издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Волшебные стёкла»

Наш корреспондент рассмотрел диапозитивы Иркутского планетария

Вручную раскрашенные анилиновыми красками, изображающие звёзды, Солнце, Луну, первый советский спутник. Эти «туманные картинки» из стекла десятки лет освещали работу Иркутского планетария, делая ближе галактики, звёзды и астрономический «зоопарк» из средневековых легенд. Сейчас это уже часть истории – в современных планетариях, конечно, такие раритеты не используются. Однако, к примеру, в Московском планетарии оборудован специальный стенд, где можно увидеть 144 диапозитива 50–60 годов прошлого века. Возможно, и диапозитивы Иркутского планетария когда-то займут своё место в музее, пока же они хранятся в Астрономической обсерватории ИГУ.

«Искусно окрашенные вручную»

«Было ли начало, будет ли конец мира?» – этому старенькому диапозитиву более шести десятков лет. На бумаге, которым он обклеен по краю, следы чернильной ручки – ко-гда-то один из лекторов Иркутского планетария поставил на нём инвентарный номер. Эта лекция была одной из первых, что были прочитаны в 1950 году, в год открытия Иркутского планетария. Сколько раз перед глазами зрителей возникала эта картинка, спроецированная с маленького стёклышка? Сотни, тысячи? Когда-то именно это изображение увидел архиепископ Иркутский и Читинский Палладий, которого пригласили вместе с другими священниками на лекцию в Иркутский планетарий. «Совершенно ясно, что наивные религиозные представления о мире, о его начале и конце не имеют ничего общего с действительностью, – рассказывал священникам лектор планетария Георгий Люшин. – Да это и понятно, ибо «всякая религия есть нечто противоположное науке» (Сталин)». Священники лекцией остались довольны, но в вере не поколебались, а Люшин продолжил читать сверхпопулярную лекцию. Диапозитив дожил до наших дней, как, впрочем, и краткий текст этой лекции – он сохранился в газете «Советская молодёжь» за 1952 год. В архивах планетария, как ни странно, сохранился диапозитив с православным календарём за 1922 год с надписью  «7430-7431 от сотворения мира». Видимо, он демонстрировался специально, чтобы показать «отсталость» церкви и преимущества современного календаря. Целый набор диапозитивов посвящён «Средневековой астрономии», и, конечно, приводятся высказывания учёных, демонстрирующих скепсис насчёт религиозного учения. К примеру, попав на лекцию в планетарий, вы бы увидели на слайдах слова Ломоносова: «Напрасно многие думают, что всё, как видим, с начала Творцом создано… Таковые рассуждения весьма вредны приращению всех наук, следовательно, и натурному знанию шара земного… Хотя оным умникам и легко быть философами, выучась три слова наизусть: Бог так сотворил, и сие дая в ответ вместо всех причин». В архивах Иркутского планетария сохранились протоколы обсуждения лекций, и из них видно, насколько тщательно относились к подбору диапозитивов. Критики, к примеру, рекомендовали Георгию Люшину исключить из лекции «Небо и земля» диапозитив, воспроизводящий «перевод энергии Солнца на деньги». 

Диапозитивы с того времени ничуть не постарели, изображения всё такие же яркие.  Иркутск, как и остальные города страны, получал эти «волшебные стёкла» прямо из Москвы. В 1936 году в планетарий был приглашён молодой талантливый механик Сергей Михайлов, который позже возглавил легендарную экспериментально-механическую мастерскую Московского планетария. В этой мастерской готовили разные интересные приборы для планетариев, но здесь же делали и диапозитивы. «Сфотографированные на обычные фотопластинки или негативную плёнку изображения после их проявления печатают на диапозитивных пластинках, – рассказывал «Товарный словарь» о технике производства диапозитивов. – Для предохранения эмульсионного слоя диапозитива от повреждений на него накладывают покровную стеклянную пластинку, после чего обе пластинки окантовываются бумажными полосками». Подобного сорта изделия обычно выпускала Московская опытно-экспериментальная фабрика наглядных пособий и демонстрационной аппаратуры. Как писал журнал «Наука и жизнь» в 1964 году, один из производственных участков фабрики был расположен в цокольном этаже Московского планетария, как раз в экспериментально-механической мастерской. Но диапозитивы здесь делали особенные, было очень много раскрашенных красками. «Мастера Планетария искусно окрашивают диапозитивы вручную прозрачными анилиновыми красками, – рассказывали авторы брошюры «Московский планетарий». – Эта ювелирная работа производится с таким вкусом и тщательностью, что диапозитивы на экране весьма мало отличаются от цветных фотографий». 

В Московском планетарии в музее Урании есть слайд-витраж, на котором размещены 144 стареньких диапозитива. Вот что рассказывают сотрудники музея: «Стеклянный диапозитив вставлялся в проекционный фонарь, и перед зрителями возникали горизонты других планет и далёкие галактики… Готовые серии диапозитивов направлялись во все планетарии страны и во многие лекционные организации». Диапозитивный цех изготовлял за год десятки тысяч цветных диапозитивов. Если приглядеться к некоторым диапозитивам, хранящимся в Иркутске, то в уголке на бумажной окантовке можно увидеть приклеенный значок – эмблему Московского планетария, а ино-гда крохотная эмблема изображена на самой стеклянной поверхности. «Каждый такой диапозитив, размером 8х8 см, раскрашивался вручную анилиновыми красками в мастерских планетария – фотоплёнка в этом случае не подходила, так как пропускала слишком мало света и краски на ней быстро выцветали», – рассказывают сотрудники Московского планетария. В своё время диапозитивы называли «туманными картинами» (из-за особенности проекции – для большего эффекта изображения проецировали на клубы дыма), а аппарат для их проекции – «волшебным фонарём». В иркутских дореволюционных газетах и газетах периода гражданской войны можно часто встретить упоминания лекций по астрономии и другим наукам с использованием «волшебного фонаря» и «туманных картин». Это, собственно, прототипы диапозитивов и диаскопов и эпидиаскопов, которые будут использовать уже позже. Интересно, что советским школьникам предлагалось сделать диаскоп и диапозитивы самим, и даже давались несложные схемы: «Диапозитивы для проекционного фонаря ребята могут сделать сами… Приготовленные стеклянные пластинки тщательно промывают и с одной стороны покрывают горячим раствором обыкновенного пищевого желатина… Когда желатин на стекле просохнет, по нему можно рисовать чернилами, тушью и анилиновыми красками. Рисунки сначала делают на бумаге. Затем на них накладывают стеклянные пластинки. Сторона стекла, покрытая желатином, должна быть наверху. Контуры рисунка обводят по стеклу тонким чертёжным пером чернилами или тушью любого цвета. Затем рисунок раскрашивают при помощи тонкой кисточки. Научившись делать диапозитивы, пионеры могут организовать выпуск световой газеты, состоящей из рисунков и кратких надписей». 

«Советская астрономия на службе строителей коммунизма»

В своё время диапозитивы в сериях выпускались для школ, для проведения лекций, докладов, проведения бесед и даже оформления театральных постановок. Увидеть лекции «с цветными диапозитивами» можно было и в поликлиниках, и в домах санитарного просвещения.  В афишах Иркутского планетария тех лет обязательно обозначалось: «Лекции сопровождаются показом цветных диапозитивов». Первые цветные диапозитивы из Москвы Иркутский планетарий получил при открытии, и с тех пор коллекция пополнялась. В сентябре 1953-го иркутяне написали письмо директору экспериментально-механических мастерских Московского планетария с заявкой на несколько аппаратов, и попросили в том числе «световую указку для лектора и 500 диапозитивов». К 1955 году сформировалась большая библиотека диапозитивов, охватывавшая более 20 тем, в том числе: «Путешествие по СССР», «Советская астрономия на службе строителей коммунизма», «Антарктиду открыли русские», и рассказы о великом русском путешественнике Миклухо-Маклае. С москвичами можно было работать и под заказ, к примеру, иркутяне заказывали портрет Коперника, «вертикальный разрез вулкана». 

Директор экспериментально-механической мастерской Московского планетария Сергей Михайлов лично создал портативный проекционный аппарат для диапозитивов, с которыми лекторы ездили на заводы, в поле.  В 50–60-х годах лекторы Иркутского планетария с рюкзаками, в которых были спрятаны проекторы и тяжёлые коробки с диапозитивами, колесили по области. «Техника была тогда совсем не такой, как сейчас, – рассказывает Юлия Витальевна Цепурит, супруга лектора планетария Гурия Яновича Цепурит. – В распоряжении Гурия Яновича был огромный проекционный фонарь, стеклянные диапозитивы… Когда Гурий Янович приезжал с аппаратурой в школы, где я работала, детям очень нравились его лекции. Ещё бы – такой необычный урок, с проекционным фонарём, окна завешивались тёмными шторами. Очень здорово было!». Иркутский планетарий, как писали газеты, в своё время стал первым из 14 планетариев страны, где была создана передвижная установка с экраном, чтобы читать лекции «с картинками» прямо на полевом стане. Это «передвижное окно в Космос» работало очень успешно. 

Передо мной диапозитив «Опыт Фуко в парижском Пантеоне». Сохранилась информация, что в Иркутском планетарии тоже планировали установить маятник Фуко, однако почему-то этот проект так и не был реализован. Пришлось лекторам обходиться красивым диапозитивом и рассказом о маятнике. Фантазия художников Московского планетария была очень богатой. К примеру, в коллекции Иркутского планетария есть диапозитив, изображающий абстрактный планетарий, по дорожке к которому движется некое существо с усиками-антеннами, которое можно принять и за робота, и за инопланетянина. Популярны были и космошутки. На одном из диапозитивов стоит в скафандре  космонавта Земля и рассказывает Луне и Сатурну план-схему полётов кораблей «Восток». 

Очень необычны и красивы диапозитивы из раздела «Средневековая астрономия» – на одном из них показано, как комета с руками «разрывает» планету, разнообразны картинки Земли, стоящей на трёх китах, несущихся химер с головами льва, козла и дракона. Эти диапозитивы сделаны аккуратно, скрупулезно, со множеством деталей, и практически представляют собой маленькое художественное произведение. В коллекции есть изображение Джордано Бруно, сжигаемого палачами, Галилея на суде. Есть интересные исторические изображения астроплощадок в советских садах и парках 40–50 годов, где люди чинно восседают на скамейках с телескопами. Это, конечно, постановочные кадры, но тем не менее историческая правда есть. В парке Парижской коммуны Иркутский планетарий в 50-е годы регулярно организовывал астроплощадки. Сохранились диапозитивы, которые были присланы в планетарий сразу после грандиозного события – полёта первого советского спутника. Это диапозитивы со схемой движения искусственного спутника Земли и статьями из газеты о спутнике, есть диапозитивы с портретами космонавтов и надписью «Советский человек в космосе», с изображением многочисленных писем советских людей Циолковскому в Калугу. Портреты Белки и Стрелки, других животных, летавших в космических аппаратах. Конечно, основной массив наглядных пособий всё же носит не развлекательный, а познавательный, обучающий характер. Но и такие слайды сделаны в очень увлекательной форме. Например, есть изображение Сатурна таким, какого мы никогда не увидим – кольца обращены к зрителю не «ребром», а опоясывают планету так, словно мы взглянули на них из района полярной шапки Сатурна. 

Достали из-под обвалившейся штукатурки

Диапозитивы, хранящиеся в Астрономической обсерватории ИГУ, разложены по плотным картонным ящичкам с надписями: «Кометы», «Планеты», «Угловые измерения. Сферическая астрономия», «Луна», «Земля», «Солнце», «Астрономические инструменты», «Время и календарь», «Созвездия», «Звёзды», «Средневековая астрономия», «Затмения», «Космонавтика», «Вопросы космогонии». Каждый ящичек весит немало. Нетрудно представить, что ощущал лектор, который ехал в колхоз, на завод с проекционными фонарём и несколькими такими ящичками, набитыми стеклянными «картинками». «Лектору приходится таскать в рюкзаке за плечами груз до 20–25 кг (проекционный фонарь, запасные лампы и наборы диапозитивов)», – писал тогдашний директор Иркутского планетария Александр Селезнёв в докладной записке в президиум правления Иркутской организации общества «Знание». Внутри коробки с надписью «Луна» обозначено – слайды получены 27 декабря 1967 года. Однако среди слайдов – знаменитое изображение первых людей, ступивших на Луну. Значит, коробки постоянно пополнялись новыми диапозитивами, как только космический век предлагал актуальные темы для  лекций. Так, Иркутский планетарий адекватно отреагировал на шутку в «Советской молодёжи» 1960 года, где описывается будущее, в котором иркутяне летают космическим экспрессом «Иркутск – Нептун» и общаются с инопланетянами, а в планетарии лектор тов. Слепцов по-прежнему читает лекцию  «Есть ли жизнь на других планетах?». 

На внутренней крышке одного из ящиков с надписью «Земля» сохранилась запись карандашом: «Диапозитивы Плуталовой. Терешкова». Это диапозитивы, лекции по которым читала один из лучших лекторов Иркутского планетария Любовь Серафимовна Плуталова. На пленуме правления Иркутской областной организации «Знание» РСФСР в июне 1970 года даже было внесено предложение создать при Иркутском планетарии цех по производству наглядных пособий для других секций «Знания». 

Коробки с диапозитивами спасла после закрытия Иркутского планетария в 1986 году Елена Савельевна Шерстова, руководитель детского космоцентра при Областном центре технического творчества учащихся. Она несколько лет в газетах и на круглых столах пыталась остановить процесс закрытия планетария, а когда этого сделать не удалось, сумела вывезти из закрытой Троицкой церкви в первую очередь аппарат «Малый Цейсс», который был позже восстановлен и сейчас находится в музее «Экспериментарий», а потом и коробки с диапозитивами, а также другой наглядный материал. «Всё буквально пришлось извлекать из-под слоя пыли и обвалившейся штукатурки», – вспоминала Елена Савельевна. В конце января 2013 года Елены Шерстовой не стало, незадолго до этого она передала в Астрономическую обсерваторию ИГУ коробки с диапозитивами. 13 коробок со стеклянными диапозитивами, всего более тысячи «туманных картинок». Возможно, когда-то в новом здании Иркутского планетария будет открыт музей, тогда в нём можно будет сделать аналог светового стенда с диапозитивами, который размещён в Московском планетарии. А возможно, диапозитивам найдётся ещё более оригинальное применение. Качество красок и качество работы – великолепное.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер