издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Раз – квартира, два – квартира

Иркутянке не удалось ввести в заблуждение судебных приставов

В Свердловский районный суд поступило исковое заявление, оспаривающее действия судебного пристава-исполнителя. Иркутянку, задолжавшую своему кредитору более 660 тысяч рублей, возмутило наложение ареста на её долю в квартире.

В помещении из двух комнат, расположенном в микрорайоне Юбилейный, Татьяна Олеговна проживает вместе с семьёй, каждому из родственников принадлежит четвёртая часть общей долевой собственности. По мнению заявительницы, судебный пристав грубо нарушила их конституционные права, ведь эта квартира является единственным местом жительства членов семейства. Гражданский процессуальный кодекс и Федеральный закон «Об исполнительном производстве» запрещают лишать должников крыши над головой. Татьяна Олеговна просила суд восстановить справедливость и снять наложенный на квартиру арест.

Однако у службы судебных приставов оказалось несколько иное понятие о справедливости и гарантиях обеспечения законных прав граж­дан. На заседании суда выяснилось, что наложение ареста на долю в квартире стало последней возможностью воздействовать на женщину, уклоняющуюся от своей обязанности вернуть взыскателю долг. Исполнительное производство находится в Свердловском отделе судебных приставов с 2009 года, и по сей день Татьяна Олеговна выплатила всего 100 рублей. Запросы в кредитные организации ничего не дали: счетов в банках «уклонистка» не имеет. Какого-либо другого имущества, кроме квартиры, за ней не числится. Единственное, что смог сделать пристав в такой ситуации, – запретить исключение из госреестра её доли собственности. Но Татьяна Олеговна и это требование попыталась нарушить: в управление Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии от неё поступило заявление о передаче принадлежащих ей квадратных метров в пользу родственников. Подсуетиться должницу заставило, видимо, свалившееся на неё наследство в виде ещё одной квартиры в Иркутске. Довод о лишении единственной жилплощади рушился, и Татьяна Олеговна, прежде чем оформить собственность на наследство, пыталась увести от недремлющего ока судебных приставов долю в старой квартире. Манёвр не удался. 

Свердловский суд переживаниям истицы сочувствия не выразил. Он сделал вывод, что постановление об аресте вполне соответствует главной задаче исполнительного производства – понудить должника рассчитаться со взыскателем. И никакие законы при этом пристав, по убеждению Фемиды, не нарушила: арестованное имущество на продажу выставлено не было, его передали Татьяне Олеговне на ответственное хранение. Она может и дальше проживать в той же квартире вместе с родными. Вот только сбыть её с рук, чтобы оформить в собственность наследуемую квартиру как единственную крышу над головой, теперь уже не получится.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер