издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Детей не надо воспитывать, их надо защищать

  • Автор: Геннадий Павлович ЗАМАРАТСКИЙ, педагог-ветеран

Сколько существует школа, столько существует и борьба между детьми и старшим поколением. Борьба обостряется, усиливается злоба, ненависть. Последнее время борьба идёт со смертельным исходом. Давно пора найти причины противостояния и устранить их. Но сделать это непросто: учителя слишком загружены и задёрганы, а учёные мужи и руководители образования имеют очень куцую педагогическую практику, которой не хватило расшифровать подсказку, данную Антоном Семёновичем Макаренко. Попробую сделать это я.

В деревне Зыряново Нижнеилимского района Иркутской области жил и работал в начальной школе учитель Иван Константинович Перфильев. Его прилежные ученики заражались любовью к знаниям и, продолжая учёбу, шли в науку. Например, дети Кузьмы Лаврентьевича Янгеля. Старший сын стал дипломатом, средний – генерал-лейтенантом, а младший – конструктором ракет, причём генеральным, и дважды Героем Советского Союза. И гены здесь ни при чём. Папа, крепостной крестьянин, попал на каторгу за то, что воткнул вилы в зад своего помещика. Другими талантами вроде не обладал.

Велика сила учителя  в дальнейшей жизни человека. У моей матери было пятеро братьев. Одного убили колчаковцы. А четверо стали учителями, причём двое преподавали в иркутских вузах. Но тут сказалась родная кровь: Иван Константинович был им родной дядя. Я странно катился по жизненному жёлобу: поступал в лётное, забраковали, подвело сердце. Поступил в училище связи, успешно учился шесть месяцев, на седьмом училище расформировали. Окончил курсы геофизиков, был уже старшим геофизиком комбината, решил учиться. Но в октябре поступить смог только в педагогический. Эх, судьба моя, судьба, как я ей благодарен! Это оказалось самое моё. За все 55 лет работы в школе не было ни одного конфликта, только добрые отношения. Они отвечали хорошей судьбой, я ни одной двойки никому за год и даже за четверть не поставил. В работе пединститута «Почему я стал учителем» многие ученики вспоминали меня. Так что конфликты в школе чаще начинаются с учителя. О зависимости обучения от учителя говорили и Екатерина II, и Ленин. Поэтому главное в выборе студентов в пединституте – не четвёрки и пятёрки, а коммуникабельность, любовь к людям и животным, то есть человеческое отношение. Непригодный для школы учитель приносит в жизнь много вреда. Авторитет образованию принесли учителя, оставшиеся работать в школе.

Веками складывалась традиция приучать ребёнка к труду. Мой отец был младшим в семье. С шести лет у него была обязанность – обламывать обгоревший конец лучины, который падал в ведро с водой. Трудолюбивый человек был успешным в жизни. Успешное воспитание идёт в больших семьях, где старшие дети оказывают большое влияние на младших.

В 1942 году вёлся ремонт линий связи на участке Киренск – Витим. Я в трёхтонной лодке сплавлял материалы для работ. Ни в одной деревне, ни в одном доме нам, незнакомым людям, не отказали в ночлеге, нигде не было видно замков, и наша лодка ночевала без охраны. Так было, пока в воспитание не вмешался доллар. И чудесные заповеди: уважай старших, слушайся родителей, будь честен, культурен, верен, не воруй и другие – зашатались, особенно две последних – мы загнили, как и положено рыбе. Сегодня родители, как никогда, далеки от своих детей. Они совершенно их не знают.

Посмотрел десятки судебных дел в комиссии по делам несовершеннолетних. Родители увидели совершенно других детей, не тех, которых они хотели вырастить: «Он отлично учится, помогает по дому». А он убил, ограбил, украл.

Жадность и злобу породили у подростков новые условия жизни. Злобное начало лежит во взаимном непонимании. Взрослые знают, что нужно успешному человеку. Что надо воспитать, знают все, как воспитать – не знает никто. Все правонарушения подростков – результат правонарушительского воспитания. Мудрый судья сказал: «Суд рассматривает не только факт преступления, но и то, как человек попал на этот путь». Лёгкую жизнь нам пропагандируют кино, телевидение. Злобу подростка вырабатываем сами. Нас родители воспитанием не утомляли. Воспитывала среда. Сегодня у ребёнка папа, мама, две бабушки и два дедушки. У каждого своя программа воспитания: английский, бассейн, музыкальная школа, бои без правил и т.д. Всё нужно? Всё вредно! Дорога будет одна. Счастливая. Или все ненужные. Вся Россия знает учителя танцев, артиста кино, подошедшего к 100-летнему юбилею. Танцует всю жизнь на радость всем, жизнь в почёте и уважении. Ещё о Янгелях. Среда одна, семья одна, духовные потребности разные. Этих духовных потребностей сегодняшний родитель не видит.

Дети. Благодатный материал для воспитания. Лепи что хочешь, хоть фашиста, хоть коммуниста, был бы подходящий «скульптор». «Каждый ребёнок рождаётся гением», – сказал Гельвеций. Но всех гением порождал желанный труд. Итак, человек родился – «самый любимый, самый желанный, но… самый бесправный и угнетаемый». Первое природное желание – движение. Шиш! Запеленали, сиську в рот – расти тунеядец. Чуть подрастёт, кричит: «Я сам!», пытаясь зашнуровать левый ботинок, одетый на правую ногу. Самость под корень? С пяти лет начинается издевательство: музшкола, бассейн, английский, бокс, танцы. Причём, поверьте, желания у ребёнка никто не спрашивает. Запомни! Можно что-то привить, но при этом убивается самостоятельность. Вырастет безвольный никчёмный человек. Спрашиваю у ученика начальной школы: 

– Сколько занятий в неделю, кроме учёбы?

– Восемь. Три раза в неделю хожу в музыкальную.

– Что, так музыку любишь?

– Не-на-ви-жу.

Закончив институт, в 1955 году направлен в Киренскую школу № 2. 1 сентября учеников восьмых, девятых классов послали в колхоз, в том числе и мой 8а, где я классный руководитель. В октябре они вернулись, началась нормальная учёба везде, кроме восьмого. Он не вписывался в нормы поведения. Мне говорили: «Мужик ты или нет? Когда возьмёшь класс в руки?» А у меня, кроме метода Крылова «кот Васька плут, кот Васька вор…» ничего не было. Но этот метод, основной метод воспитания в школе, бесполезен.

На следующий год с 9а поехал в колхоз. В первый день заработали два трудодня на 25 человек, во второй два трудодня. Работать не хотят. По рукам бьют, зубоскалы: «Дураков работа любит», «Работа не Алитет, в горы не уйдёт», «Пусть трактор работает, он железный». После отбоя устроили мне проверку под дикий хохот. Я выявил зачинщиков, нашёл слова, загнав всех в крепкий стыд. Власть перешла ко мне. Назавтра снова вязали хлеб, но уже не разгибаясь. Вчера связали 80 суслонов. Сегодня больше 1000. Мы втянулись и с каждым днём наращивали успех. В колхозе пошла слава: обьявились необыкновенные ребята, перекрывшие все колхозные рекорды. Как мы себя зауважали! Появилась крепкая дружба на хорошей трудовой основе. Мы привезли школе подарки и тёплую характеристику чудесного класса. Конечно, до выпуска это был лучший класс в школе. Расстаться они не могли, и я увёз их в Шелехов строить алюминиевый завод. Кто говорил, что у меня плохие дети?

В Новомельниково построили общежитие при школе и решили создать образцово-показательный интернат для обучения воспитателей детдомов и школ-интернатов. Был выделен солидный бюджет и назначен солидный директор, бывший заведующий гороно Иркутска.

Комплектование учащимися проводилось в январские каникулы. Директора школ и интернатов сплавили сюда своих злостных нарушителей дисциплины, педколлектив не успел обнюхаться, как в школе создалась организованная банда. Всё, что закупалось ценного, оказывалось на иркутских барахолках. Меня уговорили исправить положение. Поставил условие – в первый день выгоню троих. Узнал от старшего воспитателя, что недавно на педсовете лидер банды с ножом кинулся на директрису. Пришлось идти на компромисс. В первый день создал знаменную группу, горн, барабан. Построил школу: «Красный цвет школьного знамени напоминает тебе о пролитой крови за тебя, за твоё счастливое детство. А это что за фигура? Как он стоит при команде «смирно»? Таких я не собираюсь воспитывать. Старший воспитатель, выдать документы. Отправить из школы. Кто ещё не умеет стоять смирно?» Медленно обошёл строй. Все замерли, стали тянуться в струнку. Выгонять больше никого не надо было. Дисциплина полностью восстановлена, правда, завуч пожаловался на опоздания на уроки. Задерживались при курении на пути в школу. У меня – новый актив: «Боря, собери ко мне всех курящих». Забегают по одному: «Звали?» – «Звал. Садись». Двадцатым зашёл Боря: «Всё, все».

На столе – две пачки сигарет. Закурил, угостил, закурили все, свободная беседа о прошлой жизни. Любят исповедоваться. Облегчиться. Выпили графин воды, кто-то закурил второй раз. Наконец накурились. Достаю лист бумаги, пишу:  «Я, Замаратский Геннадий Павлович, с 20 апреля 1966 г. курить бросаю, клянусь». Клятву дали все, в этом учебном году курящих не было. Правда, один пытался, побили.

Чиновники далеки от контактов с детьми, эти права обгрызли во вред делу. На этих двух примерах я хотел показать, что активное воспитание подростка идёт до 17 лет. Учёные назвали это время «первый пик памяти», после начинается взрослость. До 17 лет большое влияние оказывает среда. До 17 безгрешных не бывает. Помните Чехова: «Вы пишете, что у меня чудесный характер. В молодости я выделывал чёрт знает что! Но потом понял, что распускать себя порядочному человеку не подобает»? Потом все всё переоценивают. И если ты, перешагнув во взрослость, перетащил все свои дурные привычки и поступки, то помочь тебе может только собственная воля. Дети действительно цветы жизни, беды от взрослых. Чтобы этих бед не было, надо уважать интересы подростка, его любимые дела. Для этого достаточно коллективного выполнения воспитательного плана школы. Кто любит петь, танцевать, возглавят одну комиссию, кто любит армию и флот – другую, спорт – третью, кто нацелен в науку – четвёртую. Кто защищает слабых – контролирует общение, дружбу класса организует пятая группа, работу с младшими – шестая. У меня в школах с 1 сентября все до одного ученики разбегались по интересным для себя группам. В совместной деятельности с единомышленниками возникали единые мнения, поступки, то есть шлифовался характер, воспитание шло в делах, придуманных самими. Отличная профориентация: проверив наши дела и успехи, в школьный устав 1970 года внесли «ввести в школах самоуправление». Не пошло. Хромает истина «знать ребёнка, чтобы воспитывать»! Дети активны целыми днями, но только если занимаются любимым делом. Как увлечённо они готовили дни здоровья. Класс идёт по азимуту, чтобы найти «клад» – кило конфет. И как азартно радовались победители хоть из пятого, хоть из десятого класса. Видел директоров-диктаторов, назначавших ответственных за дежурство, «санитарное состояние». Это причины развала самоуправления. Что это даст в будущей жизни? При правильной организации самоуправления и в дежурстве, и в санитарном состоянии необходимости не будет! Каждый человек любит коллектив. Одиночка – страшное наказание. Особенно хорош коллектив единомышленников. В нём формируется характер. Но главное – создать в нём дружбу и взаимоуважение. Не допускать возникновение «прыщей» к компромиссу между взрослыми и подростками. 

Больше всего к этому стремится подросток. Он ждёт от взрослых защиты от самого себя, непредсказуемого. При конфронтации он самый беззащитный, самый ущемлённый. Больше всех достаётся ему. А виноваты всегда взрослые, своим пьянством, развратом убивающие самые светлые, честные чувства подростка. «Нет детей-правонарушителей…»

При возникновении добрых отношений все стремятся сохранить их на всю жизнь. Какие волнительные встречи на вечерах встреч в школах, где была настоящая дружба.

Итак, дайте детям деловую, интересную жизнь в школе, и у всех будет счастливая жизнь. В школах, где я работал, были счастливые учителя, довольные родители и очень, очень радостные дети.

Всем будет хорошо, если диктатом не унижать детей.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер