издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Если провалились под лёд – не торопитесь всплывать»

Весёлой выдалась суббота, 10 января, для жителей Верхней набережной – улицы, идущей от плотины ГЭС вниз по течению по правому берегу Ангары. В окна прибрежных новостроек открывался необычный пейзаж: днём на льду собралось около трёх десятков человек. Сначала водолаз по-жабьи вылезал из Ангары на лёд – угадывалось, что при этом он попутно объяснял стоящим вокруг гражданским в стиле «делайте так!». Потом по кромке льда пустили ещё одного, явно непрофессионала, наряженного в водолазный костюм – теперь угадывались уже объяснения в стиле «вот так делать не надо!». Потом один из штатских при полном одобрении окружающих повторил эволюции ряженого – прошёлся по краю льда и провалился под воду в полном цивильном облачении, как бы говоря при этом: «Смотрите, как я умею!» Здесь проходили учения МЧС, приуроченные к наступлению очень напряжённого и опасного периода несчастных случаев, связанных с рыбаками на льду.

Спасение утопающих – дело рук известно кого

Учения были тематическими и узкопрофильными – для местных рыбаков, хотя принять в них участие не возбранялось и жителям района бульвара Постышева, случайно проходившим мимо. Проводили учения под эгидой ГУ МЧС Иркутской области представители региональной аварийно-спасательной службы и Госинспекции по маломерным судам (ГИМС). Это был редкий случай, когда мероприятие организовали по запросам от самого населения.

– Мы несколько раз проводили учения для школьников, которые ходят через лёд залива у ледокола «Ангара». Показывали им наглядно, как это опасно – наш водолаз нашёл слабый участок, пошёл через него и внезапно просто исчез, провалился под лёд. Дети от неожиданности кричали… Всю эту наглядную демонстрацию увидели рыбаки и через некоторое время на сайт Главного управления МЧС пришёл официальный запрос от иркутского областного клуба рыбаков «Маяк» – они попросили нас устроить подобное мероприятие по повышению культуры безопасности: показать, как действовать в сложных ситуациях или как, наоборот, вообще не надо действовать, – прокомментировала причины проведения учений сотрудник пресс-службы МЧС Евгения Щукина.

«Легенды», то есть какого-то определённого сценария, у учений предусмотрено не было – это была чистая импровизация на тему «если вы провалились под лёд». Сначала это объяснял на своём примере спасатель-подводник областной аварийно-спасательной службы Юрий Ловцов: падая в воду, нужно прикрывать лицо руками, чтобы не пораниться об острые края льда; всплыв, ухватиться за край льда, найти надёжный участок и стараться выбраться на него, широко расставив руки и постепенно перенося вес тела из воды на ледовое полотно; лёжа, перекатами удаляться от полыньи. Главное – не паниковать и не ждать, пока тебя спасут, тратя силы и время на крики о помощи, а заниматься спасением самостоятельно.       

«Наглядным пособием» выступил «Иркутский репортёр», которого для безопасности нарядили в так называемый «сухой гидрокостюм» – спасатели называли его «гидрозак» – глухой комбинезон с приваренными к штанинам резиновыми сапогами и плотно прилегающим к голове капюшоном. 

Рыбак Иван Леоненко решил приблизить условия учений к максимально реальным и бросился «тонуть» в одежде…

– Иди по кромке льда, там неглубоко, где-то по грудь, – успокаивающе инструктировал Юрий. – Лицо прикрывай руками, чтобы о лёд не удариться. Ну, давай…

Путешествие по кромке оказалось продолжительным – лёд хоть и недалеко нарос на ангарских берегах к середине зимы, но оказался толстым и надёжным. Наконец подтаявший край не выдержал и представитель СМИ с тихим плеском ушёл под лёд. Все инструкции сразу вылетели из головы, и только когда в судорожно раскрытый рот плеснула студёная волна, появилась неуместная мысль: «Какая же всё-таки ангарская вода вкусная!»  Тонуть в гидрокостюме оказалось неинтересно – он не пропускал холод и как поплавок выталкивал тело на поверхность. На поверхность льда, хоть и кое-как, удалось выбраться довольно быстро.     

Но на этот случай была припасена импровизация у самих рыбаков. Для полной имитации реального случая провала под лёд один из иркутских рыбаков решил провести эксперимент на себе. Иван Леоненко повторил скорбный путь «Иркутского репортёра»  по кромке льда и так же ушёл под воду, но в куртке, лыжных штанах и лёгких сапогах-«дутышах». Выбравшись на лёд, он стремительно скрылся в заранее установленной на льду палатке, в которой работала газовая горелка. Из палатки он вылез уже в сухих белье и одежде, но до конца учений нежно прижимал к себе небольшой термос с горячим кофе.

– Самые неприятные ощущения были в ногах – когда сапоги оказались наполнены водой. Ноги застыли сразу – я до палатки еле дошёл, а ведь был в воде всего секунд 15–20, – он ёжится и продолжает с дрожью в голосе: – Мне кажется, прежде чем куда-то двигаться, нужно раздеваться и бежать, лучше полностью голым…

– Спасатели рекомендуют сначала снять и выжать всю одежду, потом надеть и идти в сторону населённых пунктов, – солидно подтвердил прислушивающийся к разговору сотрудник ГИМС. 

Иван посмотрел на него затравленно и продолжил:

– Голым, непременно голым бежать! Ну или в подштанниках. Куртка сразу встаёт колом, очень тяжёлая, ботинки просто неподъёмные. Нет, в одежде идти невозможно – ногу как слон поднимаешь. И очень тяжело выбираться на лёд…

– Скользко или одежда мешает? – уточняет «Иркутский репортёр». Иван отрицательно мотает головой:

– А сил не хватает себя из воды выкинуть. По пояс вылезаешь легко, а потом нижнюю часть тела закинуть на лёд не удаётся никак. Наполовину торчишь на суше, а сил на перекат не хватает.

Безопасно только зимой. Чем холоднее зима – тем безопаснее 

Учения, организованные службами МЧС, ГИМС и АСС, были первыми, которые проводились
по просьбе заинтересованных иркутян. В данном случае – рыбаков…

Чуть позднее об особенностях работы по спасению незадачливых «пловцов» «Иркутскому репортёру» рассказал заместитель начальника отряда экстренного реагирования областной аварийно-спасательной службы Дмитрий Быканов. 

– У нас на машинах те же сине-оранжевые полоски, поэтому мы для всех людей – МЧС, – с лёгкой иронией говорил Дмитрий. – Дежурство – круглосуточное, вызывают нас так же, как обычные экстренные службы, – через 112. У нас есть условное деление на группы – водная, подводная, горная, которая занимается поисково-спасательными работами, в том числе и в лесном массиве. Но на практике мы занимаемся всем. И котят с деревьев снимаем. И при ДТП зажатых в покорёженных машинах достаём – кстати, это довольно значительная часть нашей работы…

Разделение обязанностей простое – ГИМС сейчас является только надзорным органом всего, что происходит на воде, а при необходимости спасения вызывают АСС. При этом совершенно невозможно предугадать, какого рода спасательные работы придётся производить – этой весной, в апреле, пришлось доставать провалившихся под лёд в Курминском заливе двух лошадей. Вообще, по практике спасения на водах, год для спасателей АСС делится на два периода. С мая по август это работы по утонувшим купальщикам. С поздней осени и до весны их вызывают к провалившимся под лёд рыбакам – и это тоже в основном скорбные работы по подъёму трупов. 

– К рыбакам мы также относим и провалившиеся машины, – рассуждает Дмитрий. – Ну, потому что нормальному человеку если нужно куда-то ехать, он же по ледовой переправе едет, да? Если заехал куда-то в неведомые места на льду – значит, рыбак. А иначе зачем? – Он пожимает плечами с детским недоумением.

Купаться в открытых водоёмах у нас в области начинают в конце апреля – начале мая. При этом тонут люди не только в состоянии алкогольного опьянения. Как ни странно, довольно много людей, не рассчитавших свои силы. В прошлом году был очень характерный случай в Черемховском районе, где местные отдыхают на бывших угольных карьерах, заполненных водой.     

– Нас встретил друг погибшего, он и рассказал: его приятель предложил: «Ты объезжай залив на машине, встанешь на том берегу, а я напрямую приплыву, ещё вперёд тебя, мне ждать придётся». Слово за слово – они поспорили, кто кого обгонит. Этот приехал на машине и, как бы помягче сказать, выиграл. А пловец мало того что утонул, так ещё и за спор должен остался, – с печальной усмешкой вспоминает Дмитрий. – И таких проигравших спорщиков у нас в практике далеко не единичные случаи. 

Судя по статистике, и для купальщиков, и для рыбаков представляют опасность все сезоны, кроме зимнего, когда люди не купаются, а лёд достаточно толстый. Например, в 2013 году зимой по март включительно не утонуло ни одного человека, в апреле – шестеро. Зима была холодной, и несчастные случаи начались только с поздней оттепелью. В прошлом году, который оказался аномально тёплым, все зимние месяцы тонуло по два-три человека. 

– Ситуация была парадоксальной. В прошлом году из-за аномального тепла зимой долго не открывали ледовые переправы, а люди по привычке ездили по невставшему тонкому льду, машины проваливались. Но это автомобилисты, они могут не знать каких-то особенностей переправы, – разводят руками сотрудники ГИМС. – А вот рыбаки нас сильно удивили. Стоит динамическая трещина, открытая, движущаяся, тут же, неподалёку – утонувшая машина, а рядом – палатка рыбаков. Мы спрашиваем: «Вы с ума посходили – в таким опасном месте стоять?», а они отвечают: «А что такого? Мы здесь, в этом месте, уже десять лет рыбачим…»    

При этом летние месяцы, сезон каникул и отпусков, стабильно опасное время, когда в июне и июле на водоёмах Иркутска и окрестностей за два последних года тонули по 10–13 человек. Летом составить карту опасных мест невозможно – по словам спасателей, люди тонут везде, где купаются. А вот зимой основные «горячие точки», что звучит странно применительно ко льду, – это ледовые переправы на Ольхон, в Маломорском районе и на Братском море. 

– Это достаточно условно, происшествие может случиться даже в черте города. Например, недавно «Субару» «пятаки крутила», в смысле дрифтовала, круги наворачивала там, где были учения, в районе Верхней набережной, «на квадратах», – рассказывает Дмитрий. – Нас вызвали жители домов, окнами выходящих на плотину, – говорят, провалился «субарик». Но, когда мы приехали, водителя и пассажира уже вытащили из воды рыбаки. 

Сотрудники МЧС предупреждают, что повседневную, ежесекундно подстерегающую людей опасность представляет собой весь залив Якоби, в котором не случайно не открывают официальных ледовых катков. Как утверждают специалисты, из-за сбросов воды на ГЭС лёд там подвижный, «ходячий», поэтому нельзя предсказать, где он провалится под ногами. Не обращая внимания на это, там постоянно кто-то катается на коньках и срезают дорогу из леса в город лыжники.  

Гидрозак
не позволяет «тонуть как
в жизни» – он
не пропускает холод, воду и выбрасывает на поверхность воды. Тонуть совсем не страшно,
да и не получается вовсе…

Нужно отметить, что прошедшее в минувшие выходные мероприятие на льду – только часть учений для рыбаков. Вторая часть пройдёт на днях и будет посвящена проведению реанимационных мероприятий – для этого сотрудники МЧС предоставят одного из двух своих  роботов-манекенов, медицинских симуляторов по имени Гоша-большой и Гаврюша-маленький. Это высокочувствительные электронные приборы, которые используются для отработки экстренных медицинских действий в самых разных ситуациях – не только при условном утоплении, но и при отравлении лекарственными и химическими препаратами, передозировке наркотиками… 

– Сначала мы хотели реанимационные мероприятия организовать прямо на берегу, но Гоша с Гаврюшей – приборы нежные, при отрицательных температурах не работают, предпочитают комнатную обстановку,  – улыбаясь, объясняет Евгения Щукина. – Горячие головы из числа рыбаков предлагали проводить манипуляции прямо на них, в смысле на живых людях. Пришлось объяснять, что подобные «учения» чреваты переломом рёбер. 

Советы от спасателей 

Если уж человеку случилось провалиться под лёд, лучше держать в голове несколько простых правил от спасателей АСС. 

– Во-первых, люди, провалившиеся под лёд в машине и сумевшие из неё выбраться, делают одну страшную ошибку – они стараются быстрее подняться к поверхности, вертикально вверх, – объясняет Дмитрий Быканов. – При этом не учитывают, что машина, уйдя под воду, продолжается двигаться по инерции в том направлении, куда она ехала. То есть она уходит в сторону от полыньи. Поэтому жизненно важно преодолеть панику, ещё на дне определить, где находится  полынья, и всплывать по направлению к ней. Люди инстинктивно думают, мол, сначала всплыву, а там разберёмся, где полынья. Поверьте, это невозможно – под самым льдом у вас перед глазами бесконечная серая поверхность, и найти в ней разрыв или разбить её невозможно! 

Следующая ошибка, которую делают провалившиеся под лёд, – пытаются выбраться «по ходу движения», то есть на тот край полыньи, «к которому» шли. А выбираться нужно в противоположном направлении – откуда пришёл человек. Логика простая – там, где он уже прошёл, лёд точно выдержит вес тела. 

Если человек провалился сквозь подтаявший лёд и полынья от его падения небольшая, то есть способ, который мало кому приходит в голову. Обычно человек пытается вылезти «на груди», загребая руками и вползая на твёрдую поверхность по-пластунски. Спасатели рекомендуют сделать по-другому – откинуться в воде на спину, поднять ноги на поверхность воды, тем более что первые мгновения одежда и обувь сохраняют плавучесть, и начать отталкиваться каблуками от кромки льда, самого себя спиной заталкивая на другой, противоположный край ледового полотна.     

– При этом важно в первые же мгновения заниматься любыми мерами по самоспасению, а не терять время, взывая о помощи, – утверждает Дмитрий. – Кстати, люди, прибегающие на помощь, почти всегда делают две ошибки – либо подбираются к краю пролома и пытаются вытащить человека руками, либо начинают метаться по краю льда в поисках того, что можно кинуть, чтобы человек уцепился. В первом случае велика опасность, что в воде окажутся оба – тонущий в панике легко стаскивает за собой в воду незадачливого спасителя. Во втором случае теряется драгоценное время: на льду ничего – ни ветки, ни верёвки – не найти. А решение – проще некуда. Идеальным спасательным средством служит обычная куртка – один рукав намотать себе на руку, второй кинуть попавшему в беду человеку.  

На вопрос о том, как вообще не попадать в подобные ситуации, спасатели отвечают лаконично – ездить на машинах лишь по официальным ледовым переправам, но на всякий случай с открытыми дверями, а по льду ходить пешком только с пешнёй. Или как минимум повесить на шею на манер детских варежек на вязочках два «самоспаса», или «шипа», – лучше всего для этого подходят заточенные отвёртки, которыми, провалившись в воду, легко можно вытащить себя на лёд, действуя ими как ледорубами. 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное