издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Из разных сфер

  • Автор: Ирина РАСПОПИНА

Кирилл Сухомлинов – «Медики, изменившие мир»

Год издания: 2014.

Издательство: «Эксмо». 

Сейчас кого ни спроси, каждый фотограф, менеджер, креативный директор или ещё кто-нибудь из сферы неопределённости. Пока сферы деятельности продолжают рассыпаться на тысячу осколков, дробясь об IT, digital, маркетинг и прочий Интернет, вспомним, что по-настоящему важных профессий не так много (на самом деле – пересчитать по пальцам), врач среди них – в пятёрке лидеров. Книга Кирилла Сухомлинова «Медики, изменившие мир», – это удачная попытка рассказать о самых главных врачах в истории. И – нет, здесь не только про Авиценну, есть и те имена, что совсем не на слуху, но точно нуждаются в заучивании. Как-как? Эдвард Дженнер? Благодаря ему натуральная оспа стала первым заболеванием, которое удалось искоренить во всём мире посредством вакцинации. Сегодня последние экземпляры вируса хранятся в лабораториях Новосибирска и американской Атланты. Эдвард Дженнер был автором не только первой вакцины от оспы, но и стал родоначальником вакцинации. Но имя такое неприметное… Запомнить Эдварда Каллена или Дженнифер Лопез куда проще, они же не сходят с журнальных страниц. 

Или вот ещё история: два знакомых каждому писателя, Михаил Булгаков и Александр Беляев, в одном и том же году, городе и на основе одного и того же прототипа создали свои знаменитые произведения «Собачье сердце» и «Голова профессора Доуэля». Кто же так вдохновил русских авторов? Шарль Броун-Секар, автор первых опытов по омоложению, родоначальник гормональной терапии, один из основоположников неврологии, провозвестник эндокринологии и реаниматологии. С подобного сухого перечисления основных заслуг начинается каждая глава, прилагается портрет, а затем через три-четыре ярко озаглавленных мини-части рассказывается самое главное о каждом. Информация подана предельно доступно, никакой устрашающей терминологии или сухого фактажа: любой вполне может пересказать историю жизни каждого доктора. Объём в 384 страницы кажется большим, но все главы – предельно лаконичные, да и читать можно как сборник рассказов: постепенно, не за один присест. Жаль, что тираж у книги всего полторы тысячи экземпляров. К сравнению, детектив Дарьи Донцовой «Сбылась мечта бегемота» вышел в этом году в издательстве «Эксмо» тиражом в сто тысяч экземпляров. Детективы Донцовой – на вершине российского списка лидеров продаж, тираж выпущенных писательницей в 2013 году книг составил более 2,8 миллиона экземпляров. А про медиков, изменивших мир (от Гиппократа до Бурденко) – всего полторы тысячи экземпляров. 

Книга о врачах всех времён и народов напоминает детские энциклопедии; помните, были такие: «Откуда приходят вещи?», «История мира в 100 предметах», «Главные военные сражения». И это хорошее начинание. У издательства «Эксмо» таких новеньких книг целая серия: «Подарочные издания. Они изменили мир», есть о важных событиях, брендах, великих женщинах, музах, знаменитых бизнесменах, есть даже сборник «Речи, изменившие мир» (на обложке Джон Ф. Кеннеди). Пожалуй, книгу об изменивших мир медиках можно даже включить в список книг для профориентации: вполне можно вдохновиться примерами и решиться стать врачом. А другие просто узнают, как был изобретён стетоскоп (в восемнадцатом веке, не так уж и давно), что хлороформ был впервые получен как растворитель для каучука, что доктор, поставивший на ноги Д.И. Менделеева, лежит нетленным в саркофаге православного храма, а операционный стол был опаснее полей сражений Ватерлоо. 

«Боль – это сигнал живого организма. Она сообщает об опасности, предупреждает, что со здоровьем не всё в порядке. Но для врача, особенно хирурга, это порой и серьёзное препятствие на пути помощи больному, ведь, каким бы высокопрофессиональным доктор ни был, он не может уговорами заставить нервные рецепторы «молчать» во время лечебной процедуры, а значит, у пациента возможен и болевой шок. Зато врач может сделать так, что боли тот и не почувствует, и это даст возможность врачу произвести необходимые манипуляции. Знания, как эффективно и без нанесения вреда здоровью пациента справиться с болью, вобрала в себя научная дисциплина анестезиология, а весомый вклад в её развитие внес доктор Джон Сноу».

 

«Русские женщины. 47 рассказов о женщинах»

Год издания: 2014.

Издательство: «Азбука».

В последнее время стали издавать много сборников рассказов российских писателей, что не может не радовать: три по цене одного (точнее – 47 авторов под одной обложкой), можно узнать новых авторов, можно прочитать неизвестные рассказы знакомых и, возможно, любимых писателей. Но не всё так просто. Современные книгоиздатели идут финансовым путём «раз мы платим деньги, то и заказываем музыку тоже мы» и задают для сборника общую тему, оповещая литераторов: сочинение на заданную тему, пожалуйста, к такому-то числу. Литераторы, наверное, и рады, что их выбрали («меня выбрали, представляете?»), но гордость за шаг вперёд приглушает необходимость писать на заказ. Если бы речь шла о статьях, о журналистах, – тогда другое дело, – там ремесло с возможностью дотянуться до вершин мастерства; но речь о рассказах, о литературе… Результат бывает разный: у нас уже есть печальный опыт чтения рассказов об острове Капри (вероятно, написанных для того, чтобы повысить продажи в сфере недвижимости острова), а есть и достаточно интересный опыт чтения рассказов о Северной Пальмире: «Петербург-нуар», где каждая глава – отдельная локация, улица, памятное место в овеянном легендами городе. Сочинять на волне патриотизма, о своём, родном, гораздо проще, чем про италийский берег. Поэтому результаты, в принципе, закономерны. Однако что могло получиться, когда писатели взялись за тему «русские женщины»? Тема – куда уж ближе, куда уж шире, можно практически любое произведение подвести под эту тему. И писатели – а их сорок семь человек – могли создать если не двадцать, то дюжину шедевров точно. Но объёмный труд под вполне симпатичной обложкой и с перспективными писателями в оглавлении проходит мимо сознания как скорый поезд, вагоны настолько неприметные, что сливаются в один размытый силуэт. Авторы заходили с разных концов: кто-то посвящал рассказ своей жене, кто-то писал о бабушке, кто-то писал матом и о неприглядных сторонах жизни. Одни выдумывали невообразимые заголовки, другие упрощали до минимума, третьи включали в текст собственную персону («писателю Н. предложили написать рассказ о русской женщине для сборника «Русские женщины»). Были авторы, которые внезапно переворачивали с ног на голову весь сюжет одним-единственным предложением в конце, другие начинали с потенциально проблемной тематики («4 апреля 201* года Варя перестала есть»), но единственное ощущение от всей книги – разочарование. Прецедент занятный, и ознакомиться можно, однако рассказы эти растворятся в литературном потоке, как уходит в небытие утренняя радиопередача и прошлогодний снег. 

«И вот жизнь моя совершенно переменилась: в прошлом осталось замужество за толстым, ленивым мальчиком, сыном большого начальника. Муж ничего не умел и не хотел делать; муж пил; муж сломал мне переносицу. Я родила ему двух сыновей, чтобы он в армию не попал, а он – подлец… Он напился пьяным и сломал мне переносицу. Впрочем, я это уже говорила. Ну а теперь у меня есть дробовик Kel-Tec KSG. Гладкоствольное ружьё с продольно скользящим цевьём. Схема bullpup, знаете такую? Это схема компоновки автоматов, при которой спусковой крючок вынесен вперёд и расположен перед магазином и ударным механизмом».

 

Эдвард Морган Форстер – «Говардс-Энд»

Год издания: 2014.

Издательство: «АСТ».

Эдвард Морган Форстер – английский классик ХХ века; можно бы сказать, что первой половины двадцатого века, – но нет, его книги согласно воле автора выходили и посмертно, в семидесятых, восьмидесятых годах. В этом смысле он чем-то напоминает Ивлина Во с его «Возвращением в Брайдсхед»: оба писателя опубликовали по одному скандальному роману, а в остальном творчестве были вполне конформны. 

«Говардс-Энд» – это как поместье «Двенадцать дубов» из «Унесённых ветром», как австралийское поместье «Дрохеда» из «Поющих в терновнике» Колин Маккалоу. Центральный неодушевлённый главный герой. Место силы. Наследство и мечта. Любители сериала «Аббатство Даунтон» наверняка найдут много знакомых мотивов в романе Форстера. Важный момент: роман исключительно хорошо экранизирован, у него три премии «Оскар», две «Бафты», один приз Каннского кинофестиваля; в ролях Эмма Томпсон, Энтони Хопкинс, Ванесса Редгрейв и Хелена Бонэм Картер. Так что до или после прочтения можно дополнить воображаемую картину просмотром фильма. 

Вся история – о трёх семействах, представляющих три разных класса. Уилкоксы – богатые капиталисты, представляют класс, заменяющий старую аристократию. Сёстры Шлегель представляют просвещённую буржуазию. Басты принадлежат к низам среднего класса. Пока «Говардс Энд» переходит от одного владельца к другому, можно ненароком ответить на более глобальный вопрос «Кто унаследует Англию?», ведь дело происходит накануне крупных исторических событий начала ХХ века. Книга – ни в коем случае не энергичный экшн или захватывающий детектив, это классический роман, который стоит читать неторопливо, разбираясь в оттенках чувств героев и ввязываясь в споры о причинах и следствиях. Это, скорее, Эдит Уортон с сёстрами Бронте, чем Роберт Луис Стивенсон. Роман чувств в канве происходящих исторических событий, поиски правды и срез реальности, – может быть, только сейчас, издалека, виден зашкаливающий уровень шовинизма, описанный в книге по ходу дела.

Семейная сага со множеством неизвестных, где заметнее всего непонимание, стеной встающее между людьми. У Форстера был острый глаз на мельчайшие детали, которые превращают книжный текст в жизнь. И эти детали – не ядерная бомба, это качественный шов сюртука лондонского портного: знатоки поймут, а прохожие могут и не заметить.

 «Деловой человек улыбнулся. Со дня смерти своей жены он почти удвоил свой доход. Стал наконец важной персоной, и его имя, стоявшее в проспектах компаний, агитирующих подписчиков купить акции, было весьма весомо. Жизнь его баловала. И ко­гда мистер Уилкокс прислушивался к плеску Темзы, все ещё бегущей вспять со стороны моря, ему казалось, что мир у него в руках. Река, такая загадочная для девушек, не таила для него никаких секретов. Он помог сократить её длинный приливной путь, купив акции Теддингтонской плотины, и если он и другие капиталисты сочтут необходимым, этот путь когда-нибудь будет сокращён ещё больше. С хорошим обедом в желудке и двумя милыми, хоть и учёными, женщинами по бокам он чувствовал, что держит в руках бразды правления, а то, чего не знает, знать и не нужно».

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер