издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Ответные санкции никто в Германии принимать не стал»

В городе Хемнице до сих пор существует улица Иркутская

Две тысячи морозостойких цветов из Германии, миллионный экземпляр легендарного автомобиля «Трабант», – на самые неожиданные подарки не скупились жители немецкого Карл-Маркс-Штадта для Иркутска-побратима. Столица Сибири не оставалась в долгу – самая широкая иркутская улица была названа в честь немецкого городка, а партийный лидер из Карл-Маркс-Штадта стал почётным гражданином Иркутска. Но дружба оказалась не вечной. Как начинались и чем закончились отношения сибиряков с восточными германцами, рассказал ведущий «Прогулок по старому Иркутску» Алексей Петров.

Юбилей улицы Карл-Маркс-Штадта пригласили отпраздновать на этой неделе организаторы «Прогулок по старому Иркутску» (клуб молодых учёных «Альянс»). В августе 2014 ей исполнилось 40 лет. Местом встречи горожан был назначен памятник Жукову, что стоит на проспекте, также носящем сейчас имя полководца. Именно этот проспект и носил ранее название Карл-Маркс-Штадта (сегодня – Хемниц) – маленького немецкого городка, тесно дружившего в советские годы с Иркутском.

Лекцию для немалой аудитории в этот раз взялся читать сам Алексей Петров, куратор «Прогулок», кандидат политических наук, доцент кафедры современной отечественной истории Иркутского госуниверситета. «Это мой дебют», – отметил историк, и тут же сорвал овации от уже заранее благодарной публики. 

История самой, пожалуй, широкой иркутской улицы неразрывно связана с одной персоной – Пауль Рошер. И если уже ушедшее в прошлое название улицы сегодня и вспомнят те горожане, что постарше, то имя Пауля Рошера вряд ли кому-то что-то говорит.

– А ведь это первый иностранец, ставший почётным гражданином Иркутска в 1974 году. Почётное звание присудили ему прямо здесь, на этом месте, где мы с вами стоим, – подсказывает Алексей Петров.

– За что же он его получил? – недоумевают горожане, даже умудрённые годами и опытом.

Ведущий «Прогулок» продолжает интриговать:

– В книге «Почётные граждане Иркутска», изданной администрацией города, нет фотографии только этого человека – Пауля Рошера. Поэтому пришлось изрядно потрудиться, чтобы собрать о нём информацию и найти в архивных номерах иркутских газет его фотографию.

И выяснилось в итоге, что таинственности в личности Пауля Рошера было не так уж и много. Человеком он был вполне публичным – на тот период являлся секретарём окружного комитета СЕПГ (Социалистической единой партии Германии) города Карл-Маркс-Штадта, маленького городка, с которым установил в 60–70-х годах побратимские отношения Иркутск.

«Мы – интернационалисты»

Старая фотография, на которой запечатлен почётный гражданин Иркутска Пауль Рошер вместе с женой и сыном, сохранилась в личном архиве участника торжественного митинга 74 года

Надо отметить, что Иркутск тогда – центр экономической, политической, культурной жизни – являлся полноправной столицей Сибири. Весьма популярен он был и в международном плане, так как оказался одним из шести городов Советского Союза, в которых руководство страны разрешило создать специализированное общество, занимавшееся международными связями. Соседние Чита и Улан-Удэ проигрывали из-за невыгодного географического положения – слишком уж далеко пришлось бы ехать иностранцам из городов-побратимов. Между тем Красноярск, пролетарский город, не мог принимать гостей из-за рубежа, так как долгое время попросту был закрыт для них.

– Зато у Иркутска было, кроме всего прочего, другое бесспорное преимущество. Какой бы генсек ни приезжал в Советский Союз с дружеским визитом, его, конечно же, везли на Байкал. Иркутская пресса того периода – «Восточно-Сибирская правда» и «Советская молодёжь» – пестрела фоторепортажами о том, как в столице Сибири гостили известные люди. Среди них – генсек Болгарской социалистической партии Тодор Живков, последний президент социалистической Чехословакии, герой СССР Густав Гусак, президент Польской народной республики Войцех Ярузельский, будущий президент Румынии и руководитель румынской компартии Николае Чаушеску, а также Иосиф Брос Тито из Югославии. В мае 63-го по улице Карла Марса продефилировал и Фидель Кастро – любимец советских женщин, – рассказывает историк.

Таким образом, жизнь Иркутска-интернационального на тот момент кипела. «Вспоминаю, как и мои соседи съездили в Чехословакию и привезли мне оттуда кубик-рубик. Посмотреть на него сбежался весь подъезд. Это была первая модная игрушка, которую увидели советские пионеры», – делится Петров.

Начиная с 40–50-х годов для городов молодого тогда советского государства в целом была характерна тенденция дружить с европейскими странами социалистического лагеря, устанавливать с ними побратимские отношения, обмениваться опытом и знаниями. Однако делать это советским городам, организациям и местным органам госвласти разрешалось исключительно через Москву, точнее – через ЦК КПСС, который и диктовал в определённой степени «правила дружбы». И только Иркутск оказался на привилегированном положении – ему позволено было устанавливать прямые отношения. «Для меня до сих пор это остаётся загадкой. Иркутск каким-то образом умудрился добиться того, чтобы областной комитет партии сам утверждал, с кем дружить, как дружить и зачем дружить. Иркутский обком партии был единственным за Уралом, где был создан отдел зарубежных связей. Это произошло в 1977 году», – комментирует Алексей Петров.

И полномочия эти для Иркутска стали отнюдь не формальными. Столица Сибири успела за тот период подружиться с городами Чехословакии, Польши, Болгарии, Румынии. В 1971 году у нас строят Дом дружбы народов, таким образом, Иркутск становится третьим в СССР, где появился такой объект.

Но именно Германская демократическая республика (ГДР) стала страной, с которой в скором времени Иркутск установил самые тесные отношения. Иркутск и в этих побратимских отношениях шёл на обгон – он занимал первое место по количеству установленных дружеских связей с ГДР по всей за­уральской территории. 96 иркутских предприятий и организаций имели какие-то отношения и связи с германцами. С 1967 года становятся побратимами Иркутск и Карл-Маркс-Штадт. И с этого времени в Приангарье начинают активно ездить германцы, а наши земляки – регулярно посещать ГДР. Официальные визиты наносились практические каждые два года. Такое взаимодействие установить с Карл-Маркс-Штадтом удалось «Иркутскому заводу карданных валов», домостроительному комбинату, заводу «Эталон», «Братскгэсстрою», «Иркутскгэсстрою», Ангарскому электромеханическому заводу, Областному тресту ресторанов, Восточно-Сибирскому территориальному транспортному управлению, Локомотивному депо станции «Иркутск-Сортировочный», ИГУ, Иркутскому политехническому институту, Обкому КПСС, Союзу писателей, Союзу профсоюзов и т.д.

События эти активно отражала советская пресса. В «Восточно-Сибирской правде» заработали две специальные рубрики: «Иркутск – Карл-Маркс-Штадт» и «Мы – интернационалисты». В «Восточке» рассказывалось о том, как и чем живут люди в двух городах-побратимах, перепечатывались даже некоторые статьи из газеты Карл-Маркс-Штадта «Свободная пресса»; сообщалось о зарубежных выездах иркутских делегаций и т.д. Заголовки тех времен: «ГДР – страна друзей», «Крепнут узы братской дружбы», «Дружба не знает границ». С одной стороны, статьи эти имели идеологическую составляющую, но с другой – стали своего рода открытием железного занавеса для людей, у которых раньше не было возможности путешествовать.

Между тем идеологическими были и сами эти путешествия. Страна хотела показать, что у нас есть экономика, что СССР является передовиком во всех отраслях и направлениях. Активно ­изучался и принимался также зарубежный опыт. Ведь всё-таки Восточная Германия была ближе к Европе и быстрее получала передовые технологии, а уже оттуда они приходили и в Иркутск. Отражение этих государственных установок найти можно и в партийных документах. Так, например, выводы, сделанные в 73-м году по итогам «экспедиции» в Карл-Маркс-Штадт: «Согласиться с предложением по внедрению в сельскохозяйственное производство передового опыта, изложенного группой партийных работников. Предусмотреть их внедрение в производственных планах колхозов и совхозов на 74-й год».

Общество дружбы с ГДР в Иркут­ске было создано 50 лет назад – в 1964 году. Таким образом, побратимские отношения иркутян и немцев крепли год от года. Только за 70-е годы в Иркутске прошло около 50 крупных культурных мероприятий, так или иначе поддерживающих этот тренд – от годовщин создания ГДР до годовщин дружбы с ГДР. И вот одно из них таких праздничных мероприятий, которому посветили нынешнюю прогулку иркутские историки, как раз и состоялось 40 лет назад – летом 1974-го.

Обменялись почестями

– Статный, улыбающийся мужчина, – Алексей Петров показывает фотографию того периода, сделанную советскими фотокорреспондетами в Иркутске, на митинге в честь открытия проспекта. – Пауль Рошер приехал в Приангарье в середине июля и целый месяц отдыхал на Байкале. А уже 9 августа возвращается в Иркутск и сразу же отправляется на Братскую ГЭС, посещает «Братскгэсстрой». После этой рабочей поездки возвращается в Иркутск, где 11 августа в дождливый воскресный день на этой самой площади, где мы находимся, происходит торжественное событие – открытие проспекта Карл-Маркс-Штадта.

Советские власти, кончено же, не могли не вручить в этот день особый подарок иностранному гостю, руководителю делегации немецкого Карл-Маркс-Штадта. Так Пауль Рошер стал первым в истории Иркутска иностранцем – почётным гражданином города.

Как отмечает Алексей Петров, наделять таким статусом в Иркутске начали ещё в XIX веке. Звание давалось либо конкретному человеку, либо являлось потомственным – передавалось по наследству. К середине XIX века почётными стало уже 80 иркутян. Среди них были известные купцы Баснины, Медведниковы, Трапезниковы. А если учитывать всех членов именитых иркутских семейств, в которых звание переходило по наследству, то к 60-м годам XIX века их набралось около 300. Помимо купеческих семей звание начали вручать и известным генерал-губернаторам. Так, например, звания был удостоен в 1871 году иркутский генерал-губернатор Михаил Корсаков. Два года спустя его сменил Николай Синельников, также ставший почётным. «Наделять этим статусом должен был сенат, но ходатайствовала всегда городская дума», – рассказывает Петров. Но исторические события в стране в 1917 году свели эту систему, зародившуюся при царской власти, на нет. Все почётные звания исчезли, имена тех, кто получил такую награду, были вымараны. Однако всё возвращается на круги своя – в 1966 году, когда советские власти готовились к 50-летию победы великой Октябрьской революции, иркутский горсовет депутатов решил вернуть эти награды. И так первым почётным гражданином в советский период стала в марте 1967 года легендарная личность – известный врач, заслуженный врач Иркутска, Хаим-Бер Гершонович Ходос. Второй заслуженное признание получила директор школы № 63 Августина Телегина. А в 74-м 21-м по счёту почётным иркутянином в новой советской истории оказался Пауль Рошер.

– Немцы не остались в долгу – первому секретарю обкома КПСС Николаю Банникову на этом же месте, в этот же день было присвоено звание почётного гражданина Карл-Маркс-Штадта. Так он оказался в почётном ряду среди остальных выдающихся людей немецкого городка – первого канцлера Германской империи Отто фон Бисмарка, двукратной олимпийской чемпионки по фигурному катанию, любимицы советских мужчин Катарины Витт, – сообщил ведущий «Прогулок».

Настоящий демократ глазами очевидцев

Алексей Петров: «Но если Иркутск проспект Карл-Маркс-Штадта потерял, то в нынешнем Хемнице (бывший Карл-Маркс-Штадт)
до сих пор существует улица Иркутская»

Среди собравшихся на историческую прогулку иркутян оказались и очевидцы тех событий. Один из них, Иван Романович Романов, будучи работником обкома партии, сопровождал иностранную делегацию Карл-Маркс-Штадта, приехавшую выбрать площадку для строительства проспекта. С собой он принёс несколько старых чёрно-белых фотоснимков – Пауль Рошер с женой, сыном и переводчиком, Пауль Рошер выступает на митинге. «Я работал с делегацией пять дней. Побывали с ним в Ангарске на цементном заводе, в Байкальске на БЦБК. На мой взгляд, Пауль Рошер оказался хорошим оратором, он выступал на митинге и рассказывал горожанам, что через два-три года на пустыре, выбранном под строительство, появятся 9-этажные дома, школы, кинотеатр», – рассказывает Романов. Поделился своими воспоминаниями и бывший в то время вторым секретарем горкома КПСС Михаил Георгиевич Рудых: «Пауль Рошер был, на мой взгляд, по складу характера настоящим демократом. Говорил на русском языке. А когда на банкете мы принимали немецкую делегацию и им подали мёрзлого омуля – расколотку, то он ответил: «Без водки мёрзлую рыбу в Сибири едят только собаки».

В 2014-м Паулю Рошеру исполняется 100 лет. Родился он в семье профессиональных революционеров. Отец Рошера был ранен в годы гражданской войны, похоронен в Москве. Возможно, и младшему Рошеру была бы уготована судьба революционера, не исключает иркутский историк, но на потребу времени он стал партийным работником. Дважды избирался депутатом в народную палату ГДР, возглавлял окружной комитет Карл-Маркс-Штадта. Именно в этот период, когда партийную работу в немецком городке курировал Рошер, Иркутск и Карл-Маркс-Штадт установили наибольшее количество связей.

– Один из любопытных примеров сотрудничества – когда немцы при­ехали сюда, они привезли с собой миллионный экземпляр легендарного автомобиля «Трабант» и в Иркутске провели его успешные испытания. А немецкий шофер-испытатель за то, что проехал на этой новой машине по центральным улицам Иркутска, тут же получил знак «Победитель социалистического соревнования». Автомобиль был подарен городу, однако что с ним стало далее – нам пока неизвестно, но интересно было бы найти иркутян, которые могли бы рассказать, – сообщил руководитель проекта «Прогулки».

Неизвестна и дальнейшая судьба Пауля Рошера. Следы его теряются 1984 году. Ведь в большинстве европейских восточных государств после развала социалистической системы приняты законы о люстрации, таким образом, бывшие коммунистические вожаки уже не имели права участвовать в управлении государством.

Как это ни печально, но постепенно заканчивается и тесная дружба двух городов-побратимов. В конце 80-х жители Карл-Маркс-Штадта хотели сделать Иркутску подарок – установить памятник Карлу Марксу на площади проспекта. Один немецкий активист даже пообещал привезти к этому событию 2000 морозостойких цветов, чтобы высадить их вокруг памятника. Но летом 89-го года, когда контейнер с цветами прибыл в столицу Приангарья, выяснилось, что иркутяне площадь не подготовили и памятник не открыли. Таким образом, чтобы не обидеть немца, очевидно, очень любившего Советский Союз, цветы пришлось высадить на сквере Кирова. В апреле 1990 года в Карл-Маркс-Штадте прошёл местный референдум. 76% жителей города проголосовали за возвращение ему исторического названия – Хемниц. А в Иркутске 3 февраля 1997 года решением гордумы проспект был переименован в проспект маршала Жукова. Таким образом, побратимские отношения сохранились у нынешнего Хемница только с Волгоградом и Бишкеком.

– Но если Иркутск проспект потерял, то в нынешнем Хемнице до сих пор существует улица Иркутская. Ответные санкции, как это модно у нас сейчас, никто в Германии принимать не стал, – заключает историк.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер