издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Никаких рюшечек и розовых занавесок

Телеведущая Наталья Ветрова предпочитает свободное пространство

Наша героиня не только одна из самых красивых телеведущих Иркутска: из 14 лет на телевидении семь она выступает в роли главного редактора новостей «АС Байкал ТВ». В подчинении Натальи Ветровой более 40 человек. При таком раскладе – абсолютная женственность, природная мягкость и никаких тебе неприятных барственно-начальственных замашек. В коллективе нет конфликтов и противостояний, отношения дружеские и партнёрские. Главный редактор новостей рабочий день проводит практически в одном кабинете с журналистами, и эта постоянная связь, существование на одной волне позволяют выдавать в эфир качественные и интересные новости. Мы отправились на рабочее место Натальи Ветровой, которое оказалось весьма скромным и даже аскетичным. Лишь четыре пары туфель на высоких каблуках – эфирная обувь – выдавали тот факт, что это всё-таки рабочее место телеведущей.

Когда роды начинаются в студии 

Студия телекомпании «АС Байкал ТВ» находится в самом сердце города. Эта одна из главных информационных артерий областного центра – ежедневно в эфир выдаются самые свежие и актуальные новости. Коллектив в основном молодой, динамичный, сама редакция новостей – это тоже офис с современным дизайном, у каждого журналиста – предельно приватное рабочее пространство, при этом все «варятся» в одном котле, работа идёт по принципу «локоть к локтю», который столь важен в телевизионном коллективе. Наталья Ветрова – один из старейших сотрудников телекомпании, хотя называть этим словом молодую привлекательную женщину не вполне уместно. Но 14 лет стажа на одном рабочем месте – это серьёзно. И ведь ни разу не возникло желания уволиться и поменять место работы! 

– Наталья, расхожее мнение «Телевидение – как наркотик» – это правда? Или всё-таки привирают?

Эфирная обувь чудо как хороша!

– Конечно, правда. И я уже не представляю себя без телевидения, без этой работы, без нашей редакции, без фабрики новостей, без своих девочек и мальчиков, их у нас сейчас много, и это просто счастье. Счастливые, состоявшиеся профессионально люди часто называют работу второй семьёй. Это наш случай. 

– А в этом наркотике какая компонента самая сильная и затягивающая? 

– Коллектив и процесс. Команда у нас дружная, отношения сложились душевные и близкие. Ну а процесс – это отдельный разговор: кто хоть раз работал на новостях, тот знает, как они затягивают. Утром пришли все сонные, спокойные, посмотрели на доску с планом выпуска новостей, что-то ещё внесли, дописали, постепенно раскачались, попили чаёк. К обеду жизнь начинает поне-многу кипеть, а к вечеру обороты уже набираются, информационное поле становится шире и глубже, могут всплывать неожиданные темы и сюжеты. Ну и в целом соревновательный задор постоянно сохраняется – ты понимаешь, что надо сделать круче, чем твой конкурент, на этой волне почти все журналисты постоянно находятся. 

– А профессионального выгорания не происходит? Всё-таки новости задают жёсткий скоростной темп, усталость неизбежна. 

– Она есть, но я стараюсь её компенсировать своевременным отдыхом, общением с детьми. Хотя в последнее время часто ловлю себя на том, что даже дома, общаясь с детьми (у Натальи растут сын и дочь), просматриваю на телефоне сайты конкурентов – если не успеваю новости вживую увидеть. Мы телевизор в семье смотрим не очень много, но каждый будний вечер традиционно включаем новости «НТС» в 20.00, потом «Вести», затем «АС Байкал ТВ» и, если силы остаются, «АИСТ». Конечно, всё это можно посмотреть и в Интернете, но вживую интереснее – видно, как ведущий отработал, какой монтаж в сюжете, каков stand up. 

– Удивительно, что на столь сложной должности редактора вы умудрились родить второго ребёнка. Для телевизионщика это практически подвиг. 

Новости планируются ежедневно

– Как смеётся мой муж, второго ребёнка я родила не отходя от кассы. На перерыв обеденный сбегала, родила и вышла на работу. С Тасей схватки начались прямо в студии. Когда ей исполнилось три месяца, я несколько раз в неделю начала приезжать на работу, а уже на полный рабочий день вышла в её полгода. Я не могла сидеть дома, я не домоседка, от пребывания в четырёх стенах становлюсь раздражительной, нетерпимой, мне хочется и нравится работать. 

– Женщина-начальник… У вас это не вызывает каких-то неприятных ассоциаций?

– Если сравнивать со «Служебным романом», то я сейчас скорее во второй ипостаси героини Алисы Фрейндлих – когда она влюблённая, мягкая, женственная. Совсем недавно у меня был день рождения, и у нас есть давняя традиция друг друга поздравлять, говорить по кругу какие-то хорошие слова. Как выразилась одна из моих коллег: «Наташа умеет вдохновить на работу, она никогда никого не заставляет, ты вроде как сам к этому решению приходишь». 

– Это как с мужчиной: главное – умело вложить в его голову свою мысль?

– Ну да, примерно так. Мои ребята все молодцы, у нас дружный коллектив. И я не чувствую себя начальником, я скорее соратник, человек, который где-то задаёт тон, настроение, где-то считает нужным процесс приостановить, где-то скажет: «Мы это не делаем, а делаем это». Словом, человек, который может помочь расставить акценты. Я никогда не заставляю, всегда только объясняю – почему мы это делаем либо почему мы это не делаем. А иногда даже объяснять ничего не надо – журналисты, операторы, монтажёры сами всё сделали, а я получаю уже результат. При этом я, будучи главным редактором, научилась делать всё – начиная от отчётов и заканчивая начислением и выдачей зарплаты. 

Пространство без любимчиков 

– Бывают ли ситуации, когда вы срываетесь на крик? Всё-таки журналистика входит в десятку самых вредных для нервной системы профессий. 

– Чтобы я закричала, должна произойти из ряда вон выходящая ситуация. Я считаю, что руководитель, который кричит на своих подчинённых, не уважает прежде всего самого себя. Это признак слабости, не-умения объяснить и донести информацию спокойно. Да и, согласно всем психологическим техникам, человек лучше осознаёт свою ошибку, если ты объясняешь её тихо и спокойно. Я могу немного повысить голос, могу в раздражении что-то сказать, но чтобы кричать? Такого я не припоминаю. 

– А есть ли любимчики в коллективе?

– Это как с детьми – любимчиков быть не должно. Есть люди, которые мне симпатичны, но явных любимчиков никогда не было. Просто есть более открытые коллеги, которые всегда идут на контакт, и я могу с ними больше проводить времени, а есть более закрытые личности. Но если я вижу, что человек в плохом настроении, что-то у него явно случилось, помимо всего могу поработать психологом. И всегда подчёркиваю, что ко мне можно обратиться с любыми личными вопросами. А любимчиков быть не должно. Я, как человек, который когда-то работал в подчинении, помню, что статус любимчика задевает остальных и тормозит творческий рост и тех и других. 

– В вашем коллективе женщины преобладают?

– Сейчас нас, пожалуй, 50 на 50. А если взять операторов и монтажёров – у нас всего один оператор девушка, – то парней даже больше. 

– С ними сложнее работать? Мужчины ведь не любят подчиняться?

– Нет, это же из внутренних комплексов идёт, а у нас все достаточно уверенные в себе. В операторском цехе есть свой руководитель, с которым мы взаимодействуем, точно так же у монтажёров – есть старший, у нас с ним полное взаимопонимание. Так что в коллективе всё гармонично, равновесие инь и ян соблюдается. 

– А ваши дети были в этом телевизионном королевстве?

– Саша с малолетства бывал, и на эфире в том числе, терпеливо ждал, когда запись закончится. Тася меньше, потому что она девица активная, своенравная, львица по гороскопу, родилась 13 числа да ещё и в полнолуние. Присутствие детей у нас не особо приветствуется, как и на любой работе, но если обстоятельства так складываются, то никто морщить нос не будет. 

– А когда ваш старший ребёнок пошёл в школу, как на вас учитель и другие родители реагировали? Всё-таки медийная личность. 

– Да всё спокойно было, никто хороводов вокруг меня не водил и не водит. А я стараюсь помочь, чем могу, используя свои профессиональные знакомства: в «Тальцы» наш класс выезжал, на конный двор к Тихомировым в Грановщину. А в целом к Саше требовательность точно такая же, как и ко всем детям. Дома за оценки можем пожурить, объясняем, почему надо хорошо учиться. Я не считаю нас суперсемьёй, мы обычная семья, к детям предъявляются определённые требования, и мы, как родители, к себе их тоже предъявляем. 

Вместо «Орфея» 

Самый дорогой для телеведущей предмет – статуэтка вместо «Орфея» от коллег с надписью «Самому доброму, справедливому, красивому редактору»

Рабочий день на телевидении начинается в 9.30–10.00. Короткая планёрка, согласование выпуска новостей, ближе к обеду телевизионный муравейник принимается бурлить – журналисты с операторами разъезжаются на съёмки, затем начинаются монтаж и озвучка сюжетов, запись дневного и вечернего выпусков новостей. Рабочий день у журналистов обычно не нормирован – порой до 7-8 часов вечера. В конце декабря, когда упал самолёт, работать приходилось до трёх ночи. В последнее время Наталья Ветрова мало снимает сама, если выезжает на съёмки, то с новичками, чтобы посмотреть, как они работают. Раз в неделю – эфир, раз в неделю – роль выпускающего редактора новостей. 

– Эфир – по-прежнему волнительное мероприятие? Несмотря на столь приличный стаж работы?

– Конечно, и, как говорит Владимир Владимирович Познер, если ты не волнуешься, надо уходить из профессии. Объём волнения разный бывает, но он присутствует, и это тоже одна из составляющих привязанности к профессии. 

Рабочее место телевизионщика – это и монтажная, и студия, где идёт непосредственно запись эфира, но всё же основной процесс происходит за обычным компьютером, подключённым к Интернету. У Натальи Ветровой рабочее пространство – это чистый, абсолютно не захламлённый стол, большая редкость для человека творческой профессии. 

– Я никак не ожидала, что у вас столь аскетичное рабочее место. 

– Если честно, я не люблю всё, что собирает пыль. И дома у нас примерно так же, я предпочитаю пространство и свет, никаких рюшечек, розовых занавесок, фарфоровых статуэток. Здесь есть несколько ценных памятных вещей, которые нам зрители подарили, например вот эти иконы из опилок. 

Телевизионщики – люди той редкой профессии, в которой предоставляют служебный гардероб. Уверена, что этот вопрос занимает многих читателей – в «своей» или «не в своей» одежде ведущий выходит в эфир. Сообщаем – не в своей. Одежда делового стиля – юбки, брюки, рубашки, пиджаки – покупается за счёт компании, у каждого ведущего индивидуальный комплект. Периодически ведущие проводят ревизию, избавляются от вещей устаревших, обновляют гардероб. Эфирная обувь – отдельная тема. Сейчас немного поменялся формат новостей и ведущие ведут программу стоя. Поэтому и обувь требуется соответствующая – красивая, элегантная, непременно на каблуках. В кабинете Натальи Ветровой таких туфель четыре пары. 

Мы ожидали увидеть в кабинете Натальи олимпийский факел – ведь она была факелоносцем и 24 ноября пронесла олимпийский огонь по улицам Иркутска. Но Наталья не стала выкупать факел – сувениры даже такого ранга её не особо интересуют. А вот само мероприятие, событие она вспоминает с удовольствием – общая атмосфера праздника была благожелательной и приятной. 

Ну а самый дорогой для телеведущей предмет – статуэтка вместо «Орфея» от коллег с надписью «Самому доброму, справедливому, красивому редактору». Это было осенью, после приезда Натальи из Екатеринбурга, где проходил финал конкурса «ТЭФИ-Регион».

– За столько лет журналистской работы я давно определила, что конкурсы – вещь субъективная. Но, как и любой творческий человек, самолюбивый, тщеславный, нуждающийся в признаниях, я в них участвую. И в городских, и в областных, и в конкурсах от мероприятий и организаций, и, конечно, мы обязательно принимаем участие в «ТЭФИ-Регионе». 

– Побеждать всегда приятно. О проигрыше тут говорить, конечно, не приходится, но как воспринимается непобеда?

Коллектив на «семёрке» молодой и дружный

– В последнем «ТЭФИ-Регионе» мы с коллегами из Хабаровска и Томска вышли в финал в номинации «Ведущие». И первое место взяла Мелани Бачина из Томска. Сначала, естественно, я расстроилась. Как потом оказалось, нас разделял всего один голос. Но Мелани действительно достойна победы, это хорошая ведущая. Ну а затем просто возникло желание доказать что-то на следующий год, ты понимаешь, что тебе есть над чем работать. А когда я вернулась домой, в родную редакцию, меня встретили вот с этим сюрпризом. И тогда я сказала, что готова каждый год не получать «Орфея» ради такой статуэтки из рук своих коллег. 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное