение голода. Декабрь, Лондон, несколько разрозненных историй, которые происходят в одно и то же время бок о бок – такая схема повествования чем-то похожа на британский фильм «Реальная любовь», только фоном служат не симпатичные девушки, а хедж-фонды, тонкости финансовых махинаций, неприкаянные писатели и джихад. Да, вот так неожиданно: Лондон, Рождество, джихад. О взрывах в людных местах и в праздничное время слышали все, а теперь об этом можно ещё и прочитать. Как организаторы дошли до жизни такой, какие цели преследуют и где прячутся. Безусловно, это не инструкция к применению, а только попытка понять, что происходит. Более того, ожидаемого теракта не произойдёт, автор выводит своих персонажей из «крутого пике», но это не столько рождественское чудо, сколько авторская манера: у него сюжет стоит на месте, как проржавевший танк. «Неделя в декабре» – это внушительного размера кирпич о европейской современности, где каждая глава – это день недели, а каждый герой что-то обозначает. До последних страниц не покидает ощущение разрозненности историй и героев, а затем накрывает: это же просто стратегия. Тот самый тип компьютерных стратегических игр, когда нужно управлять некоторым ресурсом, преобразуя его в преимущество над противником при помощи плана, разрабатываемого с учётом меняющейся обстановки. Обычными ресурсами в военных стратегиях являются войска, позиция или экономическая инфраструктура. Себастьян Фолкс показывает нам персонажей в разных ролях: у одних есть желание воевать, другие занимают хорошее положение, третьи талантливы, четвёртые управляют денежными потоками. Выбрать свою роль в этом мире, наметить желаемый результат, составить план действий, настойчиво продвигаться к цели. Именно так выглядят и игра, и реальность. У всех разные взгляды на жизнь, религию, политику, честность. Один сможет что-то изменить, для другого всё останется как прежде. Это ведь не сказка, а просто ещё одна декабрьская неделя для нескольких лондонских жителей.

«Мир не был ни честным, ни ра­зумным, ни любящим. И потому, пребывая в нём, ты должен либо драться, подобно другим, либо пытаться найти и надёжные объяснения его, и наилучший способ существования в нём».

Даниэль Глаттауэр.

«Рождественский пёс».

 Год издания: 2013.

Издательство: «Эксмо».

Мелодраматичный роман для женщин, которые ещё не прониклись «духом Рождества», а то и вовсе не любят семейные праздники. В центре – два одиночества с кучей проблем и немецкий дартхаар (собака совершенно другой породы украшает обложку), он тоже совершенно один, пока переходит от хозяина к хозяину. Такой вот мигрирующий подарок. Вернее будет сказать, что берут пса на передержку в качестве услуги, а вот уже сам пёс оказывается подарком судьбы – связывает сердца, как карамель связывает начинку в сливовом пироге, его здесь постоянно готовят. И грушевый. И крыжовенный. Роман и правда очень женский, речь идёт если не о кулинарии, то об отношениях, причём таких, как у Бриджет Джонс: чудовищное непонимание, невероятные совпадения, сказочные случайности и чудаковатые принцы. Автор «поймал волну» с условным названием «Януш Вишневский-стайл» и мастерит романы о счастливой-несчастливой любви в современных каменных джунглях и просторах сетей. На территории России бестселлером пару лет назад стал его роман «Лучшее средство от западного ветра», где экс­плуатируется привычная тема одиночества в Сети и одиночества в толпе. Основные персонажи «Рождественского пса» – Макс и Катрин, каждый со своими занимательными проблемами. 30-летняя Катрин тяготится чрезмерной родительской любовью и душераздирающе страдает от ощущения собственной неприкаянности. А Макс в кризисе среднего возраста переживает детскую душевную травму и не целуется с девушками, потому что поцелуи вызывают у него приступы тошноты (осторожно, описания попыток – далеко не самое приятное чтиво). Своего пса, ставшего рождественским подарком под ёлочку, Макс хочет кому-нибудь отдать на Рождество, чтобы самому уехать в отпуск, подальше от рождественских праздников. Конечно же, всё закончится хеппи-эндом и Рождество перестанет тяготить и Макса и Катрин. Непреодолимые противоречия, которые мешают героям быть вместе, будут вместе преодолены, а пёс выполнит роль Амура, скрепляющего сердца. Автору бы вести «В мире животных», у него собака получилась человечнее и живее персонажей. 

«Катрин проснулась и почувствовала острое желание немедленно съесть кусок грушевого пирога, чтобы перебить горький вкус проснувшейся вместе с ней предрождественской тоски. Она была упряма, как ребёнок, она раздражённо ворочалась в постели, и ей хотелось плакать, оттого что в начале этого пустого, бессмысленного дня рядом не было никого, кто сунул бы ей в рот кусок грушевого пирога и ласково провёл рукой по волосам».

Мария Парр. 

«Тоня Глиммердал».

Год издания: 2011.

Издательство: «Самокат».

Под мандариново-яркой обложкой – самая новогодняя история из всех, что только можно придумать. Специально для тех, кто не считает рассказы про Муми-троллей, Карлсона и Алису в стране чудес исключительно детскими книжками. Постигать дао Винни-Пуха или всматриваться в туман вместе с ёжиком можно в любом возрасте. Да и рассказывать разные истории простым языком – совершенно нормально. Детские писатели с севера Европы во главе с Астрид Линдгрен создают особенный мир, переполненный добротой, смехом, приключениями и отвагой. Автор «Тони» Мария Парр – новая скандинавская детская писательница, которую стоит читать. Ей 32, у неё белокурые волосы, весёлая улыбка и две детские книжки, за которые она успела получить 10 литературных наград. В чём её секрет? Мария Парр не создаёт волшебный и выдуманный мир, заснеженные окрестности из её книги напоминают те, где выросла она сама. Героев с невероятными способностями у неё тоже нет, только взрослые и дети, как в любой деревушке. И даже самые симпатичные персонажи имеют право на ошибку, ведь ошибки случаются, это обычное дело. 

Тоня живёт с папой, пока мама-гляциолог в постоянных командировках изучает, как тают льды. Есть ещё крёстный Гунвальд, ему семьдесят четыре года, он лучший друг Тони: «Неслабо, однако, – говорит Тоня в мрачные минуты, – закадычный друг у меня – упрямый старый пень. Всё же выбор в Глиммердале прискорбно мал. Хотя на самом деле Тоня знает, что не выбрала бы в лучшие друзья никого, кроме Гунвальда, даже если бы в каждом доме Глиммердала имелось по ребёнку десяти лет. Она любит Гунвальда так сильно, что у неё иногда щемит от этого сердце». Лучше всего сказать, что «Тоня Глиммердал» – книжка о примирении. Даже если тебе десять лет, ты единственный ребёнок во всей округе, всё возможно: и помирить лучшего друга с его дочерью, и выяснить отношения с владельцем местного кемпинга, который на дух не переносит детей и шум. А Тоня – шумная, её любимое занятие – громко петь, пока она несётся на лыжах или на самокате с горы. Каждый, кто любит зиму сильно и бесшабашно, сможет увидеть в Тоне и её тётках себя, летящего по заснеженной трассе так, что только свист в ушах. Получилась очень светлая книга, рассказывающая о самом главном. У писательницы – собственный стиль, а у книги – титулованный и действительно очень хороший переводчик – Ольга Дробот, благодаря трудам которой перед нами это зимнее чудо. 

– Мне для жизни нужны две вещи, – говорит тётя Эйр, – скорость и самоуважение.

Тоня считает формулу тёти Эйр очень мудрой. И в отсутствие тёток, пока они учатся в Осло, упражняется в вещах, связанных со скоростью и самоуважением.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector