издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Коммунальный нигилизм

  • Автор: Елена ПОСТНОВА

Задолженность иркутян за коммунальные услуги превысила 1 млрд 785 млн рублей. Должников можно условно разделить на несколько групп: принципиальные неплательщики, плательщики от случая к случаю и правовые нигилисты, уверенные, что никому ничего не должны. Порой в одной пятиэтажке могут сконцентрироваться представители всех групп, тогда долг дома исчисляется миллионами. «Сибирский энергетик» вместе с приставами отправился в рейд по квартирам злостных неплательщиков в микрорайоне Первомайский.

Дружные соседи

Дом № 3 в микрорайоне Первомайский на плохом счету как у управляющей компании, так и у судебных приставов. Как рассказала эксперт по правовым вопросам СРО НКО «Содружество ЖКХ» Ирина Кустова, пятиэтажка задолжала уже больше 1,2 млн рублей. При этом видно, что несмотря на большую задолженность дом не обделён вниманием управляющей компании. Окна во всех подъездах стоят пластиковые, видно, что швы дома недавно обновлялись, в прекрасном состоянии и небольшой палисадник со скошенной травой, клумбами и самодельными садовыми фигурами. Здесь крупные неплательщики, чей долг больше 50 тыс. рублей, проживают в каждом подъезде. 

Первым делом мы направляемся в квартиру, собственник которой задолжал 284 тыс. рублей. Представители подрядчика управляющей компании ОАО «Западное управление ЖКС» не запаслись ключами от подъездов, поэтому приставы не могут легко добраться до квартиры злостного неплательщика. Тогда начинается стандартная процедура: пристав обзванивает все подряд квартиры, спрашивая разрешения попасть в подъезд. Но как только пристав представляется, на том конце домофона отключаются и больше не отвечают на звонки. С окна квартиры на первом этаже женщина внимательно наблюдает за действиями пристава, но открывать не торопится. Журналисты не выдерживают и пытаются объяснить ей, что нам обязательно нужно попасть в подъезд. Женщина отходит от окна и домофон в её квартире не отвечает. Наконец посчастливилось: дверь нам открыли соседи квартиры, в которую мы направляемся.

Как рассказал Юрий, представитель фирмы подрядчика управляющей компании ООО «Майское», в муниципальной квартире прописано шесть человек, все совершеннолетние, но фактически проживает один пожилой мужчина. Дверь в квартиру нам не открывают. Зато на шум на лестничной площадке реагирует соседка. «Его дома нет. Редко вообще можно его встретить: ни с кем не общается. Родственников его давно не видела», – рассказывает женщина. Тем не менее, она соглашается передать соседу письмо от приставов. Но, поясняет судебный пристав-исполнитель Свердловского ОСП Ольга Власова, должник не будет считаться должным образом, уведомлённым. Поэтому приставам придётся прийти в нехорошую квартиру ещё раз. 

Мы направляемся в соседний подъезд: сотрудники охранного агентства, пристав, представители фирмы подрядчика УК и журналисты. Удивительно, но дверь в квартиру нам открывают после первого же нажатия на кнопку звонка. Гостеприимный хозяин по имени Тамас разрешает войти не только приставу и охраннику, но и представителям прессы. Помимо мужчины в доме две женщины и мальчик. Прописан в квартире, по данным подрядчика, всего один человек. Тамас объясняет, что семья снимает квартиру уже два года, хозяйке платит исправно и о коммунальном долге слышит в первый раз. «У меня здесь семья: женщины, дети. Если бы я знал, что у нас долг, неужели бы я не заплатил? Я послушный гражданин!» – заверяет пристава Тамас. 

Пылкую речь мужчины прерывают представители фирмы подрядчика УК. «Да вы же регулярно соседей снизу топите! Я к вам чаще дыхания хожу, по-стоянно о долге напоминаю. А теперь вы мне говорите, что в первый раз слышите. Зачем обманываете?», – возмущается Юрий, представитель ООО «Майское». Тамас в спор не вступает, предпочитает заверить пристава, что обязательно поговорит с хозяйкой или даже самостоятельно начнёт оплачивать долг. Пристав составляет акт, предупреждает жильцов, что если не последует никаких действий – долг не будет сокращаться, собственник не обратится в управляющую компанию для оформления рассрочки – приставы придут ещё раз, но уже для ареста имущества. 

На лестничной площадке этажом ниже нас встречает Ирина, проживающая как раз под квартирой должника. «Топят они нас регулярно. Но с ними решить вопрос никак не получается: с квартиросъёмщиками разговаривать бесполезно, а хозяйке «всё по барабану», – жалуется Ирина. 

«Здесь даже описывать нечего»

Дом № 3 в микрорайоне Первомайский, несмотря на долг свыше 1 млн 200 тыс. рублей,
не обделён вниманием управляющей органиазции

Нередко проблемными становятся муниципальные квартиры, в которых иркутяне по договору найма проживают всю жизнь. Жильцы чувствуют себя защищёнными, уверены, что их за долги никуда не переселят, поэтому не оплачивают коммунальные и жилищные услуги годами. Таких жильцов юристы управляющих компаний называют коммунально-правовыми нигилистами. Именно с такими жильцами мы столкнулись в квартире № 84. Хозяйка квартиры разрешает журналистам войти в дом, но мы оказываемся не готовы к обстановке в квартире. Буквально через минуту журналисты спешно выходят в подъезд со словами: «Там же дышать невозможно, как там люди живут?». В трёхкомнатной квартире спёртый воздух, пахнет грязными вещами, испорченными продуктами, по стенам как у себя дома разгуливают жирные тараканы.  

«Жаль, что некоторые семьи ютятся в муниципальных однокомнатных квартирах всю жизнь, копят на ипотеки и кредиты. А кто-то получает жилую площадь в три раза больше и не ухаживает за ней», – высказывает общее мнение представитель подрядчика Юрий. Согласно информации управляющей компании, последний платёж по этой квартире проходил 31 декабря 2012 года. За два года жильцы успели накопить долг в размере 73 тыс. рублей. 

Журналистов приглашают быть понятыми: приставы решают арестовать два стареньких телевизора, dvd-проигрыватель, потёртую мебель. Все вещи остаются на ответственном хранении жильцов. Но если они их испортят или продадут, их ждёт наказание вплоть до уголовного преследования. 

Уже на улице, пока все участники рейда пытаются отдышаться после грязного воздуха в квартире, пристав объясняет: данный арест больше сделан для устрашения злостных неплательщиков. «Стоимость этих вещей низкая, не хватит, чтобы оплатить большой коммунальный долг. Но вся эта техника представляет ценность для жильцов. Я им объяснила, что если в течение 

10 дней от них не последует реакции, имущество придётся изъять», – пояснила Ольга Власова.

Порой у злостных неплательщиков изымать-то нечего. С такой ситуацией столкнулись приставы в квартире № 51. Долг жильцов тянется годами, составляет уже 226 тыс. рублей. В квартире проживает семь человек: бабушка, которая плохо понимает попытки пристава разъяснить наличие задолженности, две совершеннолетние дочери, недавно вернувшиеся из мест лишения свободы (на момент вечернего рейда их не было дома) и внуки. Хозяйка пустила в квартиру только пристава и охранника. «Здесь даже  описывать нечего. Нищета», – коротко прокомментировала пристав.

Вот в таких ситуациях управляющие компании чувствуют своё бессилие: в Иркутске нет маневренного фонда для выселения должников. Меры ограничения предоставления коммунальных услуг также не приносят должного результата. Например, коммунальный эксперимент по установке канализационных заглушек в квартирах должников в Иркутске провалился. Иркутяне выводили из строя заглушки и продолжали пользоваться благами цивилизации, не уплатив ни копейки долга. 

Арест имущества должников, как правило, проводится больше для устрашения неплательщиков.
Вещи имеют низкую стоимость и представляют ценность только для их владельцев

Как рассказала Ирина Кустова, с каждым месяцем долг жильцов перед управляющими компаниями только растёт. «Всего задолженность жильцов 600 многоквартирных домов перед Западным управлением ЖКС составляет 452 миллиона рублей. Есть должники, которые не платят с 2008 года. Есть и «мелкие», «начинающие» неплательщики, которые пока накопили задолженность в размере 20–30 тысяч рублей. Закон говорит, что с должником можно начинать работать, когда собственник не платит свыше 3 месяцев. Уже тогда можно производить ограничения предоставления коммунальных услуг. Но сначала мы предупреждаем собственников, затем запускаем телефонный обзвон с помощью специальной программы, которая имеется у многих управляющих компаний. В суд выходим, когда сумма задолженности свыше 50 тысяч рублей», – пояснила эксперт по правовым вопросам «Содружества ЖКХ».

Суд – последняя инстанция. Управляющие компании города соглашаются идти на рассрочку коммунальных платежей. «Срок устанавливается в зависимости от суммы долга, но на погашение задолженности предоставляется не больше года. Как правило, люди обращаются в управляющую организацию с просьбой о рассрочке, когда встаёт вопрос о получении госсубсидии: одним из условий является отсутствие долга по ЖКХ или наличие соглашения  с управляющей компанией на рассрочку. Но, как правило, люди рассрочку оформляют, субсидию получают, а задолженность оплачивать забывают. Тогда компании выходят в суд», – добавила Ирина Кустова.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер