издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Шалуны» на строгом режиме

На прошлой неделе Свердловский районный суд Иркутска вынес приговор участникам организованной преступной группировки, известной под названием «Шалуны». Пятеро молодых людей, которым органы предварительного следствия вменяли 17 преступных эпизодов, наказаны реальным лишением свободы на сроки от 11 до 4 лет. Они признаны виновными в грабежах и разбойных нападениях, а руководители организации – кроме того, в вовлечении несовершеннолетних в преступную деятельность.

Напомним, шайка грабителей орудовала в областном центре с января по май 2012 года. Потерпевшими по уголовному делу органы предварительного следствия признали 38 человек, 15 из них были несовершеннолетними. «Шалуны» нападали только на прохожих, неспособных оказать серьёзное сопротивление, в основном на малолеток и женщин, и отбирали у них деньги и ценные вещи: сотовые телефоны, ноутбуки, золотые украшения.  

Организатором и руководителем криминальной группировки суд признал 25-летнего Арсена Гаранина, уже знакомого с зоной уроженца Дагестана. Сначала под его крылом оказались ровесник Илья Черных и 16-летний Алексей Лойко, жившие неподалёку в микрорайоне Первомайский. Признавая криминальный авторитет Арсена, парни, которым к тому времени ещё не доводилось переступать черту закона, были готовы следовать за ним повсюду. Друзья вместе ходили на спортивные тренировки, выезжали на природу, а вскоре стали вместе совершать грабежи и разбои. Илья Черных по прозвищу Чек нигде не работал и не учился, но имел автомобиль. В криминальной группировке Арсен отвёл ему роль водителя: Чек должен был на своей «Тойоте» доставить подельников на место преступления, а после его совершения увезти в безопасное место. Непосредственным исполнителем криминальных замыслов Арсена стал ученик школы № 77 Алексей Лойко по прозвищу Кувалда. Сообщники ездили по жилым кварталам и выбирали жертву. На кого нападать, решал главарь шайки. 

В марте того же года руководитель преступной организации принял «на работу» в качестве своего заместителя 20-летнего Дмитрия Бычкова. Студент техникума архитектуры и строительства имел прозвище Штыба и богатое криминальное прошлое с условными наказаниями и ходкой в зону. Ему удавалось, находясь под надзором уголовно-исполнительной инспекции в связи с назначенным судом испытательным сроком, довольно успешно совмещать учёбу с грабежами, разбоями и сбытом краденого. Силовое звено преступной группировки вскоре было усилено ещё одним несовершеннолетним «шалуном» – Виктором Ермаковым. В свои 17 лет парень имел образование 6 классов, пьющих родителей, под одной крышей с которыми находиться было невыносимо, и судимость за кражу. Большую часть жизни подросток скитался, не имея постоянного адреса и прописки. Возможность стать членом организованной группировки и регулярно получать криминальный доход не могла его не заинтересовать. Каждый из подельников получал от Гаранина вознаграждение, сумма которого зависела от «трудового» вклада. 

«Работали» «шалуны» очень интенсивно, зачастую успевая в течение одного дня совершить несколько нападений. Перед очередной операцией они обычно собирались в своём штабе – кафе «Первомай». Действовали всегда по одной и той же схеме, которую разработал Арсен Гаранин. Компания загружалась в автомобиль, и Черных вёз подельников по маршруту, намеченному шефом. Преступления «шалуны» совершали в разных районах города – Первомайском, Академгородке, Солнечном, Университетском и других местах. Каждый член организации чётко знал и выполнял свои обязанности. Несовершеннолетние «силовики» подходили к намеченной главарём жертве и, попросив телефончик, чтобы позвонить, уходили с ним. Иногда требовали отдать им мобильник или ноутбук, угрожая избить владельца. В уголовном деле фигурирует нож, но вытаскивать его из кармана обычно не было нужды – потерпевшие реально воспринимали угрозы и без разговоров исполняли требования грабителей. Юных преступников не смущало численное превосходство жертв – был случай, когда Ермаков напал сразу на троих сверстников и его добычей стали три дорогих сотовых телефона. 

Уверенность бойцам придавали, во-первых, старшие коллеги. Несовершеннолетних подстраховывал Дмитрий Бычков – во время «операции» он всегда стоял в сторонке, готовый вмешаться и помочь «пехоте». Главный шеф конт-ролировал окружающую обстановку, не выходя из автомобиля, за рулём которого сидел Илья Черных, ожидая сигнала трогаться с места. Кроме того, потерпевших пугали кулаки «шалунов». Члены группировки по примеру лидера вкололи себе под кожу правой кисти специальный гель, который увеличил объём кулака и силу удара. Эта «пластическая операция» сделала преступников нечувствительными к боли: они могли, как «краповые береты» в спецназе, разбивать кирпичи одним взмахом руки. Неудивительно, что выставленное напоказ «орудие» применять приходилось редко – один его вид внушал жертвам ужас.  

В апреле 2012 года «шалуны» совершили грабёж в павильоне «Связной-логистика» микрорайона Солнечный. Несовершеннолетние «силовики» какое-то время выбирали там ноутбуки, но вынести добычу из магазинчика удалось только младшему партнёру – торговцы вы­звали полицию. Первыми были задержаны и арестованы Алексей Лойко и Дмитрий Бычков, остальные члены команды продолжали преступную деятельность. В конце апреля они втроём совершили разбойное нападение на женщину в Университетском микрорайоне, отняв у неё деньги, сотовый телефон и золотые украшения на сумму 28 тысяч рублей. В мае был задержан второй исполнитель преступлений Виктор Ермаков, и криминальное предприятие «шалунов» закрылось. Последним заехал в СИЗО Арсен Гаранин, арестованный в конце августа 2012 года.

В «клетке» на скамье подсудимых заняли места при оглашении приговора лишь четверо «шалунов». В этой компании не оказалось Виктора Ермакова. 17-летний парень, единственный среди подельников, согласился активно сотрудничать со следствием и судом и дал правдивые показания, изобличающие всю команду. В зале суда он сидел среди слушателей, забившись в угол на последней скамье: к раскаявшемуся грабителю пришлось применить программу государственной защиты и держать его подальше от соучастников, представлявших для отступника серьёзную опасность.

Главарь шайки Арсен Гаранин не стал давать показания ни на предварительном следствии, ни в суде, воспользовавшись правом, предоставленным Конституцией России. Остальные в ходе предварительного следствия частично признавали свою вину, отрицая участие в организованной группировке. Алексей Лойко твердил при этом, что совершал преступления в одиночку. Илья Черных уверял, что просто катал друзей по городу и к грабежам не имеет никакого отношения. Суд шёл полгода. Звучали на заседаниях и ложные алиби, и заявления о том, что показания давались под давлением правоохранителей, но Фемида отнеслась к этим попыткам подсудимых уйти от ответственности критически.  

Оглашение приговора длилось более четырёх часов. Два ряда в небольшом зале заседаний были заняты родственниками подсудимых. Приставам матери, отцы, братья и сёстры были уже знакомы – на процесс они, видимо, ходили регулярно, пытаясь поддержать своих близких. Но во время провозглашения приговора «заботливым» родителям подсудимых пришлось услышать о себе много нелицеприятного. Суд признал их ответственными в том, что молодые люди оказались «в высшей степени социально запущенными», и назвал неблагополучие семей, в которых росли и воспитывались «шалуны», главной причиной их криминального поведения.  

В начале заседания, на котором решалась судьба «шалунов», они ещё пытались оправдать название, присвоенное группировке. Сме-ялись, всячески демонстрировали перед набившимися в зал родственниками, что им всё нипочём: подмигивали, махали руками, поднимали вверх большой палец. Распухшие и красные от введённого вещества костяшки на правой руке у каждого выглядели гадко. И нельзя сказать, чтобы это уродство придавало крутизны запертым в «клетке» субтильным, наголо бритым, одетым в почти одинаковые спортивные костюмы и белые носки парням. Вскоре они утомились и притихли. Самый щуплый в компании Арсен Гаранин какое-то время сидел с закрытыми глазами и поднятым к небу лицом, держа перед собой раскрытые ладони – так обычно молятся в протестантских церквах. Потом он заснул. Бодрым и даже агрессивным до самого конца заседания оставался лишь его заместитель Дмитрий Бычков. Я сидела с краю по соседству с «клеткой», и взгляд мой, отрываясь от блокнота, невольно упирался в крайнего подсудимого. Студент техникума и разбойник по совместительству моментально вставал в бойцовскую позу и шипел: «Чо уставилась, чо надо!» Защитник рядом со мной никак не мог понять, о чём маячит подсудимый, и бормотал: «Да чего он хочет-то, не пойму».     

Когда судья приступил к объявлению сроков наказания, в зале раздались всхлипывания: плакали матери, явно не ожидавшие услышать такие цифры. Ведь их детки и раньше привлекались к уголовной ответственности за похожие «шалости», но всё как-то обходилось: их карали обычно условно, а если и отправляли в колонию, так ненадолго и освобождали досрочно. На этот раз Фемида показала, как относится к тем, кто не желает сходить с криминальной тропы. Если бы можно было полностью сложить назначенные, например, Гаранину сроки за каждый эпизод, в котором он признан виновным, ему пришлось бы провести в зоне 78 лет. Но и по установленному уголовным законом правилу частичного сложения наказаний приговор был достаточно суровым: за 11 тяжких и особо тяжких преступлений Арсен Гаранин получил 11 лет лишения свободы. Срок его заместителя Дмитрия Бычкова с учётом присоединения неотбытого наказания по предыдущему условному приговору оказался лишь на год меньше. На 8 лет отправлен за колючую проволоку Илья Черных, принимавший участие в пяти грабежах и одном разбое организованной группировки. При этом суд отметил, что он выполнял достаточно незначительную роль в совершении преступлений, и наказание водителю назначено было ниже низшего предела, установленного санкциями статей Уголовного кодекса. Трое взрослых «шалунов» будут отбывать наказание в колониях строгого режима. 

Самый младший в команде Алексей Лойко, исключённый во время процесса из школы, приговорён к пяти годам воспитательной колонии. Ему не придётся отвечать за все свои криминальные подвиги: по нескольким эпизодам вчерашний ученик, представлявший в организации силовое звено, попал под амнистию. Четыре года в колонии общего режима суд назначил второму «силовику» группировки – Виктору Ермакову, отметившему совершеннолетие уже во время судебных заседаний. За девять доказанных преступлений, в том числе три разбоя, срок оказался ниже предусмотренного законом минимума. Суд признал «исключительными обстоятельствами, снижающими степень общественной опасности виновного», его поведение после задержания – активную помощь следствию и неизменную позицию в ходе всего процесса. 

В законную силу приговор ещё не вступил. 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер