издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Преступление без наказания

Государство пока не в состоянии справиться с «чёрными» лесорубами

Главное управление МВД РФ по Иркутской области сообщило, что в минувшее воскресенье, 26 января, бойцы СОБРа, принимавшие с сотрудниками областного управления экономической безопасности участие в рейде по пресечению незаконной заготовки древесины, были вынуждены прострелить колёса воровского трактора, чтобы задержать группу «чёрных» лесорубов в усть-удинской тайге. Обнаглевшие от безнаказанности преступники, застигнутые на месте преступления, решили напугать полицейских, направив на них трактор. Просчитались. В отличие от государственных лесных инспекторов полиция вооружена. Впрочем, если кто-то заявит, что правоохранители (не конкретные сотрудники, а система в целом) сами дают повод для подобных наездов, я спорить не стану.

В прошлом, 2013 году на территории Иркутской области было выявлено в общей сложности 2355 случаев незаконной рубки лесов. Объём криминальной древесины составил 412,4 тысячи кубометров. Ущерб – более миллиарда рублей. В правоохранительные органы для возбуждения уголовных дел передано 2300 материалов с поимённым указанием 1106 человек, находившихся в момент преступления на криминальных делянах. Но к уголовной ответственности привлечено только 626 человек. 

Эти цифры были названы на состоявшемся в Иркутске 23 января совместном совещании аппарата полномочного представителя президента РФ в СФО и Федерального агентства лесного хозяйства «Эффективность исполнения переданных полномочий в области лесных отношений субъектами Российской Федерации Сибирского федерального округа: итоги 2013 года и задачи на 2014 год». 

Если бы сыщики, получив от лесной охраны и своих оперов список из более чем тысячи человек, застигнутых на месте преступления, добавили к нему при расследовании ещё сотню-другую злодеев, которые сами в лес с бензопилами не ездят, но заказывают, крышуют, скупают и легализуют криминальную древесину, я бы не удивился. На то они и сыщики. Из телевизионных сериалов знаю, что по одному волоску, найденному под ковриком или на сиденье брошенного автомобиля, они способны целый международный преступный картель раскрыть. А тут не волосок. Тут полное имя, место жительства, трактора, лесовозы, бензопилы, многие кубометры криминальной древесины, а зачастую даже личные признательные подписи под соответствующими документами, составленными прямо там, в лесу, на месте преступления. Но всё равно – не виноваты. 

Не решаясь объяснить «невиновность» доброй половины задержанных с поличным на месте преступления алчностью коррупционеров (у нас, если судить по приговорам судов, таких нет!), предполагаю, что на криминальных лесосеках в момент совершения преступлений эти люди оказались совсем случайно. Кто-то любит бродить по лесу в снегу по пояс. Шёл он мимо да и завернул к костерку погреться. А кому-то маслят жареных захотелось, вот и пришёл он на вырубку в семидесяти километрах от родной деревни, чтобы из-под снега грибочков понавыкапывать. А что? Иногда и подобные объяснения прокатить могут.  

Заместитель руководителя Рослесхоза Андрей Жилин, открывая большое совещание лесничих всей Сибири, предупредил: «Никому из нас не нужны доклады с головокружениями от успехов. Нам нужен совершенно чёткий разбор ситуации. Нам нужно понимание процессов там, где они у нас слабые. Нам нужна качественная, правильная оценка происходящего в регионе, и на этом мы будем акцентировать наше внимание».

– Сегодня предстоит сказать не всегда приятные слова и отметить не только позитивные тенденции, – поддержал Жилина заместитель полномочного представителя президента РФ в Сибирском федеральном округе Андрей Филичев. – Ситуация требует принятия эффективных управленческих действий и подчас жёстких мер.

Вместо традиционного и формального, как положено, приветствия участников собрания заместитель полпреда начал с сомнения:

– Вынужден констатировать, что ряд вопросов мы обсуждаем уже не в первый раз, а ситуация в регионах кардинально не меняется, несмотря на принятые нами ранее решения. Это относится и к проблеме незаконных рубок, и к проблеме низкой собираемости арендных платежей, и к вопросу привлечения инвестиций в отрасль, которые обеспечивают масштабное создание производств по глубокой, комплексной переработке леса. То есть к эффективности управления в лесном комплексе.

Отметив добрым словом Иркутскую область, «где достаточно динамично развиваются лесоперерабатывающие производства и губернатор ставит амбициозную задачу в два раза увеличить число инвест-проектов», Андрей Филичев окончательно перешёл к обещанным «не всегда приятным словам». Замечу, не всегда приятным не только для съехавшихся в Иркутск лесных представителей сибирских регионов, но и для представителей федеральной власти. Его выступление было лаконичным и чётко выстроенным, а потому понятным. Семь главных проблем лесного комплекса Сибири разложены по полочкам: «Первое… Второе…»

– Третье. Для обеспечения развития сегодня необходимо эффективное противодействие незаконным рубкам, – уверен полпред. – Незаконный бизнес существенно снижает инвестиционную привлекательность отрасли. Масштаб фиксируемых незаконных рубок остаётся колоссальным. Ущерб только от выявленных за девять месяцев 2013 года незаконных рубок составил два миллиарда рублей. А возмещено лишь пять процентов. 

Президентом РФ на заседании государственного совета было отмечено, что экспертные оценки и представленные органами власти цифры различаются в разы. В связи с этим некорректно делать выводы о незаконных рубках только на основе выявленных случаев. Необходимо начать адекватно оценивать объёмы таких рубок и, главное, динамику изменений. Это позволит более точно понимать тенденции, оценивать эффективность принимаемых мер и работу органов власти. Существуют и применяются экспертами методики таких оценок. Их надо освоить и внедрить в практику работ. Данную задачу предлагаю поставить департаменту лесного хозяйства по СФО, а также исполкому и профильному координационному совету «Сибирского соглашения».

Сказав, что экспертные оценки масштабов криминальных вырубок и цифры, представленные органами власти, различаются в разы, Андрей Филичев, думаю, поскромничал. Многие эксперты утверждают, что реальные цифры преступлений отличаются от количества выявленных незаконных рубок примерно раз в десять, а по некоторым расчётам и вовсе в десятки раз. А если высшая власть в стране вдруг согласится, что реальный ущерб от нелегального лесного бизнеса за девять месяцев прошлого года составляет не два, а, к примеру, 20 миллиардов рублей! 

Тогда полицию могут заставить искать реальных заказчиков лесных преступлений и крышующих их коррупционеров, вместо того чтобы местных маргиналов-наёмников по тайге гонять. Или, ещё хуже, если государство сумеет перекрыть наглухо рынки сбыта ворованного леса. Это сколько же денег тогда до многих карманов не доберётся?!

– Достаточно жёсткое выступление Андрея Григорьевича может быть спокойно экстраполировано на всю территорию Российской Федерации, – прокомментировал выступление полномочного представителя Андрей Жилин. – Те проблемы, которые сейчас озвучены, на самом деле у нас есть. И мы достаточно системно, надеюсь, подходим к вопросу изменения  в первую очередь законодательства.

Позже, в перерыве, когда Андрей Жилин, Андрей Филичев и губернатор Иркутской области Сергей Ерощенко подошли к журналистам, кто-то из моих коллег спросил полпреда, какую из перечисленных семи проблем он считает самой-самой, без решения которой лесному комплексу Сибири и всей России никуда. Андрей Григорьевич чуть замялся, но не стал уходить от ответа: 

– Незаконные рубки леса… Разумеется, это основная, глобальная проблема для всех сибирских субъектов и, я думаю, для всей России. Иркутская область в этом плане нормально выглядит, в части динамики. Правоохранительные органы, силовые ведомства сегодня включены в работу. И губернатор лично этим занимается. В цивилизованном обществе место нелегального бизнеса должен занять бизнес легальный. 

В прошлом году на территории Иркутской области было выявлено в общей сложности 2355 случаев незаконной рубки лесов

– Надо не только бороться с незаконными рубками, но и создавать цивилизованные условия для нормального лесопользования. Это и наше совещание подчеркнуло. На эту работу и мы нацелены, – согласился с полпредом Сергей Ерощенко. 

Впрочем, такую точку зрения разделили не все. Начальник управления охраны и защиты лесов Федерального агентства лесного хозяйства Андрей Грибенников назвал Иркутскую область в числе худших по такому специфическому показателю, как средний объём древесины, приходящейся на один случай выявленной незаконной рубки. Из приведённых им цифр следует, что «чёрные» лесорубы набирают силу. Криминальные рубки становятся всё более масштабными. 

– По округу в целом этот показатель в 2013 году вырос на 72 процента по сравнению с 2012 годом и составил 85 кубометров на одну незаконную вырубку, – отметил Грибенников. – А на арендованных участках объём древесины, приходящейся в среднем на каждый случай незаконной заготовки, вырос в 2,6 раза – с 88 до 225 кубометров! 

– Несмотря на проводимые в округе оперативно-профилактические мероприятия по признакам статьи 260 (незаконная рубка), у нас за девять месяцев 2013 года возбуждено 3363 уголовных дела, – сообщил участникам совещания Александр Гура, руководителя Департамента лесного хозяйства по Сибирскому федеральному округу. – Это на 15,5 процента меньше, чем за аналогичный период 2012 года. К уголовной ответственности привлечено на 22 процента меньше нарушителей лесного законодательства. Значительное уменьшение возбуждённых уголовных дел (на 271) прошло в Красноярском крае. В Омской области – на 158 дел. В Алтайском крае – на 143. В Иркутской области – на 119.

Криминальный лесной бизнес продолжает набирать силу. На этом фоне для непосвящённых, думаю, информация Александра Гуры выглядела бы странно. Но участники совещания не удивились и не возмутились. И не стали перебивать докладчика вопросами. Они к подобному привыкли. 

В 2013 году в лесах Иркутской области на месте незаконно совершённых рубок было задержано 505 единиц автотракторной техники и 518 бензопил. Практически вся техника  возвращается владельцам и затем повторно используются при совершении незаконных рубок. В доход государству изъято только три единицы техники и 57 бензопил. Основная часть незаконно заготовленной древесины легализуется через пункты скупки и распиловки незаконно заготовленной древесины, через пункты отгрузки древесины по официальным документам, поступающим от арендаторов лесного фонда. Расчёт на всех уровнях этого преступного бизнеса за древесину и документы, с помощью которых она легализуется, осуществляется за наличные средства. По результатам натурных проверок дистанционного мониторинга выявлено 196 случаев незаконной рубки древесины, что составляет 8% от их общего количества. Однако объём незаконно срубленной древесины в данном случае составил 198 тысяч 141 кубометр, или 48 процентов от общего объёма незаконно заготовленной древесины. По всем случаям были направлены материалы в правоохранительные органы, но только одно лицо привлечено к уголовной ответственности. Это объясняется тем, что от момента рубки до получения космоснимков проходит большое количество времени.

Сегодняшний криминальный лесной бизнес – это преступления без наказаний. Поэтому преступники наглеют. Запугивая лесную охрану, они в Иркутской области многократно поджигали и сжигали автомашины и усадьбы государственных лесных инспекторов. В присутствии полицейского (тогда ещё милиционера) били по лицу водителя автомашины лесной охраны. Угоняли, сломав замки на воротах, с территории лесничеств свою воровскую технику, задержанную на криминальных вырубках. Теперь вот, не получив реального наказания за предыдущие преступления, решили наехать на вооружённых полицейских… А площадь российского леса, как сообщил участникам совещания  начальник управления государственного лесного контроля Рослесхоза Иван Валентик, начала сокращаться. К нынешнему году потеряно 110 тысяч гектаров.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector