издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Трудная работа

Эксперты уверены: в Иркутской области будет всё сложнее найти подходящую вакансию

Уровень безработицы в Иркутской области превышает среднероссийский, в том числе и по темпам роста. По данным Росстата, уровень общей безработицы в стране за девять месяцев увеличился с 4,9 до 5,1%. В нашем регионе за этот период в среднем он составил 8,6% – на 0,3% больше, чем в прошлом году. Специалисты предполагают, что рост безработицы продолжится – в ближайшее время новых проектов, создающих рабочие места в массовом масштабе, не предвидится.

«А кушать ведь хочется»

По данным Иркутскстата, уровень общей безработицы в Иркутской области в среднем за 2012 год составил 7,8% от численности экономически активного населения, за 2013 год – 8,3%, за 9 месяцев 2014 года – 8,6%. «Увеличение уровня общей безработицы с 7,8% в 2012 году до 8,3% в 2013-м связано с прошедшими процессами высвобождения, сокращения штатов, ликвидацией предприятий. Также на численность общей безработицы влияет выборка территорий населённых пунктов, принимающих участие в обследовании населения по проблемам занятости, которое проводится Иркутскстатом», – по-яснили в пресс-службе правительства Иркутской области.

В министерстве труда и занятости региона предприятиями, которые в 2014 году повлияли на рост уровня безработицы, назвали ОАО «Байкальский ЦБК» в Слюдянском районе, обособленные структурные подразделения Новосибирского филиала ОАО «Вагонная ремонтная компания – 1» вагонных депо в городах Алзамае, Нижнеудинске и ООО «Усольмаш» в Усолье-Сибирском. Поскольку эти предприятия или являлись градообразующими, или были крупными работодателями, высвобождение работников не могло не сказаться на росте безработицы.

Жители Усолья-Сибирского рассказывают, что в городе сложно найти работу – после закрытия цехов «Усольехимпрома» и «Усолье-Сибирского силикона» в 2012 году на заработки приходится ездить в другие города. Наш собеседник – один из бывших сотрудников завода, занимавших не последнюю позицию в списке инженерно-технического персонала ООО «Усолье-Сибирский силикон», – попросил не называть его имя. 

– Я работал на предприятии с 2007 по 2012 год, – рассказал мужчина. – Начинал я с должности электромонтёра, но после того, как окончил ИрГТУ, в 2009 году стал мастером, а позже меня назначили энергетиком комплекса. Когда «запахло жареным» – заговорили про сокращения, про четырёхдневку и цена на кремний стала падать с каждым днём, – стало понятно, что у нас на предприятии всё далеко не радужно. Решил, что не стоит рисковать, и ушёл работать в Ангарск, устроился в проектный институт. Но, к сожалению, мне там не понравилось, и вот уже полтора года я работаю на Ангарском азотно-туковом заводе и не жалуюсь. 

Он живёт в Усолье-Сибирском, ежедневно ездит в Ангарск на работу. В Усолье вакансии специалиста уровня нашего собеседника за два года не появилось. Но даже если бы появилась, не факт, что он согласился бы на неё, если бы речь шла о меньшей зарплате. «Даже с учётом того, что в день приходится тратить минимум час на переезды, работа меня устраивает – здесь платят хорошо, а кушать ведь хочется», – резюмирует он.

В общемировом тренде 

– Всплеск безработицы сейчас наблюдается во всём мире. Например, в Италии уровень безработицы составляет 13,2%, в Китае, по предварительному прогнозу, – около 7%, а в США, тоже по предварительным данным, – 5,8%. К тому же на уровень безработицы влияют оптимизация персонала крупными компаниями и сделки по укрупнению и слиянию-поглощению компаний, – комментирует доктор экономических наук Надежда Грошева. – К примеру, глава Сбербанка Герман Греф говорил о намерении организации сократить более 25 тысяч рабочих мест ещё к середине 2014 года, причём основные увольнения планировалось провести в регионах. Насколько я помню, только по Сибирскому федеральному округу в планах на 2013-2014 годы было сокращение не менее 2 тысяч человек. Любое укрупнение компаний приводит к ликвидации рабочих мест. «Ростелеком» намерен сокращать численность сотрудников на 7–10% в год», – заявил гендиректор компании Сергей Калугин на годовом расширенном заседании коллегии Минкомсвязи. Сокращение персонала образовательных учреждений тоже имеет значение. В ИГУ постоянно декларируется приведение численности преподавателей к «стандарту» – один преподаватель на 10 студентов. Некоторые компании, например «РЖД», в кризисной ситуации устраивают так называемые «БС» – отпуска без содержания: работник должен работать не пять оплачиваемых дней в неделю, а всего четыре. Причём иногда он может этот день действительно не работать, а иногда это просто завуалированное сокращение заработной платы. Кстати, есть такой индикатор, как working week – продолжительность рабочей недели. Сокращение этого показателя тоже скрытая безработица. Также о сокращении численности чиновников заявлено как на федеральном, так и на региональном уровне. По известным мне данным, за 2015 год планируется сокращение не менее 600 госслужащих по региону.

«Когда долго не работаешь, готов идти куда угодно»

Уровень зарегистрированной безработицы существенно отличается от показателей общей. Разделить эти статистические показатели просто. Первый фиксирует соотношение зарегистрированных в службе занятости безработных, имеющих соответствующий статус, и численности экономически активного населения. Второй значительно шире: это соотношение численности безработных определённой возрастной группы (независимо от официального статуса, включая пенсионеров и студентов, которые занимались поиском работы и были готовы приступить к ней) и численности экономически активного населения соответствующей возрастной группы. По информации Иркутскстата, уровень зарегистрированной безработицы в Иркутской области на конец 2012 года составил 1,5% от численности экономически активного населения, на конец 2013 года – 1,5%, на 1 ноября 2014 года – 1,2%. Итак, уровень зарегистрированной безработицы снижается. По официальным данным, на это влияют меры по содействию занятости населения: трудоустройство безработных граждан и незанятого населения на вакантные рабочие места, временное трудоустройство по специальным программам, профессиональное обучение граждан и другие мероприятия. Как сообщили в пресс-службе областного правительства, в 2014 году в органы занятости населения за поиском работы обратилось около 77 тыс. человек, и 43 тыс. её получили. Трудоустройство граждан проходит в рамках ведомственной целевой программы «Содействие занятости населения Иркутской области». Финансирование программы в 2014 году составляет 1268,2 млн рублей, в том числе за счёт средств областного бюджета – 458,884 млн рублей, за счёт средств федерального бюджета – 809,316 млн рублей.

По данным пресс-службы правительства Иркутской области, в 2014 году было трудоустроено 718 граждан, испытывавших трудности в поиске работы, 123 выпускника учебных организаций в возрасте 18–20 лет и 2888 несовершеннолетних граждан. В общественных работах приняли участие 3786 человек, 4755 безработных граждан получили новую профессию и повысили квалификацию, 105 человек организовали свой бизнес, 342 женщины, находящиеся в отпуске по уходу за ребёнком, восстановили профессиональные знания. Более 50 тыс. граждан получили государственные услуги по профессиональной ориентации, психологической поддержке и социальной адаптации.

Но многие люди, находящиеся в поиске работы, с предубеждением относятся к помощи государства в этом вопросе. Они считают, что в центр занятости обращаться бесполезно – поиск необходимых документов займёт много времени и не принесёт пользы. К примеру, иркутянин Валерий 11 лет проработал на складе: сначала был грузчиком, потом кладовщиком, а затем стал заведующим складом. 

– С 2008 года я работал в филиале московской фирмы по производству электросборочного оборудования. Но продажи стали падать, сначала владелец закрыл филиал в Новосибирске, а потом и у нас. Как положено, зарплату мне выплатили за три месяца вперёд, и я начал искать новую работу. На это ушло больше четырёх месяцев, – вспоминает Валерий. – В центр занятости я не стал обращаться – большая волокита. Именно поэтому люди не идут туда – там всё муторно: надо сто бумаг подписать. Я пробовал обращаться в кадровые агентства, но мне везде говорили, что помогут с поиском работы только в том случае, если я сменю пенсионный фонд на тот, к которому относится их компания. Несмотря на мой 11-летний стаж в одной сфере, меня не хотели брать на работу – везде нужны молодые специалисты до 35–37 лет, а мне было уже 43 года. Сначала я искал работу поближе к дому, но ко-гда долго не работаешь, готов идти куда угодно. Сейчас я заведующий складом в фирме по производству автозапчастей для горнопромышленной техники. Меня давно звали туда, но я не хотел идти, ведь у меня до этого был опыт работы только с электроникой. Однако выбирать не пришлось. 

«Давно и безуспешно обсуждают»

Несмотря на заметное снижение уровня зарегистрированной безработицы, экономисты уверены, что рост общей безработицы продолжится. Причина этому – отсутствие новых проектов, создающих рабочие места в массовом масштабе. 

– Проекты, помогающие бороться с безработицей, – это тема, которую давно и безуспешно обсуждают. Например, у «Иркутскэнерго» в ряде территорий есть избыточная генерация. Они исследуют возможность привлечения туда новых бизнесов, которым были бы интересны дешёвая энергия и быстрое подключение. Однако до сих пор нет ни одной концепции привлечения бизнеса, утверждённой на уровне региональной власти, нет системы содействия развитию новых бизнесов, – считает Надежда Грошева. – На прошедшей недавно в рамках Первого Байкальского международного кластерного форума «Кластерра-2014» встрече обсуждались вопросы развития малого и среднего бизнеса. Говорили о проблемах и о создании инфраструктуры, которая бы содействовала развитию нового бизнеса, так как «старый» сейчас не будет создавать рабочие места. Чтобы наш бизнес мог найти новые рынки, нужна информационная, финансовая и логистическая инфраструктура. Малый бизнес способствует снижению безработицы в мире, но в Иркутской области – нет. Доля малого и среднего бизнеса в валовом региональном продукте по сравнению с развитыми странами у нас в 5–10 раз меньше. К тому же если малый бизнес может возникать самостоятельно, то средний – нет. Ему нужны рынки сбыта и поставок. Пока на «Кластерре-2014», например, представитель авиазавода не выразил готовности отдать часть рынка производства сопутствующих компонентов местным производителям, проаргументировав это тем, что завод и его поставщики прошли сертификацию на поставку компонентов, а потенциальные новые компании – нет.

Профессор кафедры экономики и государственного управления Байкальского государственного университета экономики и права, доктор экономических наук Лариса Соколова тоже предполагает, что нас ждёт дальнейший рост уровня безработицы. Она объясняет это в том числе снижением бюджетных расходов на социальную сферу (по оплате труда), сокращением численности региональных государственных гражданских служащих, что приведёт к наполнению ими рынка труда без организации для них новых рабочих мест. 

– В производственной сфере возможны сокращения численности персонала, который не будет обеспечен работой даже при интенсивном развитии нефтегазового комплекса области, – говорит Лариса Соколова. – У нас очень большой дисбаланс спроса и предложения рабочей силы на рынке труда в профессионально-квалификационном аспекте. Возможно большое высвобождение с производства работающих пенсионеров. Смягчить ситуацию можно за счёт опережающего обучения высвобождаемых работников для конкретных производств и развития малого и среднего бизнеса при крупных предприятиях, формирования их сообщества при государственном регулировании.

По прогнозу кадровой потребности организаций региона, разработанному министерством труда и занятости Иркутской области на период до 2020 года, общая потребность организаций Приангарья в работниках составит 153,6 тыс. человек. Из них на вновь создаваемые рабочие места понадобится 25,3 тыс. человек. В список основных работодателей, которые трудоустраивают граждан и способствуют снижению уровня безработицы, в областном правительстве включают Иркутский авиационный завод (филиал ОАО «Корпорация «Иркут»), ОАО «Ангарская нефтехимическая компания», ООО «Восточно-Сибирский завод железобетонных конструкций», ОАО «Фармасинтез», ОАО «Группа «Илим», ОАО «Иркутский завод сборного железобетона», ОАО «Верхнечонскнефтегаз», ООО «Иркутская нефтяная компания», ОАО «Восточно-Сибирское речное пароходство», ОАО «Осетровский речной порт», ЗАО «Байкалвестком», ОАО «Иркутскэнерго». 

«Везде требуются идеальные сотрудники»

Для молодых жителей региона предусмотрен отдельный проект «Работа – молодёжи». Кураторы проекта ставят смелые задачи: повышение уровня занятости молодёжи, ориентирование молодых специалистов на профессиональное совершенствование, развитие си-стемы социального партнёрства по вопросам трудоустройства, привлечение профессионалов в местности, где не хватает работников отдельных специальностей. На сайте регионального министерства труда и занятости есть раздел, посвящённый этому проекту. Там размещены советы о том, как успешно пройти собеседование и правильно составить резюме, ссылки на специализированные сайты, предлагающие программы стажировок и поиск лучших вакансий. 11 ноября 2014 года центры занятости населения городов и районов Иркутской области провели единый информационный День трудовой мобильности для граждан в возрасте от 16 до 29 лет. 935 молодых жителей региона в этот день прослушали лекции о рынке труда и востребованных профессиях, проконсультировались со специалистами в вопросах профориентации и поучаствовали в мини-ярмарках вакансий и учебных рабочих мест. Особое внимание было уделено государственной услуге содействия безработным гражданам в переезде в другую местность в пределах региона для трудоустройства по направлению органов службы занятости. 17 декабря министерство труда и занятости собирается провести интернет-конференцию для молодёжи.

Тем временем люди зрелых лет, ищущие работу, жалуются на то, что поиск очень затягивается – везде требуется молодёжь. Экономист Евгения долгое время работала в Слюдянке, а её муж жил в Иркутске. Когда дети окончили слюдянскую школу, семья воссоединилась – все переехали в областной центр, и перед Евгенией встала задача найти работу. «Полтора месяца я звонила по объявлениям, а потом устроилась на авиационный завод. Там отработала целый год, но полгода назад начались реформы – «попросили», – вспоминает Евгения. – Сейчас очень сложно работу найти тем, кто старше 35 лет. Везде требуются идеальные сотрудники – молодые специалисты с богатым опытом работы. Я два месяца просидела дома, пока через знакомство меня не устроили в РЖД. Только в минувшую пятницу я снова вышла на работу – без блата у нас нигде не устроишься, к сожалению».

Пока жители области возмущаются тем, что подходящие вакансии найти очень сложно, а экономисты прогнозируют рост безработицы, в региональном министерстве труда и занятости дают оптимистичные прогнозы. «Рынок труда во многом зависит от экономической и демо-графической ситуации в регионе. В случае устойчивого социально-экономического роста Иркутской области на рынке труда сохранятся положительные тенденции его развития: увеличится численность занятых трудовой деятельностью граждан, возрастёт спрос на рабочую силу, будет удовлетворена потребность в кадрах работодателей, снизится напряжённость на рынке труда», – говорится в ответе на официальный запрос нашего издания. В результате этих процессов уровень общей и регистрируемой безработицы не превысит прогнозных показателей, установленных государственной программой Иркутской области «Труд и занятость» на 2015 год: уровень общей безработицы не превысит 8%, а уровень зарегистрированной – 1,7%.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер