издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Средиземская сказка, прощай!

Фэнтези «Хоббит: битва пяти воинств» – третья серия алхимического процесса по превращению в исполинский киноколосс скромной сказки, придуманной писателем Толкиеном ровно 77 лет назад.

«Хоббит: битва пяти воинств» 

(The Hobbit: The Battle of the Five Armies) (6+). 

Режиссёр Питер Джексон. США, Новая Зеландия, 2014

Предыдущая серия «Хоббита» (прошлогодняя «Пустошь Смауга») оборвалась, как и полагается, на самом интересном месте: разгневанный дракон Смауг прилетел в Озёрный город с явно недобрыми намерениями. Новейшая «Битва пяти воинств» ожидаемо начинается с воплощения этих драконьих намерений в жизнь. Смауг оперативно испепеляет Озёрный город, пока монстра не приканчивает меткий стрелок Бард Лучник (Люк Эванс).  

Теперь гномы во главе со своим королём Торином Дубощитом (Ричард Армитидж) смогут наконец забрать из драконьего логова своё золото, ради которого они, собственно, и разбудили в прошлой серии грозного звероящера, прибегнув для этого к услугам проворного хоббита Бильбо (Мартин Фриман). Но, как это случается даже в сказочном мире, тотчас же находится масса претендентов на «унаследование» пре­зренного злата. Целых пять воинств соберутся со всех концов Средиземья, дабы раз и навсегда решить вопрос о спорном драгоценном металле. Бильбо понимает, что теперь он уж точно ничем и никому здесь не поможет, но из соображений врождённой вежливости всё-таки остаётся на поле брани… 

Зрители мира давно уже признали, что кинотрилогия Питера Джексона «Хоббит» ни в чём бы не уступала его же триптиху «Властелин колец», если бы не одно только «но». Оно заключается в том, что режиссёр изначально решил экранизировать небольшую повесть-сказку Толкиена про забавного человечка Бильбо точно с теми же амбициями и ресурсами, как огромную эпопею про кольца всевластия. Поэтому никак нельзя закрыть глаза на то, что распухший джексоновский «Хоббит» однозначно страдает от затянутости. 

Лучше всего у режиссёра Джексона по-прежнему получаются различные фантастические воинства и, соответственно,
их грандиозные битвы друг с другом

Однако в остальном каждая из трёх серий «Хоббита» являет собой всё то же удивительное погружение во всамделишное Средиземье (как известно, взращённое Джексоном на прекрасных просторах его родной Новой Зеландии). Питер недаром слывёт главным на сегодня специалистом по чистой и незамутнённой киношной зрелищности: от вертолётных съёмок пейзажей его благословенной родины по-прежнему кружится голова, вновь поражает воображение жестокий джексоновский экшн, – и вот уже всякому, имеющему глаза, сызнова кажется, что он возвратился в детство. 

Предполагалось, что подзаголовок третьей и последней части «Хоббита» будет позаимствован у Толкиена – «Туда и обратно». Однако Джексон назвал картину «Битвой пяти воинств», что сразу многое объясняет про его замысел. У Толкиена никакой такой битвы не было, но разве же Джексон умеет обходиться без битв? Вот Питер совершенно самостоятельно и сочинил настолько пространную сцену сражения, что она одна заняла всю финальную треть заключительной серии. 

И, конечно, данное зрелище следует назвать самым главным и наи­более изумительным экшн-эпизодом за весь этот киногод. Уж в чём в чём, а в фантастических баталиях Джексон – дока. Многие по сей день с восторгом вспоминают осаду замка в Хельмовой пади, во всех мыслимых подробностях показанную во второй части «Властелина колец». Но тот фильм вышел в далёком 2002-м, и, будьте уверены, «Битва пяти воинств» намного превзошла зрелищность того сражения. Даже тот факт, что «Властелин» был скрупулёзнейшей экранизацией культовой эпопеи, а «Хоббит» в основном состоит из произвольных (и не всегда удачных) фантазий режиссёра, не позволяет отмахнуться от грандиозности обозреваемого фильма. Такого вы ещё не видели – вот и весь сказ. Ни в этом году, ни в прошлом, ни тем более десять лет назад ничего подобного нам не демонстрировали. 

«Битва пяти воинств» вызывает ассоциации уже и не с Толкиеном, а практически с «Илиадой» Гомера (кстати, кому, кроме Джексона, можно было бы сегодня доверить её экранизацию?). Это воинственный эпос, в котором есть всё, кроме разве что вмешательства богов. Но и таковых с успехом заменяют могущественные маги Средиземья – добрый Гэндальф Серый и злой Саруман Белый, памятные ещё по «Властелину колец». И, как и там, в «Хоббите» их вновь изображают престарелые легенды англоязычного кинематографа – 75-летний Иэн МакКеллен и 92-летний Кристофер Ли.  

Существенное внимание в треть­ем «Хоббите» уделяется также милейшим эльфам Леголасу и Галадриэль в суперзвёздном исполнении Орландо Блума и, соответственно, Кейт Бланшетт. В толкиеновской повести этих персонажей ещё не было. Но ведь едва ли не первейшей задачей режиссёра Джексона во всех трёх частях его «Хоббита» было привнесение сюда максимально возможного числа отсылок к «Властелину колец». Всё дело в том, что Толкиен сначала написал «Хоббита», а за «Властелина» взялся лишь двадцать лет спустя. У Джексона в этом отношении было более выигрышное положение. Как знать, может, если бы Толкиен стал создавать предысторию к «Властелину» постфактум, то и у него получилось, возможно, то же, что у Джексона. 

Тем более что именно в третьем джексоновском «Хоббите» эмоциональный градус чаще всего взлетает до приснопамятных показателей «Властелина колец». К тому же «Битва пяти воинств» – последнее в обозримом будущем высокобюджетное киновозвращение в сказочную страну Средиземье. Этому нельзя не порадоваться (ведь всё-таки Питер Джексон несколько перекормил нас Средиземьем), но и от лёгкого элегического настроения никуда здесь не деться. На финальных титрах треть­его «Хоббита» испытываешь примерно то же, что испытывала девочка Элли, навсегда покидающая Изумрудный город (в третьей же книге другого сказочника – Волкова). И уж тут-то даже последнему скептику придётся заключить, что путешествие «туда и обратно» в целом прошло успешно. 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector