издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Им произведено немало серьёзных сооружений»

Если прогуляться по исторической части Иркутска, можно, приглядевшись внимательно к некоторым зданиям, заметить в них нечто общее. Какие-то характерные детали есть и у того дома, где располагается городская администрация, и у Байкальского государственного университета экономики и права, и у фармацевтического корпуса Иркутского государственного медицинского университета. Все их (даже те, что были перестроены в XX веке) проектировал один и тот же человек. Именно Владимир Рассушин во многом определил облик столицы Восточной Сибири. О том, какой след он оставил в истории города, а заодно и Усолья-Сибирского с Черемховом, можно было узнать на «Прогулке по старому Иркутску», посвящённой инженерным и архитектурным талантам Владимира Александровича.

Четыре июньских праздничных дня многих заставили отказаться от тщательно составленных рабочих планов. «Сибирский энергетик» не стал исключением и вынужден был пропустить очередную «Прогулку по старому Иркутску», ставшую выездной – впервые экскурсанты отправились за пределы города и оказались в Усолье-Сибирском, где расположена заброшенная дача архитектора Владимира Рассушина. Но бессменный организатор лекций-экскурсий заместитель декана исторического факультета ИГУ по воспитательной работе и президент общественной организации «Клуб молодых учёных «Альянс» Алексей Петров предложил лишний раз вспомнить биографию выдающегося градостроителя. Рассказ к тому же можно приурочить к памятной дате – 18 июля исполнилось 80 лет со дня смерти Владимира Александровича Рассушина. 

Парная работа

Деревянный особняк Рассушина в Иркутске хорошо сохранился, несмотря на возраст…

Выездная «Прогулка…» стартовала всё же в центре Иркутска, на площадке рядом с драматическим театром имени Н.П. Охлопкова. В прилегающих к ней кварталах сосредоточились образцы едва ли не все архитектурных стилей, характерных для исторического центра города. Здесь же находится особняк Рассушина – двухэтажное деревянное здание, увенчанное двумя куполами с флюгерами, где в настоящее время располагается фармацевтический корпус Иркутского государственного медицинского университета. Руководитель лаборатории городского развития и социальных инноваций международного института экономики и лингвистики ИГУ Мария Плотникова, которой не впервой рассказывать об очередном эпизоде из истории города, сообщила, что в отдельных элементах здания можно найти черты, роднящие его с другими творениями архитектора – Домом дружбы, театром юного зрителя, зданиями городской администрации и Восточно-Сибирского линейного управления МВД России на транспорте, главным корпусом Байкальского государственного университета экономики и права. 

Впрочем, с Иркутском, чей облик Владимир Александрович во многом определил, связана лишь часть его биографии, пусть и весьма насыщенная событиями. Родился будущий главный городской архитектор и гласный местной думы 10 июля 1858 года в Нерчинске, в семье канцелярского служащего. Но через два года его отца перевели на работу на Иркутский солеваренный завод, находившийся в посёлке Усолье, позднее ставшем городом Усольем-Сибирским. А ещё через семь лет семья Рассушиных переехала в столицу Восточной Сибири. В восьмидесятые годы позапрошлого века Владимир, успевший исполнить воинскую повинность, отслужив ратником ополчения, за счёт денег, которые выделили городские власти, отучился в Институте гражданских инженеров в Санкт-Петербурге. В 1886 году он вернулся в Иркутск и был принят на работу в качестве городского архитектора.  

«Они работали в паре с [городским головой] Сукачёвым и очень много сделали для города, – заметила Плотникова. – Мы все знаем картинную галерею, но это лишь малая часть того, что сделал Владимир Платонович. А они вместе с Рассушиным построили восемь училищ». Действительно, ещё предыдущий градоначальник, золотопромышленник Дмитрий Демидов, начал развивать в Иркутске доступное образование, открывая начальные школы. Сукачёв продолжил его дело, внеся в него некий элемент новаторства. «Что придумал (по-другому это назвать нельзя) Владимир Платонович: он лично проинспектировал все училища, коих на тот момент было шестнадцать, – сообщила ведущая «Прогулки…». – Был в лёгком шоке, о чём позволяет судить эмоциональный доклад, который сохранился в документах городской думы. К примеру, спрашивал, почему не проветривают помещения. А ему объяснили, что в одном из них, маленькой комнатке, это было попросту невозможно: дети вставали, поднимали столб пыли, и за перемену он не успевал осесть». Где-то зимой ученики были вынуждены сидеть на занятиях в шубах – на отоплении зданий экономили. 

Недостатков, при всей пользе от доступного образования, было немало. Чтобы исправить их, Сукачёв предложил построить несколько зданий, в каждом из которых одновременно располагались бы два начальных городских училища. Спроектировал их Рассушин. Идея уместить под одной крышей два учебных заведения не прижилась, тем не менее были возведены четыре каменных дома в разных концах города, сохранившиеся до сих пор. Один из них, к примеру, сейчас занимает межрайонный экзаменационный отдел ГИБДД ГУ МВД России по Иркутской области.

«Полезная для города деятельность»

Интерьер бывшей дачи городского архитектора удручает ещё больше, чем её внешний вид

На счету Владимира Александровича немало других дел, результаты которых видны и поныне. Он, к примеру, спроектировал здание Думы Иркутска, где в настоящее время располагается городская администрация. «Советские власти поступали хитро: не строя ничего нового, просто достраивали этажи к старому», – заметила Плотникова. Так произошло с домом на улице Ленина, 14, та же судьба постигла и здание Александро-Мариинского пятиклассного училища, сейчас больше известного как корпус БГУЭП. Тем не менее в обоих узнаются фирменные рассушинские детали. Достаточно лишь вглядеться в форму окон первого этажа и того и другого. 

Но не одними административными и жилыми зданиями прославился Рассушин. Он, к примеру, спроектировал понтонный мост, возведённый к при-езду цесаревича Николая Александровича (будущего императора Николая II) в Иркутск в 1891 году. Его значение трудно переоценить – до появления моста жизнь города замирала на два месяца в году, поскольку переправиться с одного берега Ангары на другой, пока не окреп лёд, не представлялось возможным. Владимир Александрович был также архитектором Кузнецовской больницы, ставшей впоследствии Ивано-Матрёнинской. И всё это за короткие восемь лет, по истечении которых он решил оставить государственную службу. «Считаю долгом своим засвидетельствовать перед городскою думою его полезную для города деятельность, – приводит «Иркипедия» фрагмент речи Сукачёва перед гласными местной думы, посвящённой отставке Рассушина. – Иркутск своим украшением во многом обязан Владимиру Александровичу. Им произведено немало серьёзных сооружений, из которых достаточно указать на начальные городские училища, Александро-Мариинское пятиклассное городское училище, здания городских казарм, думы, арку Государя наследника цесаревича. Труды Владимира Александровича дают мне полное право высказать сожаление об оставлении им службы городу».

После ухода в отставку в сентябре 1894 года Рассушин стал предпринимателем. Но  профессия так просто не отпускала: уже с 30 апреля Владимир Александрович стал штатным инженером IX класса и начальником дистанции второго разряда по строительству отделения Средне-Сибирской железной дороги. Впоследствии также занимался возведением железных дорог. Архитектор оказался связанным и с энергетикой: в 1901 году основал на паях с женой Евдокией Ивановной товарищество «Рассушин и Ко», скупившее акции угольных компаний в Черемхове, в дальнейшем возглавил фирму под названием «Товарищество В.А. Рассушина» и стал одним из учредителей синдиката «Товарищество уголь». Вдобавок Владимир Александрович работал в комиссиях по ревизии сооружения городской электростанции и по освидетельствованию сооружения сети и других устройств и приёмке всего сооружения городской электрической станции от «Русского общества Шуккерта и Ко». При всём при том он же в начале десятых годов прошлого века руководил комиссией по улучшению городских улиц, площадей, садов и бульваров, входил в состав водопроводной и строительно-технической комиссии. А в 1913 году возвёл в Усолье дом, ставший его дачей. 

Но в конце того мирно начинавшегося десятилетия произошёл крутой поворот в истории страны, изменивший и судьбу Рассушина. В 1918 году он был вынужден уехать из Усолья. Считается, что тогда же он покинул Россию, но из обнаружившихся недавно источников можно узнать, что Владимир Александрович ещё два года прожил в Иркутске. Эмигрировал в Хабаровск, а затем и в Харбин он только в январе 1920 года, когда из города эвакуировались японские войска. Интересно, что и в Китае он несколько лет, с 1922 по 1924 год, работал городским архитектором. 

«Время неумолимо»

…чего не скажешь об единственном в Усолье-Сибирском памятнике истории и культуры федерального значения

Услышав эту историю, «прогульщики» направились в Усолье-Сибирское. Не столько за новыми фактами из биографии архитектора, сколько за тем, чтобы убедиться, в каком плачевном состоянии пребывает дача Рассушина – единственный, между прочим, памятник истории и культуры федерального значения на весь город. «С девяностых годов дом стоит без охраны, вход туда свободен, – грустно констатировала заведующая отделом экскурсионно-массовой работы Усольского историко-краеведческого музея Ирина Михаханова, встретившая экскурсантов. – Время неумолимо, особенно если учесть, что дом деревянный и построен в 1913 году». Действительно, в отличие от хорошо сохранившегося иркутского особняка вид загородной дачи удручает: окна зияют выбитыми стёклами, часть из них вовсе заколочена разбухшими от влаги листами ДВП, стены обожжены, даже массивные колонны перед входом, выполненные из цельных стволов, покрыты глубокими трещинами. «Ой, беда! Боже мой! Да сколько раз его жгли-то?!» – слышатся возгласы в группе тех, кто не поленился в субботний день прокатиться за сто километров от Иркутска. Интерьер оправдывает худшие ожидания: обвалившиеся перекрытия, горы строительного мусора и вездесущих пустых бутылок и полиэтиленовых пакетов. 

«Он уже семнадцать лет как памятник, но ни рубля не вложено, – мрачно сообщил Петров. – Но если бы дом в нормальное состояние привести и сделать к нему дорогу, можно было бы придумать какой-нибудь миф для туристов и зарабатывать деньги». Впрочем, чуть ранее Михаханова рассказала, что за прошедшие годы местные власти пытались пристроить памятник федерального значения, даже находили на него потенциальных покупателей, но желающих взяться за восстановление дачи архитектора Рассушина в конечном счёте так и не нашлось. После того как здесь побывали участники «Прогулок по старому Иркутску», Петров, который входит в состав городской Общественной палаты, обратился к губернатору региона и в областное министерство культуры и архивов. «Не знаю, может быть, написать письмо президенту и правительству [России], чтобы привлечь внимание к этой проблеме, – заключил он. – Если этого не сделать, памятник в ближайшее время будет уничтожен». С момента обращения к областным властям прошло всего два месяца, но хочется надеяться, что будущее не поставит столь печальную точку в истории дачи Рассушина. 

Фото автора и Ларисы Савельевой

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер