издательская группа
Восточно-Сибирская правда
прослушать

«Простите, я больше не буду»

«Оскорбление действием» полицейского чаще оборачивается не реальным, а условным сроком

Если верить судебной практике, переименование милиции в полицию авторитета сотрудникам не прибавило. Случаи «публичных оскорблений» (ст. 319 УК РФ), как и «применения насилия, не опасного для жизни или здоровья, в отношении представителей власти в связи с исполнением ими должностных обязанностей» (ст. 318 УК РФ) по-прежнему остаются предметом судебных разбирательств.

В нынешнем году в Кировском районном суде Иркутска уголовных дел такой категории рассмотрено вчетверо больше, чем в прошлом. На скамью подсудимых за, мягко говоря, непочтительное отношение к блюстителям порядка попадали люди, разные по возрасту, полу и социальному статусу. Среди них был, к примеру, 38-летний гражданин Монголии, проживающий на территории России по приглашению дипломатического представителя своей страны. Сотрудник управления вневедомственной охраны получил от пьяного монгола в лоб, пытаясь доставить его в отдел полиции № 5, расположенный на улице Декабрьских событий. Полицейский в этой истории отделался синяком. Зато гость вместо протокола об административном правонарушении, выразившемся в «появлении на улице в состоянии опьянения, оскорбляющем человеческое достоинство и общественную нравственность», получил судимость и статус преступника. 

Кстати, преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 318 УК РФ, отнесено законодателем к категории средней тяжести. За применение насилия в отношении представителя власти, если оно не угрожает здоровью, можно попасть за колючую проволоку на срок до пяти лет либо такое же время провести за выполнением принудительных работ. Самое лёгкое наказание для тех, кто поднимает руку на сотрудника полиции при исполнении им служебных обязанностей, – штраф в размере до 200 тысяч рублей. Иностранец отделался суммой в десять раз меньшей. Суд учёл смягчающие обстоятельства: полное признание вины, искреннее раскаяние, положительные характеристики, полученные как из Монголии, так и от нынешних соседей. К тому же обвиняемый ходатайствовал о рассмотрении уголовного дела в так называемом особом порядке – без разбирательства, допросов свидетелей и оценки собранных следствием доказательств, что тоже влияет на размер наказания.

А вот гостю из ближнего зарубежья, 46-летнему уроженцу Казахстана, рискнувшему пугнуть полицейского кухонным ножом, повезло куда меньше: за угрозу применения насилия в отношении представителя власти он приговорён к трём годам строгого режима. В этот срок, правда, вошли также заработанные ещё в 2012 году условное наказание и условно-досрочное освобождение. В прошлом у вояки, замахнувшегося на сотрудника патрульно-постовой службы, было достаточно криминальных подвигов: кражи, разбойные нападения, хранение наркотиков. На этот раз внимание полицейских он привлёк, распивая среди бела дня на лавочке у центрального рынка алкогольные напитки. С сотрудниками правопорядка пьяный, по его утверждению, вёл себя достаточно миролюбиво: подозвал служивых к себе жестом и спросил, что ему будет за то, что он распивает в общественном месте. Нож из рукава он вытащил, когда его уже доставили в опорный пункт полиции и стали выяснять, не имеет ли задержанный при себе колющие, режущие или иные запрещённые предметы. Если бы полицейские не перехватили руку с лезвием, направленным в грудь одного из сотрудников, эта история могла бы, наверное, завершиться кровавой драмой. Впрочем, сам пьяница вины за собой не признал. Он заявил, что кухонный нож подобрал на улице, угрожать им не собирался, а хотел выдать его полицейским по их же просьбе. 

Суд усмотрел в демонстрации оружия месть за законные требования постового и угрозу применения насилия в отношении служителя правопорядка. Рецидивисту припомнили непогашенные прежние судимости, отсутствие раскаяния и сделали вывод, что он представляет для общества серьёзную опасность. Так он оказался в колонии строгого режима. 

Чаще всего драчунов, которые связываются с людьми в погонах, наказывают условным лишением свободы. Так, 30-летнего монтажника общества с ограниченной ответственностью, публично оскорбившего полицейского и надававшего ему пощёчин, приговорили к двум годам условно. Подсудимый оказался свидетелем задержания инспектором ДПС хулигана, избивавшего прохожего. Вместо того чтобы помочь полицейскому, спешивший на работу монтажник покрыл его нецензурной бранью. А когда инспектор переключил своё внимание на агрессивно ведущего себя свидетеля, тот схватил представителя закона за шкирку и надавал ему пощёчин, оставивших следы в виде кровоподтёков и ссадин. На следствии молодой человек раскаялся, полностью согласился с обвинением, просил рассмотреть его дело в особом порядке. И сумел убедить суд, что его исправление возможно без изоляции от общества. 

На решение суда в отношении 30-летней женщины, распивавшей спиртное во дворе дома по улице Чехова, повлияло её семейное положение и ходатайство потерпевшего. Четырёхлетняя дочка и грудной сынишка могли бы не увидеть маму многие годы: применение к представителю власти насилия, опасного для здоровья (ч. 2 ст. 318 УК РФ), считается тяжким преступлением и карается лишением свободы на срок до десяти лет. На место происшествия экипаж патрульно-постовой службы выехал по звонку соседей, которым надоела затянувшаяся гулянка во дворе. Однако усадить пьяную в служебный автомобиль, чтобы доставить в отдел полиции для оформления административного протокола, оказалось не так-то просто. Сначала в инспектора полетела коробка с пиццей, после чего женщина нанесла ему четыре удара по лицу и пнула. Старший лейтенант полиции получил от представительницы слабого пола закрытую черепно-мозговую травму в виде сотрясения головного мозга. 

Зато в суде мама двух малюток, работающая продавцом у индивидуального предпринимателя, каялась и лила слёзы. Она принесла положительные характеристики от соседей и работодателя, справки о плохом здоровье своих родственников – матери и сестры, которые находятся на её иждивении. Полицейский простил женщину, по вине которой пару недель провёл на больничном. Лейтенант рассказал в суде, что перед ним извинились и портить жизнь семье с маленькими детьми он не хочет. Потерпевший просил назначить подсудимой наказание без реального лишения свободы. В итоге женщина получила четыре года условно с таким же испытательным сроком и теперь состоит на учёте в уголовно-исполнительной инспекции и ежемесячно является на регистрацию. 

Но больше всех повезло 44-летнему болельщику, который сильно перебрал на одном из матчей проходившего в Иркутске в январе Чемпионата мира по хоккею с мячом. Ответственным за порядок на восточной трибуне стадиона «Труд» тогда был назначен заместитель начальника отдела полиции № 1 Полковнику удалось увести пья­­ного в комнату под трибуной, предназначенную для разборок. Но там болельщик повёл себя довольно-таки буйно: покрыл полицейского, невзирая на его должность и звание, нецензурной бранью и врезал ему кулаком по лицу. Полковник, однако, ему всё простил. В судебном заседании потерпевший заявил ходатайство о прекращении дела в отношении своего обидчика в связи с их примирением. Сказал, что подсудимый полностью загладил причинённый им вред и претензий к нему он не имеет. 

Против такого поворота дела возражал государственный обвинитель. Он справедливо заметил, что вред причинён не только конкретному сотруднику полиции, но и всему обществу, поскольку совершённые им действия (публичное оскорбление представителя власти и применение к нему насилия, не опасного для жизни и здоровья) направлены против порядка управления. Однако суд посчитал, что раскаяние виновного и стремление уже на следующий день после происшествия загладить причинённый им вред существенно снижают степень его общественной опасности. Учтены были и положительные характеристики до сих пор вполне законопослушного болельщика, его активное участие в деятельности детско-юношеской спортивной школы «Рекорд». Каким уж способом провинившийся «заглаживал» вред полковнику полиции, история умалчивает, главное – ему это удалось. Уголовное дело по статьям 318 и 319 УК РФ прекращено в связи с примирением сторон. Полицейские в основном люди не злопамятные, выступать в роли потерпевших они, как правило, не рвутся. Но приходится: защищая свою честь, они защищают авторитет закона и правоохранительного ведомства государства. 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное