издательская группа
Восточно-Сибирская правда

А передача отстаёт

Идея ликвидировать энергодефицит в Бодайбинском районе за счёт одной ЛЭП из Якутии вызвала сомнения экспертов

ЛЭП от Пеледуя до Мамакана, призванную обеспечить энергоснабжение золотодобывающих предприятий и в определённой степени решить проблему дефицита электричества в Бодайбинском районе, включили в проект инвестиционной стратегии Иркутской области до 2025 года. Более того, за государственную поддержку её строительства высказалось большинство участников инвестиционного совета при правительстве региона, заседавшего во вторник. Однако детали проекта, который уже реализуют полным ходом, вызвали вопросы у энергетиков и представителей властей.

В кольце энергодефицита 

Министерство энергетики РФ не так давно в четвёртый раз признало Бодайбинский и Мамско-Чуйский районы Иркутской области одним из «узких мест» Единой энергетической системы (ЕЭС) России. В схеме и программе развития энергосистемы на 2014–2020 годы, которую ведомство утвердило 1 августа, они были включены в список территорий, где необходимо сооружение генерирующих мощностей, отсутствующих в планах каких-либо собственников. Федеральные власти фактически констатировали, что принятые меры – увеличение объёмов перетока из других регионов, предпринятое в 2012 и 2013 годах – при всём положительном эффекте не позволили избавиться от глобальной проблемы, заключающейся в том, что Мамаканская ГЭС зимой резко снижает выработку электроэнергии, а идущие из других районов сети исчерпали свои возможности. 

За последние несколько лет были предложены несколько вариантов её решения. К примеру, в 2008 году ОАО «Иркутскэнерго» и ОАО «АК «Якутск-энерго» представили проект объединения двух региональных энергосистем.  А в 2010 году ОАО «Иркутская электросетевая компания» предложило включить в Генеральную схему размещения объектов электроэнергетики до 2030 года «кольцо» из линий напряжением 220 кВ, за счёт которых было бы обеспечено энергоснабжение Бодайбинского района. Также задача может быть решена и при расширении пропускной способности ЛЭП от Усть-Кута на север Бурятии и Забайкальского края. Однако в 2012 году возник другой вариант: линия напряжением 220 кВ­ между посёлками Пеледуй в Якутии и Мамакан в Иркутской области, которая проходит рядом с золоторудными месторождениями «Чёртово Корыто» и «Сухой Лог». 

Её строительство было предусмотрено в соглашении между ОАО «Полюс Золото» и ОАО «Федеральная сетевая компания Единой энергетической системы», а также меморандуме, который во время XVI Петербургского экономического форума помимо перечисленных компаний подписали руководители обоих регионов, ОАО «Дальневосточная энергетическая управляющая компания» и Фонда развития Дальнего Востока и Байкальского региона. 

Цена вопроса и вопрос цены

Два года спустя первую очередь проекта – возведение одной цепи линии на 110 кВ по маршруту «Пеледуй – Сухой Лог – Вачинская» вместе с новой подстанцией «Полюс» и расширение открытого распределительного устройства действующей подстанции «Пеледуй» – реализуют полным ходом. Как сообщил 26 августа на заседании инвестиционного совета директор по региональным программам ЗАО «Золотодобывающая компания «Полюс» Андрей Козлов, работы идут параллельно на двух участках: иркутском и якутском. Строительство ЛЭП будет завершено до конца 2014 года. Кроме того, разработан проект второй очереди, который предусматривает создание второй цепи высоковольтной линии с её переводом на 220 кВ, подстанций «Сухой Лог» и «Чёртово Корыто», а также реконструкцию ПС «Мамакан». 

Стоимость первой очереди ЛЭП составляет 4,22 млрд рублей, причём работы целиком и полностью финансирует «Полюс Золото». Затраты на второй этап оцениваются в 8,83 млрд рублей. Такова цена за то, чтобы обеспечить потребности золотодобывающих предприятий (самому «Полюсу» нужно дополнительное электричество для расширения производства на Вернинском месторождении и освоения Чёртова Корыта), ликвидировать энергодефицит для других потребителей и обеспечить энергоснабжение Байкало-Амурской и Транссибирской магистралей. «Это достаточно крупный проект, который государство поддерживает и планирует частично финансировать за счёт средств Фонда национального благосостояния», – напомнил Козлов о планах по развитию железных дорог, которые упираются в отсутствие электроэнергии. 

В то же время на пути строителей линии есть одно препятствие: слишком высокая стоимость передачи электроэнергии, которую вырабатывает Вилюйский каскад ГЭС, расположенный в изолированном от Единой энергетической системы России Западном энергорайоне Якутии. Речь об индивидуальном тарифе на передачу, который окажется существенно выше цены, действующей в Иркутской области. Как следствие, итоговая стоимость киловатт-часа для месторождений в Бодайбинском районе может составить около пяти рублей. Это почти в три раза выше, чем платят предприятия на остальной территории региона. «[Мы] хотели бы добиться какой-то конструктивной позиции регулятора в установлении обоснованного тарифа», – заключил представитель золотопромышленников. «Нет никакой неопределённости, потому что тарифы на передачу являются едиными для всех потребителей, относящихся [ко второй] ценовой зоне [оптового рынка электроэнергии и мощности], – заметил руководитель службы по тарифам Иркутской области Александр Халиулин. – Вопрос в другом: «Витимэнергострой» собирается построить линию и на первом этапе присоединиться к мощностям «Якутскэнерго», которые расположены в неценовой зоне». Таким образом, единственным вариантом остаётся индивидуальный тариф на передачу. Но в том случае, если будет создана связь между Западным энергорайоном Якутии и ЕЭС России, на него будут распространяться те же принципы тарифообразования, что действуют в пределах ценовых зон оптового рынка. 

Без генерации никуда

К электричеству, выработанному из воды Мамакана, планируют добавить энергию Вилюйских ГЭС, но есть опасения, что этого будет недостаточно для того, чтобы удовлетворить потребности местных предприятий

Генеральный директор ОАО «Иркутскэнерго» Олег Причко, в свою очередь, обратил внимание на другой недостаток – зависимость выработки Вилюйских ГЭС-1 и ГЭС-2 от сезона. «Пример Мамаканской ГЭС у вас перед глазами: энергия и мощность нужны вам зимой, но станция их не выдаёт, – пояснил он. – У меня нет детализации по зимней и летней нагрузке на Вилюйский каскад ГЭС, но я могу наблюдать за Мамаканской ГЭС и нашими станциями. И полагаю, что вы получите, условно говоря, тридцать мегаватт, которые не синхронизируются ни с Единой энергосистемой, ни с нуждами потребителей. Никого вокруг питать не получится, не останется ничего». На это Козлов ответил, что есть договорённость о передаче 51 МВт и «Якутия подтвердила эти объёмы генерации».

В то же время дефицит электрической мощности, который испытывают месторождения «Полюс Золота», составляет 20 МВт. При расширении производства на Вернинском месторождении необходимо 27 МВт, потребности будущего комбината на Чёртовом Корыте оцениваются ещё в 20 МВт. А в схеме и программе развития ЕЭС России на 2014 год сказано, что по уже поданным заявкам на технологическое присоединение к сетям потребителей в Бодайбинском и Мамско-Чуйском районах нужно более 120 МВт. «Мы поддерживаем озабоченность, которую высказал Олег Николаевич [Причко], но это касается в большей степени не вопросов технического характера, а той практики, которая существует у нас», – добавил заместитель руководителя Управления Федеральной антимонопольной службы по Иркутской области Александр Кулиш. Речь о тех случаях, когда ЗАО «Витим­энерго» (структура «Полюс Золота») создавало, по мнению ведомства, дискриминационные условия для других золотопромышленных компаний, работающих в Бодайбинском районе, – ОАО «Высочайший» и ООО «Друза». Выражалось это или в ограничении подачи электроэнергии или в отказе осуществить технологическое присоединение к сетям. «Количество таких дел вызывает у нас озабоченность», – подчеркнул Кулиш. «Но при этом к «Витимэнерго» никаких претензий нет», – парировал Козлов. 

Действительно, в картотеке арбитражных дел содержатся сведения о 12 процессах (не считая трёх объединённых с другими производствами), в которых структура «Полюс Золота» оспаривала решения Иркутского УФАС, признававшего её нарушительницей законодательства о защите конкуренции. Разбирательство чаще всего проходило во всех инстанциях вплоть до Высшего арбитражного суда РФ, ныне объединённого с Верховным судом РФ. И в большинстве случаев решения были вынесены не в пользу антимонопольщиков. Но дважды суд признавал их правоту, не соглашаясь только с размером штрафа, предъявленного «Витимэнерго», столько же раз компанию признавали виновной в том, что она необоснованно ограничивала подачу электричества золотодобытчикам. Поэтому в Иркутском УФАС опасаются, что электро­энергию из Якутской энергосистемы разберут только те проекты, которые реализует «Полюс Золото». 

При всём при том в схеме и программе развития ЕЭС России на 2014 – 2020 годы сказано, что по одним только заявкам на технологическое присоединение новых потребителей Бодайбинскому и Мамско-Чуйскому районам нужно более 120 МВт. Как следствие, одним строительством линий электропередачи на 220 кВ не обойтись, необходимо возведение тепловой электростанции, установленная мощность которой превышает 200 МВт. Тот же самый документ предусматривает строительство Ленской ТЭС, которую планирует возвести «Иркутскэнерго», и запуск в 2016 году одного её энергоблока. Она же содержится в перечне приоритетных проектов в существующей предварительной версии инвестиционной стратегии Иркутской области. Несмотря на то что станция, работающая на газе, должна будет разместиться в Усть-Куте, утверждённая Минэнерго схема и программа предполагает строительство линии на 500 кВ от неё до подстанции «Нижнеангарская» в Республике Бурятия с продолжением до подстанции «Чара» в Забайкальском крае, которая как раз пройдёт по «северам». Однако ввод первого участка этой ЛЭП намечен лишь на 2017 год, а второго – на 2020 год, несмотря на то что неоднократно звучали предложения о том, чтобы ускорить её запуск. 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер