издательская группа
Восточно-Сибирская правда

К Северу лицом

Губернатор посетил Бодайбинский и Мамско-Чуйский районы

Снег на севере белее, морозы крепче, а колбаса гораздо дороже, чем в областном центре. Зато и люди сильнее, потому что другие просто не выживают. Губернатор Сергей Ерощенко на прошлой неделе объехал северные территории Приангарья от Мамы до Бодайбо.

«Теремок», он не низок, не высок

Прибыв в посёлок Мама, губернатор со своей командой первым делом отправился в детский сад. «Теремок» готовился к открытию после ремонта. Но запускать будут только первый этаж. Дело в том, что после проведённых работ находиться на втором этаже здания детям стало нельзя. Там провис потолок, в некоторых местах от него уже отвалились изрядные куски штукатурки. Пол «играет» под ногами не только на втором, но и на первом этаже. Причиной таких неприятностей, как ни странно, явился… ремонт крыши. Однако выбирать не приходится, дети всё равно придут сюда в понедельник. В Маме всего два садика, и второй тоже требует ремонта. 

Двухэтажный кирпичный детский сад «Теремок» был построен давно, ещё в 1956 году. В этом году здесь провели «выборочный» капитальный ремонт, выражаясь языком официальных документов. На деле же заменили кровлю, систему горячего и холодного водоснабжения. Однако здание настолько ветхое, что из-за дополнительных нагрузок на чердачные перекрытия появились трещины и провисы на потолке второго этажа. 

Стало понятно, что здание требует гораздо более существенных вложений. Администрация Мам­ско-Чуйского района уже отправила письмо в министерство образования региона с просьбой о включении в план на первый квартал будущего года ремонта перекрытия второго этажа «Теремка». 

– Здесь ремонтом перекрытия не обойдёшься, – отметил губернатор, осмотрев группы и подсобные помещения опытным глазом строителя. – Сначала нужно провести полное обследование здания, а потом подсчитать, в какую сумму обойдётся капитальный ремонт. Наверняка нужно укреплять фундамент, полностью менять «начинку» здания. Может быть, дешевле будет построить новый детский сад. 

По проекту детский сад рассчитан на 110 мест, но фактически здесь обитает 138 воспитанников и вместо четырёх групп укомплектовано шесть. Под групповые помещения приспособлены две спальни, а раздевалки и умывальные комнаты общие на две группы. Несмотря на то что в очереди на получение места в саду нет детей от 3 до 7 лет, малышовая очередь до 3 лет составляет 93 человека. Зато кадрами детсад укомплектован на все сто процентов. Оно и неудивительно, ведь средняя зарплата воспитателя в посёлке 36,7 тысячи рублей. 

На сегодня в Мамско-Чуйском районе осталось 4,7 тысячи человек, из них 985 – дети. Плотность населения составляет всего 0,1 человека на квадратный километр. О том, что в Маме остаётся всё меньше народу, красноречивее всего говорят заколоченные окна домов. Но ещё печальнее дела обстоят в дальних посёлках, до которых из Иркутска трудно добраться даже за большие деньги. Делегаты из посёлка Витимский, которые приехали в Маму специально, чтобы встретиться с губернатором, рассказали, что у них огромная трёхэтажная школа на 660 человек стоит почти пустая. В ней учатся всего 36 человек. Недавно закрылось отделение Сбербанка, постоянные проблемы со связью. 

– Проблемы со связью в дальних посёлках области будут решены, – пообещал Сергей Ерощенко. – Такая работа уже ведётся, разрабатывается областная программа. 

«Давайте плясать от потребителя»

Но ещё больше собравшихся в зале местного ДК интересовало, во­зобновится ли добыча слюды, благодаря которой когда-то поднялись посёлки. Сидя на богатейшем месторождении, трудно смириться с тем, что слюда, за которой ещё недавно выстраивалась целая очередь покупателей, стала никому не нужна. 

– Давайте плясать от потребителя слюды, – предложил министр природных ресурсов региона Олег Кравчук. – Мы же не можем вести добычу ради добычи. 

После сокращения гособоронзаказа к концу 1990-х производство слюды сократилось в 17 раз. В 2008 году ГОК «Мамслюда» был ликвидирован решением арбитражного суда. Потребности России в слюде вполне покрываются поставками из Индии и Канады. Спрос на внутреннем рынке из-за перехода на искусственные материалы значительно сократился. Транспортировка из отдалённого района и вовсе делает производство нерентабельным. Так что, увы, оснований для возобновления добычи слюды на Маме нет. 

– Недавно в Мамско-Чуйском районе было найдено месторождение рудного золота, – утешил народ Олег Кравчук. – Мы все хотим, чтобы в Ленской золотоносной провинции появился Мамский золотонос­ный район. На 2015 год предусмотрены федеральные средства на гео­логоразведку. 

Сергей Ерощенко рассказал, что в этом году у региона очень тяжёлый бюджет, но всё-таки один из лучших в России. По крайней мере, долги у нас вполне управляемые. А вот бюджет Мамско-Чуйского района выглядит просто катастрофически: всех доходов там 44 миллиона рублей. При этом нет ни нормальных дорог, ни детских садов. 

– Конечно, мы поможем вам найти деньги на ремонт дороги, – откликнулся губернатор на жалобы мэра района Александра Сергея. – Но ведь не факт, что тяжёлая техника золотарей и лесозаготовителей не разобьёт её снова. А если такая техника ездит по вашим дорогам, если есть предприятия, они должны платить налоги, которых у вас тут никто не платит. Вы сами должны работать, а мы будем вам помогать. 

Но жителей района, особенно его дальних посёлков, похоже, уже не волнуют ни бюджет, ни золото, ни лес. Они хотят переселиться, и желательно в южные районы области. Именно вопросы, связанные с переселением, губернатору и задавали чаще всего. Впрочем, это желание можно понять. Например, в посёлках Согдиондон и Горно-Чуйский, где большая часть населения занималась добычей слюды, теперь до 20% календарного времени отключена электроэнергия. 

Износ социальной инфраструктуры, инженерных и электрических сетей – 80%. Ветхий жилой фонд составляет 70%, и это при том, что почти всё жильё в посёлках благоустроенное. 

Для того чтобы выбраться даже в районный центр, каждый раз нужно совершить подвиг. Автомобильная дорога, соединяющая посёлки с Мамой, проходит по гольцам через реки. Зимой из-за частых снегопадов и ветров двигаться по ней можно только при постоянной работе снегоочистительной техники. В итоге в год на содержание дороги тратится не меньше 4 миллионов рублей. 

По документам в Согдиондоне числится 366 человек, в Горно-Чуйском – 414. Но местные жители предупреждают, что фактически живёт только треть, остальные просто числятся в надежде получить от государства сертификат на переселение. Почти всё население – пенсионеры и безработные. Работать всё равно негде, а развивать новые производства в глухом и труднодоступном углу никто не станет, как никто не станет и бороться за их дальнейшее существование. 

– Переселение начнётся в 2015 году, – пообещал Сергей Ерощенко. – На первый этап из средств областного бюджета будет выделено более 200 миллионов рублей. Но я не буду обещать больше того, что могу исполнить. Переселение будет проходить в рамках законодательства и бюджетных возможностей. 

Уже подсчитано, что переселение двух посёлков в общем обойдётся казне в 500 миллионов рублей. 

– Вы лучше к нам в отпуск приезжайте, у нас летом очень красиво, – в конце встречи пригласили жители Мамы губернатора. 

– Я бывал у вас летом, и по горам ходил, и по реке сплавлялся. Правда, я тогда ещё не был губернатором и у меня хватало времени на спорт, теперь-то совсем некогда стало, – ответил Сергей Ерощенко. Жители Мамы этого факта в биографии губернатора не знали, как не знали мальчишки, которые собрались на улице у входа в клуб явно по собственной инициативе. Мороз минус 32 был им нипочём. Может быть, они только что пришли с горки, потому что щёки их пылали румянцем, а шапки были сдвинуты набекрень. Сбившись в кучку, ребята что-то оживлённо обсуждали. 

– Здравствуйте, – закричали они хором, едва завидев главу региона. – Мы знаем, что вы играете в футбол. А часто выигрываете? Кубки у вас есть? За какую команду вы играете? А болеете за кого? 

– Если не выигрывать, зачем же вообще спортом заниматься, – ответил губернатор. – Кубки у меня есть, а в детстве я играл и в дворовой команде, и в спортшколу ходил в Черемхово. Вы обязательно играйте, не важно, за какую команду, главное – не сдавайтесь никогда, и у вас тоже будут свои кубки. 

На этой позитивной ноте губернатор покинул когда-то процветавший, а ныне всё больше деградирующий посёлок с тёплым названием Мама. Впереди ждали новые встречи и новые проблемы, новые точки на карте – Бодайбо и Мамакан. 

Обещанного семь лет ждут

Мамакан расположился в сорока минутах езды от Бодайбо. Стоит он рядом с красивейшей Мамаканской ГЭС. Кстати, это первая крупная ГЭС, построенная в условиях вечной мерзлоты. Речка Мамакан, закованная в бетон, задерживает свой бег и водопадом ухает в глубокое ущелье, отдавая энергию на благо экономики района. Но водохранилище получилось небольшой ёмкости, в нём нельзя сохранить запас воды, который можно было бы равномерно распределить на весь год. Поэтому вес­ной около 70% стока приходится сливать вхолостую. А вот зимой ГЭС даёт меньше энергии, чем могла бы и чем нужно. Когда-то предполагалось строительство второй, Тельмамской ГЭС, но все работы были свёрнуты в 1990-е годы. 

Работы свёрнуты, а проблемы остались. Несмотря на всю красоту местной ГЭС, Бодайбинский район остаётся энергодефицитным. Этот факт сильно тормозит развитие золотодобычи. Позже, на встрече с золотопромышленниками, губернатору ещё предстояло поговорить о завершении строительства первой очереди ЛЭП Пеледуй – Мамакан, которая свяжет энергоизбыточные районы Западной Якутии с Бодайбинским районом. 

А пока нужно было решить другой вопрос, менее сложный, но тоже не терпящий отлагательства. Семь лет назад в Мамакане сгорела школа. С тех пор здесь «подросло поколение, которое вообще не знает, что такое спортзал». 

– Для нас этот пожар стал такой трагедией, вы себе не представляете, – говорит директор школы. – Мы же во всём передовые были, одними из первых выиграли миллион по нацпроекту, оборудование как раз закупили. Так что буквально из огня компьютеры пришлось вытаскивать. 

Нужно отдать должное самоотверженности мамаканцев – оборудование почти всё вытащили. И призовые места в различных областных конкурсах занимать не перестали. И это при том, что работают в приспособленных для учёбы помещениях. Однако выбирать не приходится.

Между тем проект новой школы принят уже давно, но по разным причинам его реализация постоянно откладывалась. Теперь кажется, что оно и к лучшему. В самом деле, школа стоимостью около 400 миллионов рублей на небольшой посёлок, где насчитывается 219 учеников, – неуместная роскошь. Тем более что потом два школьных здания, которые предполагалось построить по первому проекту, нужно будет содержать, отапливать и так далее. Не совсем удобной оказалась и площадка, выбранная под строительство, – у самого склона горы, не очень ровная, на краю посёлка.

– Мы предлагаем другой проект, – говорит министр строительства Приангарья Марина Садовская. – Эта школа поменьше, рассчитана на 250 детей. Таким образом, мы получим одновременно школу, социо­культурный и спортивный центр. Школа будет иметь стадион и два спортзала, так что отпадёт необходимость в строительстве ФОКа. Проект стоимостью 300 миллионов рублей на деле даст существенную экономию. Площадку под строительство нашли в центре посёлка. Кстати, в этом случае можно будет сохранить здание детского сада, в котором сегодня идут школьные уроки. 

Для посёлка это важный аргумент в пользу второго проекта, потому что строительство на старом месте предполагало снос помещения. 

Там, где есть надежда

– Вопрос по строительству школы в Мамакане мы решили, – Сергей Ерощенко не стал дожидаться, когда на встрече с жителями района прозвучит вопрос, ставший уже хронической болячкой посёлка. – Проект есть, в 2015 году начнётся строительство, и через два года объект будет готов. 

Мэра Бодайбо Евгения Юмашева интересовало, как строить жильё эконом-класса по 33 тысячи рублей за квадратный метр в рамках гос­программ в северных территориях. 

– У нас тут не Иркутск, у нас север, здесь другие цены, – отметил Юмашев. 

Цены, кстати, действительно другие. В Маме усольская докторская колбаса, к примеру, стоит 450 рублей за кило, печенье – 140–150 рублей. Скоропортящиеся продукты, которые приходится завозить самолётом, – дорогие, а вот остальное продовольствие, у которого срок хранения подольше, – примерно как в Иркутске. 

– Ищите предпринимателей, которые согласятся строить на таких условиях, – между тем ответил губернатор на вопрос мэра. – Мне в Иркутске поначалу тоже все говорили, что строить так дёшево никто не будет. А теперь в очереди стоят, конкурируют между собой. Если не смогут у вас строить на таких условиях, компенсируйте из бюджета разницу, вы имеете право это сделать. Словом, я не могу для вас изменить законодательство. 

И в Бодайбо и в Маме задавали губернатору вопрос о ценах на авиа­билеты. Пенсионер из посёлка Витимский пожаловался даже, что пришлось взять кредит, чтобы съездить в отпуск. Потом три года этот кредит выплачивал. 

– Мы добиваемся передачи в собственность области иркутского ­аэропорта, – отметил губернатор, отвечая на этот вопрос. – Сейчас документы находятся на рассмотрении у председателя правительства РФ. Если нам удастся получить этот актив, нужно будет просто навести порядок в этой сфере точно так же, как и в строительном бизнесе. Не существует других механизмов снижения цены на билеты. 

С областным центром Бодайбо связан авиасообщением, ближайшая железнодорожная станция Таксимо находится уже на территории соседней Якутии. Автомобильная дорога протяжённостью 220 км только строится. На сегодня в Бодайбинском районе проживает чуть больше 21 тысячи человек, ежегодная убыль населения составляет около 3%. 

Ведущей отраслью экономики является, конечно, золотодобыча. В 2014 году в районе добыто 21,5 тонны золота, ежегодный прирост составляет одну тонну. В золотодобывающей отрасли занято 61% трудоспособного населения района, причём уровень безработицы в городе 0,16%, тогда как в среднем по области в прошлом году эта цифра составляла 1,15%. Средняя зарплата в отрасли – 43 943 рубля, по сравнению с прошлым годом она выросла на 12%. 

Разговаривая с руководителями крупнейших золотодобывающих предприятий ОАО «Полюс-Золото» и ОАО «Высочайший», губернатор, конечно, обо всём этом знал. Ему было важно не только это. Важно, чтобы соглашения о социально-экономическом сотрудничестве между правительством региона и компаниями, заключённые несколько лет назад, продолжали наполняться реальными проектами. 

Например, в текущем году компании принимали участие в софинансировании строительства в Бодайбо станции водоподготовки, реконструкции плавательного бассейна, строительства 16-квартирного жилого дома для работников бюджетных учреждений и физкультурно-оздоровительного комплекса. Ведь когда бизнес платит налоги в бюджет и чувствует свою ответственность за территорию, а власть выстраивает с ним партнёрские отношения, территория будет развиваться, у неё есть надежда. Остальные проблемы можно решить. 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное