издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Фильмы про войну – для тех, кто не воевал

Иркутяне Анна Лаврентьевна Ломова и Василий Тимофеевич Лелеков в прошлом году отметили железную свадьбу. Это редкий свадебный юбилей, символизирующий отношения, прочные как железо. Наши герои прошли и Великую Отечественную, помнят войну по сей день: Анна Ломова – ветеран тыла, Василий Лелеков – ветеран войны, он воевал на Восточном фронте. Они делятся с читателями воспоминаниями об этом трудном времени, а заодно раскрывают секрет семейного долголетия.

«Нюрка! На работу!»

И муж и жена родились в Забайкалье, в Читинской области, Анна Лаврентьевна – 1926 года рождения, Василий Тимофеевич – 1924 года. Встретились в педагогическом техникуме в посёлке Агинское в конце 1940-х. Но вначале была война. 

– Мне в июне 41-го было 15 лет, я училась в восьмом классе. Деревня у нас была маленькая – одна улица, даже своей школы не было. Я до четвёртого класса в соседнем селе училась, потом поехала в районный центр, весь учебный год жила у чужих людей, – вспоминает Анна Лаврентьевна. – В семье нас шестеро было, трое в младенчестве умерли ещё до войны. Я была старшая, а младшая, Зина, в 40-м родилась. В деревне ни одного телефона не было, ближайший сельсовет за 12 километров. Оттуда верхом на лошади прискакал нарочный, он по селу ехал и кричал: «Война! Война началась!» Все сразу плакать принялись, страдать. Многие ведь ещё гражданскую не забыли, стариков много в деревне было, они все помнили ту войну. Мужчины из нашего села все добровольцами ушли на фронт. Отец тоже ушёл, ему на тот момент было 38 лет. Он служил ветеринарным врачом, его мобилизовали сопровождать лошадей. Отец войну прошёл с первых дней и до самого Берлина. Вернулся в 1945 году – без единого ранения! А мама ему сохранила всех детей. И отец с мамой ещё и дочку родили в 1946-м. Моя старшая дочь Татьяна родилась в 1950-м, так что разница между тёткой и племянницей была всего четыре года. Отец был суровый, малоразговорчивый, никогда ничего не рассказывал про войну, не любил. Но это ли не чудо – четыре года сражений без единого ранения? 

В войну дети начинали работать с 10 лет, 15-летняя Аня каждое лето трудилась в колхозе:

– Утром мать в пять утра вставала, шла коров доить. Меня будила как старшую: «Ты до солнца натаскай воды и полей в огороде». И ребёночка надо было досмотреть, что в зыбке лежал. Всё время в доме был кто-то маленький, мы так раньше жили. Как учебный год закончу, приеду майским вечером из школы, а назавтра утром уже кричат: «Нюрка! На работу!» У дома стоял конь, запряжённый в телегу, сидели колхозницы, я с ними рядом садилась, и мы все ехали на поля, на сенокос. Дети не косили и не гребли, взрослые делали копны, а мы подскребали сено граблями. А косили косилками, на косилке сидел мальчишка, мой одногодок Коля Чертков. Мы старались колхозу помогать. Хлеб раньше пололи вручную, семена-то не протравливали, сеяли и зерно, и сорняки. И мы руками их выпалывали: выйдешь на большое поле, и весь сорняк надо с него выдергать. 

Анна Лаврентьевна вспоминает, что урожай в годы войны был очень хороший. Пшеница обильно родилась. 

– Как-то в осень колхоз нашей школе выделил тонну пшеницы. У нас была уборщица тётя Даша, она и полы мыла, а полы тогда были некрашеные; и готовила – варила галушки, лапшу, бурдушку, даже блины пекла. И эта пшеница нас здорово выручила. Мы её в амбар загружали, потом колхоз её молол. Приедут, нагребут мешок, увезут, перемелют и привезут уже муку. Так что такого голода, как в средней полосе России, у нас не было. Хотя, конечно, хлеба вдоволь мы не ели. Но огород был полностью засажен, земля здорово помогала. А местность у нас лесная, мы запасали грибы, ягоды, чеснок степной. Голубика особенно хорошо хранилась в любом виде – мы её и сушили, и свежей держали в берестяной посуде. Грузди солили в большой деревянной бочке, прикрывали тряпкой сверху, и они не портились. Всю зиму у нас грузди были – это ли не еда? 

Анна Ломова окончила девять классов, десять уже не получилось. В классе было мало учеников, парни все пошли в армию, а девчонкам предложили поступить на курсы учителей начальных классов, а потом и работать. Пять девочек согласились. 

– 9 мая я встретила уже учителем. Выглядываю в окошко: народу полно на улице! Я тоже вышла: кто-то плачет, кто-то хохочет, кто-то поёт, кто-то пляшет, с гармошкой человек появился и играет. Ну а у кого родные на войне погибли, те ревели, причитали, не могли сдержаться. Но это был, конечно, великий, радостный день. 

Василий Лелеков был призван на фронт в 1942 году. Попал он в Монголию, потом его перевели в Маньчжурию. Служба на Восточном фронте была не менее жёсткой, рискованной, опасной. Василий Тимофеевич служил разведчиком-наблюдателем в 267-м пушечном артиллерийском полку, участвовал в боях и боевых походах, домой вернулся уже после капитуляции Японии. 

– Как и дедушка, мой папа тоже ничего про войну не рассказывал, – говорит Татьяна Лаврентьева, дочь. – Когда мы жили в Приангурске, кино у нас показывали в клубе. Мне казалось, что ему должны быть интересны фильмы про войну, я их с мамой всё время в кино отправляла. Но папа всегда говорил одно и то же: «Пусть эти фильмы смотрит тот, кто не воевал». Не любил вспоминать, не делился с нами. Однажды только он эмоционально отреагировал на вскользь брошенную мной пословицу «Незваный гость хуже татарина». Папа строго сказал: «У меня на фронте был друг татарин, никогда так больше не говори». С фронта отец привёз медаль за победу над Японией, орден Отечественной войны II степени, после войны получил медаль Жукова, юбилейные награды, «Знак Почёта». 

За любимой на коне 

История знакомства и создания семьи Ломовой – Лелекова началась уже после войны. Молодые люди встретились на заочной сессии в техникуме. 

– Стоял большой Дом колхозника и несколько домиков рядом. Умывались мы на улице, умывальник висел прямо на стенке дома, там Василий меня и увидел. Подумал: «Умывается, видно, чистоплотная», – смеётся, вспоминая события более чем 65-летней давности, Анна Лаврентьевна. – А потом ему один учитель, Иван Данилович, сказал: «Обрати внимание на эту девушку». Василий и присмотрелся, понравилась я ему. Пригласил в кино, но потом он сразу в свою комнату, я в свою. Он скромный был и на всю жизнь таким и остался. Затем он уехал, мы переписывались, Вася стал намекать, что хорошо бы нам пожениться. А я ему написала: «Для окончательного разрешения наших отношений нужна встреча. Но я для встречи ничего сделать не могу». 

И жених приехал к любимой на коне, километров двести проскакал. Коня взял в той школе, где работал, там были свои лошади. Анна Ломова и Василий Лелеков зарегистрировались 31 августа 1949 года, но молодому мужу пришлось вернуться на своё место работы. Ждал он, ждал, терпел, терпел да и написал письмо секретарю райкома комсомола: «Почему вы не отпускаете мою жену?» Тот новобрачную вызвал и отчитал: «Ломова, зайди ко мне в кабинет. Что же это такое? Мне пишет твой муж, обвиняет в том, что я тебя не отпускаю. А я и знать не знаю, что ты замуж вышла. Собирайся и уезжай». 

По словам ветеранов, отметивших железную свадьбу, секрет супружеского долголетия – не требовать друг от друга сверхъестественного и не предъявлять претензий

– Я поехала к нему на перекладных, тогда ещё машин-то не было, – вспоминает Анна Лаврентьевна. – Встретила почтовую машину, она обычно пассажиров не брала, но я уговорила. Доехала до районного центра Бырка и как-то мужу сообщила о своём прибытии, уже не помню как. Но он приехал за мной снова на коне. Доехали мы с ним до Урулюнгуя, там и стали жить. Потом нас перевели на границу с Китаем, где 10 лет и проработали. Рядом построили ТЭЦ, а после и посёлок Приаргунск, где мы долгое время прожили. 

Анна Ломова и Василий Лелеков нажили троих детей. Постарев, они перебрались в Иркутск – поближе к детям и внукам. Отпраздновали золотую, бриллиантовую свадьбы, дожили до железной. 

– Сегодня у нас время разводов, каждый третий брак распадается. В чём секрет долголетия вашей семьи? Судьба?

– Нет никакого секрета, – отвечает Анна Ломова. – Мы просто спокойно жили, ничего друг от друга не требовали сверхъестественного, никаких претензий не предъявляли. И о разводе не было речи ни разу. Когда муж надуется, то первый не станет разговаривать, я потерплю, потерплю да и начинаю сама говорить с ним как ни в чём не бывало. Мы никогда не выясняли, кто первый начал и кто виноват. Жили очень скромно, можно сказать, бедно, но никогда об этом не вздыхали. Как могли, так и жили. Не воровали, с неба ничего не падало, всегда много работали. Сколько зарабатывали, столько зарабатывали, на эти деньги существовали, да и всё. Но корову держали, сено косили. Условия жизни были такие: одна комната, а воду с речки на коромысле нужно было таскать. Мы были молодые, и это не казалось трудным. Утром встанешь пораньше, скорей коромысло на плечи, к реке под гору, оттуда в гору, берег крутой, натаскаешь воды, заполнишь всю посуду и слава богу. Вместо дров аргал был, слежавшийся сухой коровий навоз, лопатами его вырубали, сушили, целые поленницы были этого аргала. Но мне он не нравился, я выросла в лесу, мы дровами печи топили, дрова трещали, хорошо было. А тут тихо, не слышно ничего, шает, шает этот аргал, да пепла очень много, часто надо было выносить. Электричества не было, только лампа керосиновая, а за керосином всегда очереди. В общем, работы много было и на службе, и дома. Но мы ничего не боялись, не жаловались, не ныли, нам казалось – нормальная хорошая жизнь. И так много-много лет. 

9 мая, как обычно, как все эти годы, ветераны Анна Ломова и Василий Лелеков вместе с детьми и внуками будут праздновать День Победы, великий и любимый праздник. Этой традиции столько же лет, сколько самой семье – 65.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector