издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Любовь приходит и уходит

Военный пенсионер осуждён за убийство двух сожительниц

Вступил в силу приговор Иркутского областного суда прапорщику в отставке Фёдору Швецову, убившему двух своих сожительниц. Он наказан лишением свободы на 20 лет и проведёт их в колонии строгого режима.

Впервые на расправу с женщиной военный решился девять лет назад. В июне 2005 года от него ушла супруга, узнавшая об измене мужа. 38-летний прапорщик сошёлся с любовницей и жил с ней на съёмной квартире. Но идиллия длилась недолго. Месяца через четыре Швецов решил прекратить отношения и вернуться в семью. В один из последних тёплых дней октября парочка отправилась на пикник. Выбрали полянку в лесочке на 11-м километре Александровского тракта. Фёдор выпил для храбрости и заявил женщине, что желает с ней расстаться. Началась ссора. Обиженная женщина, по словам Швецова, схватилась за нож и попыталась нанести ему удар, но он оказался сильнее. Сначала военный бил опостылевшую любовницу ножом в грудь и живот, повредив ей желудок, лёгкие и кишечник. Потом подобрал палку и наносил удары с таким ожесточением и силой, что сломал четыре ребра, разорвал почку и селезёнку. Жертва кричала, звала на помощь. Сожитель стал душить её палкой, а после того как та сломалась, нашёл верёвку и, обвязав ею горло, стянул концы. Женщина скончалась от асфиксии. 

Всё получилось спонтанно, и пришедший в чувство вояка стал думать, как скрыть следы преступления. Это ему, надо признаться, удалось. Труп Швецов засунул в какую-то яму (по его словам, это была барсучья нора) и сверху присыпал опавшими листьями. Родственников и знакомых сожительницы прапорщик кормил небылицами типа «ушла к подруге», «задержалась на курсах» и т.п. Врал до тех пор, пока обеспокоенная сестра пропавшей не обратилась в полицию. Там ей и предъявили фотографию обнаруженного в лесу трупа. В ноябре Фёдора Швецова арестовали по подозрению в убийстве сожительницы, а через месяц освободили от уголовной ответственности: не хватило улик. Из следственного изолятора он вернулся к законной жене. 

Наверное, это преступление так и осталось бы безнаказанным, если бы спустя годы военный, теперь уже отставной, не совершил убийство очередной сожительницы. На этот раз труп он не прятал, мёртвая подруга так и осталась лежать в рощице Зелёного городка, по дороге к общежитию. В тот вечер они собирались расклеить объявления о наборе детей в домашний детский сад, который содержала женщина, и посмотреть предложенную им в аренду квартиру. Швецов захватил с собой инструменты и нож, чтобы сразу отремонтировать в ней электропроводку. Было темно, и парочка заблудилась, рассерженная женщина дала спутнику пощёчину, после чего он выхватил из сумки нож и ударил её в спину. Военный пенсионер нанёс гражданской жене не менее 11 ножевых ударов, по большей части в грудь. А потом сбежал, оставив её истекать кровью – отправился в госпиталь залечивать собственную рану (сопротивлявшаяся жертва полоснула его по ноге тем же ножом). Через день он вернулся на место преступления – посмотреть, на самом ли деле его любовница мертва. Но труп к тому времени был уже поднят. Судмедэкспертиза показала, что потерпевшая скончалась сразу от массивной кровопотери. 

От этого убийства прапорщику в отставке отвертеться не удалось. Поначалу он пытался отделаться от сына и дочери убитой легендами типа «ваша мама моется в душе», «уронила мобильник в лужу», а родителям дошколят из частного садика говорил, будто его жена уехала в Черемхово на похороны. Для тёщи придумал историю поумнее. Пошла, мол, её дочь в банк с большой суммой денег, чтобы погасить кредит, а оттуда собиралась к подруге – и больше он её не видел, возможно, стала жертвой ограбления. Впрочем, никто из родственников и знакомых пропавшей без вести не мог подумать дурное на её избранника. Все считали, что гражданские супруги живут в любви и согласии. Позже дочка прочла в дневнике матери, что «Фёдор-сказочник», как та называла сожителя за постоянное враньё, не приносил в дом ни копейки, жил на её содержании. Но это не мешало ей любить его.    

Под подозрение в убийстве отставной военный попал, когда родные поняли, что он не собирается подавать заявление о розыске исчезнувшей сожительницы. Тёща обратилась за советом к своей подруге, работавшей в полиции. Та составила со слов Швецова словесный портрет его гражданской жены. При этом он «одел» её в вещи, которых в гардеробе женщины никогда не было. А когда его попросили прийти в морг, не опознал найденное в роще тело с изуродованным лицом. Заявил, что у его сожительницы сроду не было такой одежды. На этот раз «Фёдор-сказочник» просчитался – следователь очень быстро вывел его на чистую воду, и он оказался под стражей. Но ещё до ареста военный пенсионер написал явку с повинной, признавшись в убийстве девятилетней давности.  

Смягчающих вину обстоятельств у Швецова оказалось достаточно много: положительная характеристика из воинской части, где он служил и имел награды, признание вины, явка с повинной, активное способствование раскрытию и расследованию преступлений, поведение одной из потерпевших, угрожавшей ему ножом. Однако тот факт, что через много лет после первого убийства Фёдор Швецов вновь умышленно лишил человека жизни, по мнению суда, свидетельствует о его повышенной общественной опасности.  Дочь последней жертвы требовала для убийцы матери пожизненного лишения свободы, но областной суд отправил его на 20 лет в колонию строгого режима. Нравственные же страдания, вы­званные утратой близкой родственницы, суд оценил в миллион рублей. В общей сложности по гражданским искам сестры одной из убитых женщин и детей другой Фёдор Швецов должен выплатить три миллиона рублей. Правда, где он возьмёт такие деньги, непонятно: «настоящий полковник», как любил представляться военный пенсионер, знакомясь с женщинами, не имел даже собственной квартиры, был прописан в общежитии, которое сгорело.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер