издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Кадровый разрыв

Спрос и предложение на рынке труда региона далеки друг от друга

  • Автор: Алёна МАХНЁВА

Уровень регистрируемой безработицы по Иркутской области за пять месяцев с начала года снизился с 1,5 до 1,4% от трудоспособного населения. Однако если присмотреться внимательнее, картина «Рынок труда Приангарья» далека от благополучия. По данным министерства труда и занятости населения региона, 77% от прогнозируемой потребности предприятий и организаций в сотрудниках приходится на рабочие специальности, при этом выпускники школ, выбирая будущую профессию, в девяти из десяти случаев пытаются получить высшее образование. Области уже сейчас остро не хватает инженеров, врачей и педагогов, а демографические процессы только усугубляют кадровые проблемы.

Рынок труда Приангарья – поле, усеянное парадоксами. Потребность организаций в работниках, заявленная в органы занятости населения, составляет 71,9 тысячи человек. По объёму вакансий лидируют строительная отрасль (54,3%), обрабатывающие производства (12,2%), сельское хозяйство, охота и лесное хозяйство (10,1%), оптовая и розничная торговля (6,6%), здравоохранение (3,7%). Меньше всего сотрудников требуется организациям, ведущим финансовую деятельность (0,5%) и производство и распределение электроэнергии, газа и воды (0,4%). Среди ищущих работу, напротив, больше всего граждан с профессиями в обрабатывающем производстве (12%), страховании (11%), оптовой и розничной торговле (10%), сельском хозяйстве (9%), государственном управлении (8%). 

В настоящее время предприятия и организации области испытывают постоянную потребность в каменщиках, бетонщиках, плотниках, штукатурах, малярах, водителях автомобилей, арматурщиках, монтажниках и рабочих других специальностей, требующих начальную и среднюю профессиональную подготовку. Повышенным спросом у работодателей пользуются рабочие высокой квалификации, а также универсальные электрики, электрогазосварщики, водители. 

«Всегда в форме и с папочкой»

В то время как львиная доля вакансий в настоящее время и в перспективе приходится на рабочие профессии, около 90% выпускников 11-х классов выбирают высшее образование. Структура вузовской подготовки специалистов, в свою очередь, также не соответствует требованиям рынка труда. Наибольшая доля – 27,5% общей численности студентов – у группы специальностей «экономика и управление», по группе «гуманитарные науки» – 21,3%, «транспортные средства» – 7,4%, «образование и педагогика» – 6,1%, «строительство и архитектура» – 5,7%. При этом самые востребованные специалисты – в сферах здравоохранения, образования и педагогики, а также инженеры по направлениям: «транспортные средства», «автоматика и управление», «информатика и вычислительная техника» и другим. 

Дарья Фефелова заканчивает школу в селе Большая Елань Усольского района и мечтает поступить в Восточно-Сибирский институт МВД. «Ещё весной начала готовиться к поступлению, уже прошла медкомиссию», – рассказывает девушка. Специальность она выбрала серьёзную: «Правовое обеспечение национальной безопасности». Желая стать юристом, свою будущую работу Даша представляет так: «Всегда в форме – обожаю военную и вообще форму, с кипой бумаг и папочкой. Ну и преступления буду разбирать, конечно». Если не сложится с институтом МВД, есть запасной вариант – Байкальский государственный университет экономики и права, но направление уже экономическое. Специальности Дарья выбирала, исходя из вступительных экзаменов: «С математикой вообще не дружу, а вот история и общественные науки даются лучше», – объясняет собеседница издания. Только треть учащихся общеобразовательных учреждений ориентируются при выборе будущей профессии на реальный спрос на региональном рынке труда, констатируют в министерстве. В 2013 году количество выпускников среднего профессионального образования составило 6,4 тысячи человек, а высшего – в четыре раза больше – 24,6 тысячи, говорит Наталья Кулижникова, начальник управления развития социально-трудовой сферы министерства труда и занятости Иркутской области. Профессиональные предпочтения молодёжи смещены в сферу финансов, страхования, управления, деятельности в рыночных структурах. В результате после окончания вуза молодым людям приходится долго искать работу или устраиваться не по профессии. 

Впрочем, интерес к профессиям, связанным с обществознанием и гуманитарными науками у нашей героини, – не только дань престижности юриспруденции и экономики: склонность к таким специальностям выявило и профориентационное тестирование, которое Дарья проходила вместе с одноклассниками. По её словам, результаты теста и были решающим фактором при выборе профессии. 

Нужные непопулярные инженеры

Проблема перекоса в сторону «популярных» специальностей связана, в частности, с тем, что контрольные цифры приёма обучающихся в вузы устанавливаются только на бюджетные места, а коммерческий приём неограничен, говорит Наталья Кулижникова. Вузам приходится жить в коммерческих условиях, и нередко они строят план подготовки специалистов, исходя из возможности привлечь студентов и заработать деньги, соглашаются другие эксперты в сфере высшей школы. 

Но дело не только в перепроизводстве юристов и экономистов в системе высшего образования, но и в нехватке квалифицированных профессионалов даже по этим направлениям. Что уж говорить о высокотехнологичных производствах. «На нашем заводе хорошо видно большое отставание технологий, которые преподают в вузах, от технологий на предприятии», – говорит Дмитрий Куксанов, заместитель директора по управлению персоналом Иркутского авиазавода (филиал корпорации «Иркут»). 

Чтобы сократить разрыв, на предприятии создали комплексную систему подготовки кадров, тесно сотрудничают с профильными учебными заведениями, устраивают стажировки преподавателей. По-хоро­шему, стажировки преподавателей вузов надо организовывать на ведущие зарубежные предприятия, отмечает Куксанов.

Хотя кадрового голода авиазавод не испытывает, заботится о популяризации профильных специальностей. «Государство сегодня в ИрГТУ нам выделило 97 целевых мест, пока мы смогли найти только 47 желающих, прикладывая массу усилий», – констатирует замдиректора по управлению персоналом. Основная причина нежелания абитуриентов идти на инженерные специальности – невысокий уровень знаний школьников по естественным наукам и неточный образ будущей профессий: «Крайне низко количество классов с углублённым изучением физико-математических дисциплин. Выпускники школ вообще имеют слабое представление о том, что такое инженер вообще, чем он занимается», – утверждает Дмитрий Куксанов. Профильные классы авиазавода существуют в двух школах, 20% их выпускников поступают на базовые для предприятия специальности, многие идут на инженерные специальности другого профиля. Кроме того, на базе завода есть вечерний техникум. «Экономисты, юристы устраиваются на завод рабочими, у них возникает желание получить специальность», – поясняет Куксанов. 

Авиазавод – не единственное производственное предприятие, которое занимается подготовкой специалистов. Профильные классы и корпоративные учебные центры при вузах есть у «Иркутскэнерго», компаний, занимающихся добычей полезных ископаемых в регионе, и других предприятий.

Потребность есть, кадров нет

В прошлом году минтруда совмест­но с органами местного самоуправления муниципальных образований разработало прогноз потребности региона в кадрах до 2020 года. Он сформирован на основании опроса 1200 организаций, работающих на территории области, и 55 компаний, планирующих реализацию инвестиционных проектов. По данным министерства, общая потребность организаций в работниках составила более 153 тысяч человек, из них вновь создаваемые рабочие места – 25,3 тысячи. Инвесторам потребуется 36,1 тысячи человек, в том числе 8,9 тысячи на новые рабочие места. 

Ключевыми территориями, где в ближайшие годы работодатели планируют создать основную массу рабочих мест, являются Иркутск и Свирск, Тайшетский, Ангарский, Боханский и Усть-Илимский рай­оны. 

При этом 117 тысяч работников, или 77% от общей потребности, должны иметь среднее специальное образование. В сфере высшего образования наиболее востребованными профессиями являются: воспитатель – 7,1 тысячи человек, учителя и преподаватели – 5,9 тысячи, врачи – 4,9 тысячи, инженеры – 3 тысячи.

Говоря о потребности работодателей и рынка труда, следует иметь в виду не «бухгалтерскую», а качественную потребность в специалистах, которые могут адаптироваться в широком диапазоне профессий, говорит доцент кафедры государственного и муниципального управления института социальных наук ИГУ, кандидат экономических наук Виктор Чебунин. «В последние годы появилась проблема определения потребности. В 1975 году в СССР была создана целая экономическая наука – определение потребности в специалистах народного хозяйства. Но в реальности стопроцентное монопрофильное заполнение рабочих мест бывает только у врачей и юристов», – утверждает эксперт. Даже во времена Госплана в точном соответствии с дипломом в Иркутской области работали 20% выпускников высшей школы и 40% выпускников со средним специальным образованием (данные опроса работодателей региона, проведённого в 1978 году ИГУ). В 2011 году по результатам опроса специалистов Росстатом на вопрос «Работаете ли вы по специальности?» утвердительно ответили 53% респондентов, приводит результаты исследования Чебунин. 

Министерство труда и занятости, опросив работодателей, определило лишь текущую потребность, считает экономист, поскольку предприятия «во многом отписываются, они видят только сегодняшнюю потребность, а не сверхстратегию развития области». Проблема в том, что чёткой программы развития Иркутской области до 2020 года нет, а по существующим потребность в специалистах, кроме врачей и учителей, не просчитаешь. «Например, можно сегодня говорить о необходимости подготовки специалистов в области нефте- и газопереработки? – задаёт вопрос Виктор Чебунин. – Газохимические предприятия будут в Иркутской области после подписания договоров в Китае? Почему мы не реагируем? Почему наши технические вузы не готовятся выпускать таких специалистов? По нефтегазодобыче сейчас экономистов готовит только «нархоз», так это экономисты – магистерская программа». «С 70-х годов известно, что в Иркутской области есть нефть и газ, но спасает нас только вахта», – подтверждает заместитель генерального директора ООО «ИНК» по работе с персоналом Андрей Важенин. Уже сейчас ощущается нехватка качественных кадров, добывающие предприятия переманивают друг у друга специалистов. Отсюда перегретость рынка труда и несоответствие зарплат ожиданиям соискателей, хотя существует реальный спрос на знания и квалификацию. «Талантливый, хорошо мотивированный персонал может создать компании конкурентные преимущества», – уверен Важенин. 

Привлечь и закрепить

По мнению председателя президиума Иркутского научного центра Игоря Бычкова, реальный запрос российской экономики и социальной сферы уже сформирован, и прогнозировать, что нужно конкретному предприятию и отрасли на ближайшее время, можно. Но проблемы рынка труда сложнее, чем просто спрос и предложение на специалистов: «Если мы планируем создание новых предприятий, новых рабочих мест, не очень понятно, кто же скажет вузам, кого готовить? Кто должен сформировать этот рынок?» В том числе, считает Игорь Бычков, заняться этим могут и сами вузы. Высшая школа может идти в авангарде и выпускать специалистов с новыми знаниями и навыками, которые, придя на предприятие, смогут предложить что-то своё. 

Мало определить потребность в специалистах и трудоустроить выпускников, замечает Виктор Чебунин. Специалистов нужно ещё и закрепить на рабочих местах: «Спрос регулирует зарплата. Ну никак мы силой не удерживаем врачей – 50% выпускников медвузов не планируют работать врачами. Образование преотличнейшее, но зарплаты низкие». Без достойной оплаты труда проблему заполнения вакантных мест сельских учителей и врачей не решить, уверен эксперт. Кроме зарплат имеет значение и возможность самореализации – не найдя применения своим талантам, высококвалифицированные специалисты покидают Иркутскую область. 

По-своему влияет на рынок труда и демография. Ежегодное сокращения и старение населения – устойчивые тенденции. На начало 2014 года численность трудоспособного населения Иркутской области составила 1,525 миллиона человек, за год она снизилась на 20,3 тысячи. В ближайшие годы в период трудовой деятельности вступит относительно малочисленное поколение родившихся в 90-е годы. Существует риск, что ряд инвестпроектов в регионе вовсе может быть не реализован из-за нехватки квалифицированных специалистов и рабочих рук, говорит Наталья Кулижникова.

В то же время растёт число работающих граждан старше трудоспособного возраста. Например, в 2016 году по отношению к 2012-му оно увеличится на 8%, или 8 тысяч человек. Дело в том, что в пенсионный возраст вступают родившиеся в первой половине 1960-х годов, в период роста рождаемости. Работающих пенсионеров становится больше и благодаря реформе пенсионной системы, стимулирующей продолжение рабочей деятельности за счёт увеличения размеров пенсии посредством её накопительной части.

В настоящее время баланс на рынке труда региона существует за счет увеличения числа работающих пенсионеров, снижения численности безработных и трудовой миграции.

Чтобы снизить остроту кадровых проблем в будущем, учебным заведениям нужно сосредоточиться на подготовке специалистов по заказу предприятий, считают эксперты. Региональное министерство предлагает также формировать прогноз кадрового развития организаций, создать эффективную региональную систему профориентации, популяризировать востребованные профессии с помощью экскурсий на предприятия, размещения в Интернете роликов о высокотехнологичных рабочих местах и т.д. Квалифицированных специалистов привлекать и закреплять планируется с помощью субсидий на приобретение и строительство жилья, предоставления земельных участков, субсидирования процентной ставки по ипотечным кредитам, расширения практики приёма на целевое обучение, повышенных ставок за работу в сельской местности. 

Источник данных таблиц и графиков: Министрество труда Иркутской области

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер