издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Кинопремьеры

  • Автор: Евгений Новицкий

В семье не без художника

Биографическая драма «Большие глаза» – захватывающее повествование Тима Бертона о художнице Маргарет Кин и её муже-аферисте, временно вознёсшем работы своей супруги на вершину Олимпа. 

«Большие глаза» (Big Eyes) (16+). Режиссёр Тим Бертон. США, 2014

В 1958 году калифорнийская жительница Маргарет Ульбрих (Эми Адамс) приняла решение уйти от постылого мужа, что и сделала, забрав с собой дочку-дошкольницу и всё своё имущество, поместившееся в обыкновенной дамской сумочке. В мегаполисе Сан-Франциско, куда Маргарет переехала из пригорода, ей с грехом пополам удалось устроиться на низкооплачиваемую работу, и дальнейшие перспективы были самые туманные. Однако даже в эти дни отчаяния Маргарет не оставляла главного увлечения своей жизни – занятий живописью. А рисовала она маленьких детей (преимущественно девочек), отличительной чертой которых были огромные тёмные глазища. 

Эти картинки (а, может, приятная блондинистая внешность Маргарет) однажды привлекли к ней внимание некоего Уолтера Кина (Кристоф Вальц), тоже занимающегося художеством, но не для души, а из страстного желания прославиться и много заработать. В рекордный срок Маргарет становится законной супругой Кина, и вот Уолтер уже пытается продавать не только свои пейзажи, но и «большие глаза». Вследствие удачного стечения обстоятельств картины Маргарет неожиданно оказываются в центре общественного внимания. Но этого мало: Уолтер понимает, что нельзя упускать такой шанс, и начинает всеми мыслимыми способами раскручивать «большие глаза». Одно только «но»: за автора этих работ он выдает самого себя, что поначалу лишь немного огорчает Маргарет, но со временем выплёскивается в грандиозный арт-скандал. 

«Большие глаза» – первый за долгое время фильм готического голливудского сказочника Тима Бертона, в котором нет каких-либо фантастических, мистических или садистских мотивов (впрочем, последнее под вопросом). Собственно, это всего лишь второй бертоновский фильм такого рода, а первым был вышедший двадцать лет назад «Эд Вуд» – история реального голливудского неудачника, признанного худшим режиссёром всех времён и народов. 

Супруги Кин, на первый взгляд, противовположность Эду Вуду. В 60-х они добились феноменального успеха: изображения большеглазых девчушек наводнили собой все западные страны. Однако сравнительно быстро популярность «больших глаз» сошла на нет, во многом из-за арт-критического сообщества, которое единодушно отказывалось признавать, что творчество Кин имеет отношение к искусству. Это, конечно же, был китч, как и фильмы Вуда. Кстати, как раз после фильма Бертона Эд Вуд обрел большую посмертную популярность. Возможно, относительное возвращение славы ждёт сейчас и Маргарет Кин: старушка ещё жива и по-прежнему пишет полотна с большими детскими очами. 

Вообще говоря, былая популярность «больших глаз» ничуть не удивительна. Замечательное предвосхищение этой истории мы находим в романе-сказке Николая Носова «Приключения Незнайки и его друзей» (издан в 1954-м!). Вот фрагмент эпизода, в котором художник Тюбик пишет портрет поэтессы Самоцветик: «Кончилось тем, что глаза на портрете получились огромные, каких и не бывает, ротик с булавочную головку, волосы – словно из чистого золота, и весь портрет имел очень отдалённое сходство. Но поэтессе он очень понравился, и она говорила, что лучше портрета ей и не надо».

Экскурсия затянулась

Семейная комедия «Ночь в музее: Секрет гробницы» – уже третья часть весьма однообразной франшизы с Беном Стиллером, в которой оживают восковые фигуры. 

«Ночь в музее: Секрет гробницы» (Night at the Museum: Secret of the Tomb) (6+). Режиссёр Шон Леви. США, Великобритания, 2014

Как мы знаем из предыдущих серий, в нью-йоркском Музее естественной истории хранится старинная египетская табличка из чистого золота, которая по ночам начинает светиться и оживляет все местные экспонаты. Лучшим другом всех этих экспонатов – Теодора Рузвельта, Аттилы, скелета тираннозавра и многих прочих – вот уже три серии кряду остаётся ночной сторож Ларри (Бен Стиллер). И в этот раз Ларри предстоит ни много ни мало вернуть своим друзьям ту самую способность оживать по ночам. Данную способность все они понемногу начинают утрачивать вследствие того, что в волшебной египетской табличке «сбились настройки». Вернуть артефакту его магическую силу способен фараон Маренкаре (Бен Кингсли), чья мумия хранится аж в лондонском Британском музее. 

Делать нечего: Ларри вывозит из родного музея египетскую драгоценность, берёт с собой в дорогу наиболее способных товарищей, возглавляемых, как водится, тем же Рузвельтом (Робин Уильямс), и отправляется в Лондон. Там музейную команду ждёт встреча не только с многомудрым фараоном, но и с безмозглым Ланселотом,  агрессивным скелетом трицератопса, а также суетливой толстой охранницей, которая в итоге закрутит роман с ожившим неандертальцем. 

 Отменный американский комик Бен Стиллер редко соглашается участвовать в сиквелах своих успешных комедий (и правильно делает), но и в его фильмографии есть два исключения из этого правила. Первое – трилогия «Знакомство с Факерами», сугубо взрослая юмореска про семейные неурядицы еврейского скромника, чьим тестем оказался, на беду, параноидальный церэушник в исполнении Роберта Де Ниро. 

Второе исключение – «Ночь в музее», которая недавно тоже превратилась в трилогию. Это уже чисто семейное кино (чтобы не сказать исключительно детское), в котором правят бал спецэффекты и познавательные побасенки из жизни упоминающихся тут исторических личностей. Роднит «Факеров» и «Ночь» только одно – к своим третьим частям обе эти франшизы настолько явно выдохлись, что становится очевидным: четвёртая серия не светит ни тому, ни другому проекту. 

«Ночь в музее» – даже более тяжёлый случай, и не только потому, что здесь нет Роберта Де Ниро. Собственно, кризис этого сериала наметился ещё во второй части, вышедшей пять лет назад. Самая первая серия «Ночи» (2004) действительно выглядела свежо, но в ней было показано всё, что в принципе можно показать в семейной комедии на такой сюжет. «Всё оживает» – гласил слоган первого фильма, и эти два слова целиком и полностью описывали всю суть, весь смысл и всё содержание «Ночи в музее». Во второй части к этому «всё оживает», как и ожидалось, ничего не было добавлено: фактически это был полный повтор шуток и трюков первой серии, предсказуемо ставшей кассовым хитом. 

Нетрудно понять, почему сняли ещё и третью «Ночь в музее». Да потому, что и на вторую «копиистскую» часть зрители мира пошли как миленькие, снова сделав Стиллера и его продюсеров богаче на несколько сотен миллионов. 

Конечно, авторы не оказались настолько наглыми, чтобы и в третий раз демонстрировать всё то же самое, но из третьей «Ночи» попросту убрали практически весь юмор и сняли фильм в духе сокуровского «Русского ковчега». Полтора часа подряд ожившие восковые фигуры во главе с потешным сторожем шастают по роскошным залам гигантского музея. Драматизма этому действию придают не столько поиски героев (а они, как мы помним, ищут способ вернуть древнему сокровищу магическую силу), сколько тот печальный факт, что «Ночь в музее» оказалась последней киноработой для умершего в прошлом году Робина Уильямса. 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector