издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Должно быть, получился дельный текст»

  • Автор: Ирина РАСПОПИНА

Галина Тимченко.

«Дорогая редакция. Подлинная история «Ленты.ру», рассказанная её создателями».

Год издания: 2014.

Издательство: «АСТ».

Всё началось 12 марта 2014 года, когда собственник компании «Афиша-Рамблер-SUP» Александр Мамут уволил главного редактора «Ленты.ру» Галину Тимченко. Незадолго до этого возглавляемое ею издание получило предупреждение Роскомнадзора из-за того, что в одном из журналистских материалов содержалась ссылка на интервью лидера украинских националистов Дмитрия Яроша, а сотрудник «Ленты» Илья Азар воодушевлённо отписывался в твиттере, что отправляется в украинскую командировку, чтобы узнать, что происходит на самом деле. 

Был период, когда «Ленту» слегка презрительно именовали агрегатором новостей и копипастером, то есть виртуальным колоссом на глиняных ногах, но со временем удалось и вдохнуть жизнь, и вырастить собственных корреспондентов, коих можно отправлять в горячие точки. «Лента» зарабатывала авторитет в медиасреде постепенно и, например, на одиннадцатый год своего существования стала наиболее часто цитируемым в русскоязычных блогах источником новостей (согласно исследованию Гарвардского университета). А по исследованию компании comScore, проведённому весной 2013 года, сайт «Лента.ру» занял 5-е место по посещаемости среди европейских новостных сайтов. Но ровно через год всё изменилось. По данным Alexa.com на март 2014 года, сайт «Лента.ру» занимает 16-е место по популярности в России – той «Ленты» больше нет. И здесь уместно процитировать «прощальное письмо», опубликованное на сайте после того, как практически все сотрудники, а это 39 человек (32 пишущих журналиста, все пять фоторедакторов, два административных сотрудника), уволились вслед за своим главредом, оставляя новую власть в гулких коридорах с нуля создавать СМИ, которое никогда уже не будет прежней «Лентой». Редакция – это не офисы и компьютеры, а люди, традиции, школа, «общий котёл», корпоративный дух и ещё раз люди. Вот фрагмент обращения редакции к читателям: «Увольнение независимого главного редактора и назначение управляемого, в том числе напрямую из кремлёвских кабинетов, человека – это уже нарушение закона о СМИ, говорящего о недопустимости цензуры. За последние пару лет пространство свободной журналистики в России драматически уменьшилось. Одни издания напрямую управляются из Кремля, другие – через кураторов, третьи – редакторами, которые боятся потерять работу. Некоторые СМИ закрылись, иные закроются в ближайшие месяцы. Беда не в том, что нам негде работать. Беда в том, что вам, кажется, больше нечего читать».

В каком-то смысле увольнение Галины Тимченко стало теми самолётами, из-за которых рухнули башни-близнецы (назовём так редакцию), а по стране стало расползаться пыльное облако с нехорошим душком, от которого трудновато дышать. Спустя некоторое время Марианну Максимовскую «отфутболили на чердак»: итогового выпуска новостей в конце недели с ней никто не услышит, она теперь большой начальник. Давным-давно рассыпался как карточный домик проект «Намедни», и хоть «парфёновскую школу» видно за километр, на телеканале с зелёным шариком в логотипе высматривать больше нечего. Недавно шумели по поводу упразднения «РИА Новости», да и других поводов пошуметь было немало. Что сделала Галина Тимченко? Вместе с коллегами она организовала новое информационное интернет-издание, но уже на территории Латвии, хотя и русскоязычное и направленное на российскую читательскую аудиторию. Судить о «Медузе» пока ещё рано, успех зарабатывается годами, а у старой «Ленты» было немало интересных деталей, появившихся не за день и не за два. Вспомним хотя бы твиттер «уборщица Ленты.ру», в котором простым языком, но в крайне своеобразной манере комментировались самые яркие новости за день. Но «Медуза» растёт. И очень вовремя в невероятно сжатые сроки (вот они, новостники) вышла книга «Подлинная история «Ленты.ру», рассказанная её создателями», подогревая интерес к новому проекту, питая приверженность к бренду, как Джобс продавал яблочный дух. Книга получилась славная, организованная в форме сборника: текст за текстом основные лица прежней «Ленты» рассказывают самое-самое. Иногда с матерком, всегда с воодушевлением. Подборка фотографий в конце «реально доставляет», особенно последний снимок, на котором «спасибо, кароч». 

 «В «Ленте.ру» было много магии. Магия состояла прежде всего в этих людях и их отношениях между собой, в их сложении и умножении. Чёрт знает как, но судьба свела этих людей вместе – и вместе они гораздо сильнее всего, что вокруг; и вместе у них гораздо больше свободы и воли и ясности по поводу будущего, чем врозь. Это сугубо коллективная магия, магия группы Beatles и футбольного клуба «Барселона», магия крепкой семьи и магия настоящей секты. Никогда прежде мне не доводилось быть частью такой магии; и когда что-то такое заканчивается – теперь я знаю, – ты не ощущаешь сожаления, ты ощущаешь благодарность за то, что это тебе открылось».

 

Рэй Брэдбери.

«Дзен в искусстве написания книг».

Год издания: 2014.

Издательство: «Эксмо».

Если ты Рэй Брэдбери, у тебя наверняка на каждом шагу спрашивают: «Как вам удалось написать столько замечательных книг?», поэтому в один прекрасный день (и дольше века длится день) знаменитый фантаст взял и выпустил «Дзен в искусстве написания книг». Причины выбора такого названия – в цитате ниже, а пока почему бы не перечислить регалии автора? Особенно тем, кто отмахнётся: «Да это же детский автор». Как говорит в книге сам великий сказочник, «я никогда не хаял те вещи, из которых вырос, и не поворачивался к ним спиной».

Итак, Брэдбери является обладателем премий «Небьюла», «Хьюго», «Балрог», «Гэндальф», «Прометей», премий Брэма Стокера, О’Генри, Энн Радклифф, Бенджамина Франклина, Американской академии, награждён медалью фонда Национальной книжной премии за выдающийся вклад в американскую литературу и Национальной медалью США в области искусств, а также престижной Пулитцеровской премией с формулировкой «за его выдающуюся, плодотворную и глубоко повлиявшую на литературу карьеру непревзойдённого автора научной фантастики и фэнтези». А ещё у него звезда на Аллее славы в Голливуде. Есть несколько десятков вещей, которые были сначала описаны в книгах Брэдбери, а затем появились в нашей жизни в качестве бытовых явлений. В этом смысле он как Жюль Верн. В честь Рэя Брэдбери назван астероид, а месту посадки марсохода MSL Curiosity присвоено название Bradbury Landing: в день посадки писателю исполнилось бы 92 года. «Он первым представил возможность существования жизни на Марсе», – сказал тогда директор научной программы Майкл Майер.

Книга получилась очень вдохновляющая, лёгкая и простая; пожалуй, её стоило бы прочитать и начинающим авторам, и студентам факультетов журналистики, которые пока в процессе поиска философского камня «как писать тексты, когда не пишется?». Катализатора, панацеи и других чудес не будет (к счастью, скучных правил не будет тоже), а вот советов по организации методичной работы предостаточно. «Ежедневно начиная с двенадцати лет я писал как минимум тысячу слов в день». И, как всегда, терпение и труд всё перетрут. 

«Дзен в искусстве написания книг. Я выбрал это название из-за его очевидной эпатажности. Разнообразные отклики на такой заголовок наверняка обеспечат внимание публики, пусть даже лишь любопытствующих зевак, которые приходят пожалеть и остаются обличать. Некогда балаганные «целители» использовали каллиопу, барабан и индейца из племени черноногих, чтобы зритель, раскрыв рот, позабыл обо всём на свете. Надеюсь, мне простят этот ДЗЕН, который я применяю для тех же целей, во всяком случае – в самом начале. Потому что в конце вы, может быть, выясните, что я не шучу. Но давайте наращивать серьёзность поэтапно».

 

Леонард Млодинов.

«Радуга Фейнмана: поиск красоты в физике и в жизни».

Год издания: 2014.

Издательство: «Гаятри/Livebook».

Физик пишет про физика: хм, должно быть, получился дельный текст! Но нет, это не так. Обидно читать откровенно слабую книгу автора, который показывал высочайший класс, написав историю геометрии от параллельных прямых до гиперпространства («Евклидово окно») и занимательную работу о теории вероятностей («(Не)совершенная случайность»). Обычно компетентный и остроумный рассказчик, он теряет весь свой шарм, когда начинает рассказывать о себе, а «Радуга Фейнмана» – она как раз про «то, как я познакомился с Фейнманом, проводя в кутеже дни своей юности». При этом не раз упоминается, что Фейнман вовсе не рад был видеть Млодинова, когда тот в очередной раз вламывался к нему в кабинет, толком не зная, что спросить, но в восторге от возможности заполучить такого наставника. В книге приводится несколько расшифровок диктофонных записей, в которых Фейнман, поругиваясь, резко высказывается на ту или иную тему. Судя по автобиографической книге «Вы, конечно, шутите, мистер Фейнман», ясно, что он не церемонился в личном общении, но, кажется, Млодинов особо не уведомлял, что он приходит с диктофоном. Может, поэтому Фейнман и занимался физикой в странноватых и не предназначенных для этого местах, просто чтобы его никто не тревожил? А судя по книге, Млодинов и вовсе не занимался физикой в знаменитом Калифорнийском технологическом университете (оба учёных состояли на службе в «Калтехе», у них были соседние кабинеты), он брал пример с Рене Декарта, который «обзавёлся репутацией лентяя. И тем не менее ему удалось произвести переворот и в физике, и в математике, и в философии». Ещё хочется спросить автора, в своём ли он уме, когда он в духе рок-звезды перечисляет, что именно употреблял в молодости. Впрочем, завершается «Радуга Фейнмана» тем, что Млодинова увольняют из «Калтеха» и он собирается стать писателем. В будущем он станет соавтором Стивена Хокинга, объясняя общественности космически сложные вещи легко и доступно, а пока вот такая радуга получается. Перевод выполнен далеко не лучшим образом, встречаются ляпы в духе «я стоял у себя в кухне и потягивал крепкий, сладкий, тягучий эспрессо». 

«Наша культура, по определению Фейнмана, – греческая. В нашей культуре люди, живущие как Фейнман, считаются чудаками, потому что Фейнман – вавилонянин. По Фейнману, и физика, и сама жизнь управляются интуицией и вдохновением – и презрением к правилам и обычаям. Он не обращал внимания на привычные методы физики и изобретал свои – свои суммы по траекториям и диаграммы. Академическую культуру он тоже презрел и ел со студентами в «Сальнике», занимался физикой в стрип-клубах, а исследования проводил не из амбиций, а из любви. А если кому-то не нравилось его поведение, что ж, какое ему дело до чьего-то мнения?»

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector