издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Чалдоны и бурундуки

Завершилась этнографическая экспедиция в Усть-Илимский район

  • Автор: Ольга МИХАЙЛОВА

В распоряжении этнографа Лидии Мельниковой девять дней, но на счету буквально каждая минута. За это время нужно обследовать восемь территорий Усть-Илимского района – посёлки Седаново, Подъеланка, Невон, Железнодорожный, Тубинский, Эдучанка, Ершово и Кеуль.

Лидия Мельникова на севере не впервые. В 2003 году состоялась её первая экспедиция в Усть-Илимский район в качестве специалиста по фольклору и этнографии Иркутского областного Дома народного творчества. Тогда были обследованы посёлки Невон и Кеуль, хотя для серьёзного изучения старожильческой территории двух дней было явно недостаточно. В последующие годы этнограф объездила многие районы Иркутской области, за это время сложилась целостная картина материальной культуры быта жителей Приангарья и Приленья.

Год назад был изучен Нижне-илимский район, и в 2014-м Мельникова решила вновь вернуться в Усть-Илимский район. Он был образован в 1968 году при соединении частей Нижнеилимского и Братского районов. В беседе усть-илимские старожилы до сих пор часто акцентируют внимание на том, что они уроженцы одного из этих районов, многие называют себя «бурундуками». Интересно, что они никогда не открещиваются от этого прозвища, которым их нарекли за чрезмерную запасливость и бережливость. Кстати, я сама впервые услышала о бурундуках от жителей Нижнеилимского района. Но общее название старожилов всё же чалдоны, о чём помнят в Усть-Илимском районе уже совсем немногие. 

– Да, мы все чалдоны, кто по Ангаре, – утверждает Ефросинья Ивановна Сизых. 

1933 года рождения, она одна из немногих, кто ещё может что-то вспомнить и рассказать. Почти никто не помнит своих чалдонских корней, из 28 местных жителей, которые были опрошены в этой экспедиции, лишь двое сказали об этом. 

Жучери – деревянные носилки, рюкзак

«Все дети крыты тёсом» – так говорили о семьях, в которых дети носили добротную, хорошую одежду, сшитую из тонкого конопляного холста, – объясняет этнографу Нина Михайловна Карнаухова. – Тёс – тонкая ровная доска, которой обычно покрывали крышу дома», – уточняет жительница посёлка Невон. 

В экспедиции по Усть-Илимскому району были найдены совершенно новые слова и сведения. Словарь этнографа пополнился словами «жучери», «коготки», «преснушки», «сендух», «бачамка», «галок» («колок»), «курлук». Лидия Мельникова собирает информацию о материальной культуре быта старожилов: об особенностях одежды, традиционной пище, предметах быта, орудиях ловли рыбы. Однако этнограф отмечает, что многие сильно путаются в воспоминаниях. 

– Беда затопления родных земель и переселения на чужбину коснулась многих жителей Приангарья. Потерял корни – историческая память исчезает, – считает Мельникова.

Культура нижнеилимских и братских крестьян, которые жили по Ангаре, в целом очень схожа, хотя и есть некоторые различия. Условия жизни были одинаковыми: промысел, охота, собирательство, и Ангара, безусловно, их тоже диктовала. От рыболовов вновь, как и в нижнеилимских деревнях, было услышано про мокченов, которые в основном использовались для наживки. Зато осетра и стерлядку называют красной рыбой, несмотря на то что мясо у этих рыб белое.

– Красная – значит красивая, вкусная, – объясняют старожилы. Вся остальная рыба – белая. 

В лексиконе охотников, например, часто встречалось выражение «ночевать на сендухе», что означает провести ночь на открытом воздухе, не в зимовье. 

– Сендух – то же самое, что и лабаз – сарай для охотника на высоких ногах, часто даже без стен, незакрытый, – рассказывает Ефим Иннокентьевич Зарубин из Ершова. 

От Любови Алексеевны Сазоновой из посёлка Подъеланка этно-граф впервые услышала про жучери – деревянные носилки, рюкзак, ещё в Приангарье их часто называют понягой. Потом о жучерях в Усть-Илимском районе много кто рассказывал.

Татьяна Васильевна Ведерникова встретила этнографа, сидя за старинной прялкой-корневушкой. Она сообщила о том, какие кушаки носили в старину и из чего шили одежду. «Всё было портяно…» – говорит бабушка.

Женщины часто рассказывают о том, как вкусно готовили шаньги – сдобные булочки с начинкой или наливкой, преснушки – булочки, крендельки из пресного теста, сбитень – крем, который был любимым лакомством детворы, и яблошницу (так называли картофельное пюре). 

Лидия Мельникова – народный мастер по русскому народному костюму и кукле. В экспедициях по Иркутской области она обязательно собирает информацию о традиционных тряпичных куклах, которыми играли в детстве наши бабушки. И что характерно для этой экспедиции, не нашлось сведений ни об одной оригинальной куколке. Лидия Мельникова объясняет это тем, что основная часть северян по возрасту дети войны, многие из них с малолетства были заняты в колхозе. А если и играли, то только скрутками, которые делали, например, из ватника. 

В любой этнографической экспедиции обязательным является посещение местного краеведческого музея и школьных музейных комнат, экспонаты которых дают первое представление о материальной культуре данной территории. Помогло посещение Усть-Илимской школы искусств № 2, которая славится в области своими народными традициями.

В настоящее время устьилимцы занимаются созданием этнографического отдела районного краеведческого музея, поэтому в экспедиции с Лидией Мельниковой работала библиотекарь-экскурсовод МКУК «Межпоселенческая центральная библиотека» Ирина Гущина. Из кеульского музея перевезены экспонаты в Усть-Илимск, идёт комплектование фонда районного краеведческого музея.  

– Очень значимо, что в разных местах нам дарили вещи для районного краеведческого музея: жучери, мужские чирки, интересные дорожки, сотканные нетрадиционным способом, что несомненно поможет устьилимцам сохранить материальную культуру быта своих предков, – подытоживает Лидия Мельникова.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector