издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Арестанты, приветствую вас!»

В областном суде начались прения сторон по громкому уголовному делу «банды Серёжи Чёрного»

На скамье подсудимых – семь человек во главе с криминальным лидером Сергеем Лапиковым, взявшим себе прозвище Чёрный по аналогии с героем любимого сериала «Бригада» Белым. Судебное следствие по делу, начатое в июне 2013 года, завершено: допрошены потерпевшие и многочисленные свидетели, представленные как стороной обвинения, так и защиты; исследованы письменные доказательства. Лишь двое обвиняемых в бандитизме полностью признали свою вину в инкриминируемых преступлениях. Однако государственный обвинитель Вадим Семёнов, прокурор отдела областной прокуратуры, выступая в прениях, просил признать виновными и назначить наказание в виде лишения свободы всем семерым. По его мнению, в суде нашли полное подтверждение создания устойчивой вооружённой преступной организации, которая действовала в Иркутске с весны 2007 года до лета 2011-го, пока лидера банды и его подручных не закрыли в СИЗО.

По зову сердца

По версии стороны обвинения, банду для нападений на граждан и организации создали трое приятелей, каждый из которых имел вес в криминальных кругах региона. Сергей Лапиков обладал полномочиями смотрящего за Свердловским районом Иркутска: ему было доверено координировать и кон­тролировать организованную преступную деятельность на подведомственной территории. Владислав Ермаков по прозвищу Владя занимал подобную должность в Кировском районе областного центра. Как показали свидетели, с Серёжей Чёрным они дружили с детства, к 15 годам сплотились в молодёжную группировку, которая называлась «пятнадцатые пацаны». Правда, с профессией Лапиков определился не сразу: по настоянию родителей после школы он поступил в Восточно-Сибирский институт МВД, но зов сердца победил. Бросив институт, Серёжа Чёрный с головой ушёл в организованную преступность и добился в этой сфере высокого положения. В возрасте 24 лет он стал лидером банды, совмещая свой частный криминальный «бизнес» с функциями положенца района. Третьим в звене руководителей вооружённой организации стал Александр Никулин, или Никуля, сменивший позднее фамилию на Распутина. Он был значительно старше своих партнёров по возрасту и криминальному опыту, имел не одну судимость и пользовался авторитетом среди уголовников всех мастей. На момент знакомства с Лапиковым видавший виды уголовник ездил на старой, притом чужой машине, но положение в банде дало и ему возможность жить красиво. Никуля приобрёл квартиру, имел автомобили, стал ходить с телохранителями, демонстрируя свой высокий статус.

К 2008 году группировка имела уже, по версии следствия, трёхуровневую структуру. Кроме главаря и его заместителей в ней состояли ещё и рядовые бойцы Максим Полищук и Денис Раднаев, которых за внушительные размеры называли Мася Слон и Диня Слон. Раньше парни трудились охранниками в ночном клубе «Акула» и охотно согласились обеспечивать безопасность руководителей банды. В рядах «пехоты» нашлось место и для мастера спорта по боксу, неоднократного победителя различных соревнований по этому виду спорта Андрея Остапенко. Он отзывался на кличку Остап и совмещал силовые акции с обязанностями телохранителя лидеров. Сам Остапенко свою роль в группировке определил как «поддержка, безопасность, устрашение». 

Создание банды позволяло Сергею Лапикову и его ближайшим соратникам не только зарабатывать на жизнь, но и укреплять свои позиции в преступной сфере. Чёрный постоянно общался с положенцем столицы Приангарья, а в последнее время и со смотрящим по Улан-Удэ, имеющим прозвище «Хохол» – они вместе крышевали граждан КНР. 

В бригаде Серёжи Чёрного было чёткое распределение ролей. Заместители руководителя банды отвечали каждый за своё направление. «Правой рукой» лидера был Владислав Ермаков, которого за глаза называли Бухгалтером Чёрного: на нём были сбор дани с подконтрольных коммерсантов, поиск новых источников доходов, бизнес по возврату долгов за проценты. В обязанности Никулина (Распутина) входило «шагать по улице», то есть отвечать за решение вопросов, касающихся уличной преступности. К Никуле обращались, когда требовалось кого-то напугать, убить или покалечить. Все значимые решения в банде, как считает сторона обвинения, принимал сам Лапиков: устанавливал правила и запреты, давал указания, которые были обязательны для исполнения. Бригадир получал наибольшую часть криминальной прибыли. Как и положено преступному авторитету, он не работал, но какое-то время был формально трудоустроен в развлекательном центре «Акула» за криминальное покровительство хозяину.

Банда имела на вооружении несколько стволов, купленных и зарегистрированных через разрешительную систему МВД. По мнению Чёрного, это было удобно: легально приобретённые охотничьи карабины «Сайга», многозарядное ружьё «Бекас», травматические пистолеты и револьверы можно было на законном основании постоянно носить при себе. На создание арсенала шли средства из так называемого общака, как и на покупку многочисленных сотовых телефонов и сим-карт, автомобиля для каждого члена бригады. Все участники вооружённой группировки находились в дружеских отношениях и большую часть времени проводили вместе. 

Местом общего сбора бандформирования была бильярдная «Классик», расположенная в торговом центре «Мельниковский». По показаниям одного из подсудимых, отношения с персоналом у них были очень хорошие, дружеские. Жертвы крышевания даже оставляли работникам клуба предназначенную банде мзду. В «Классике» проходили не только рабочие встречи участников группировки, где обсуждались планы и выдавались задания, но и «стрелки» с должниками и партнёрами.

«Жёстко взбодрить Гнома»

За четыре года вооружённой преступной группой под руководством и при участии Чёрного, как считает следствие, на территории областного центра и в соседних городах было совершено девять преступлений. За некоторые из них члены банды уже отбыли наказание. Так, в 2007 году Свердловский районный суд Иркутска признал Чёрного виновным в причинении средней тяжести вреда здоровью одному из посетителей ресторана «Дикая лошадь» центра отдыха «Ерши». В 2008 году тот же суд наказал за само­управство Владю и Остапа. 

Сегодня Сергею Лапикову и его заместителям инкриминируют совершение преступлений различной степени тяжести уже в составе созданной ими банды. Одним из эпизодов стало покушение на убийство криминального лидера, который не признавал авторитета смотрящего. Серёжа Чёрный приговорил парня к расстрелу за то, что тот обозвал его «красным». В 2006 году Лапиков, находясь под следствием, был помещён в камеру СИЗО для бывших сотрудников МВД как недо­учившийся милиционер. Но лучше бы свои сомнения на тот счёт, имел ли Чёрный право занимать пост положенца района, уголовник не высказывал вслух. Очень скоро он это понял. Нападения следовали одно за другим, но все неудачные. Из «Гриль-бара» на Советской приговорённому удалось сбежать, замахнувшись на преследователей вилкой. Потом ему назначили стрелку у туберкулёзного диспансера, куда приехало около 20 автомашин, но жертва опять удрала, пальнув из огнестрельного оружия. Было ещё нападение возле дома, когда люди в масках прострелили «правдолюбцу» ногу. После чего тот стал возить с собой бронежилет. 

В уголовное дело попал  эпизод августа 2008 года. Тогда Лапиков с двумя замами сами подловили чересчур независимого коллегу на остановке общественного транспорта «Бульвар Рябикова» и выпустили в него из охотничьих карабинов множество пуль. Неприятелю снова удалось скрыться, а пули угодили в случайного человека и перебили ему ноги, причинив средней тяжести вред здоровью. Жертв могло быть и больше. Как пояснил суду потерпевший, в непосредственной близости от него находилось около 10 человек. Когда началась стрельба, все кинулись врассыпную. Чудом уцелевший «авторитет» после этого уехал из Иркутска от греха подальше – сначала прятался от банды Чёрного в Хабаровске, потом около года жил во Владивостоке. По этому эпизоду следствие вменило обвиняемым сразу два преступления, совершённые организованной группой и сопряжённые с бандитизмом: покушение на убийство общеопас­ным способом (ч. 3 ст. 30, пп. «ж, е, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ) и умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью (п. «г» ч. 2 ст. 112 УК РФ). Прокурор считает, что квалификация нашла своё подтверждение исследованными в суде доказательствами. 

В список жертв Серёжи Чёрного и его замов попал также положенец города Шелехова по прозвищу Гном. Троицей двигало намерение подорвать его авторитет и усилить своё криминальное влияние в соседней вотчине. В октябре 2009 года шелеховского положенца заманили на рынок «Меркурий», где «пехота» переломала ему руки, ноги и рёбра. Приказ силовикам звучал так: «Жёстко взбодрить Гнома». Двое Слонов в чёрных масках с прорезями для глаз били «авторитета» металлической трубой и пинали ногами, Остап с карабином «Сайга» подстраховывал их в сторонке. На суде один из бойцов рассказывал, что Гном сильно кричал от боли. Руководители похвалили своих подчинённых, а Лапиков после этого случая стал им больше доверять. 

Сам потерпевший, как и положено приличному «авторитету», не пожелал смириться с позорной ролью «терпилы». В суде Гном упорно твердил, что на него просто наехал автомобиль. Но эти доводы были разбиты свидетелями. Медики, например, пояснили, что их фельдшерская бригада выезжает на вызовы как раз по поводу травм и избиений. А если бы человека сбила машина, то направили бы врачей. К тому же автомобиль и не смог бы проехать между торговыми рядами, даже фельдшерам пришлось оставить карету «Скорой» и пешком добираться до пациента. Гособвинитель считает доказанной вину пятерых участников этого инцидента в умышленном причинении организованной группой тяжкого вреда здоровью человека, опасного для жизни и вызвавшего стойкую утрату общей трудоспособности не менее чем на треть (п. «а» ч. 3 ст. 111 УК РФ).

Кий как аргумент

Главной статьёй дохода криминального предприятия Чёрного, по мнению следствия, было вымогательство. Попасть в поле их зрения было страшно. Жертвами бандитов становились бизнесмены, которым было что терять. Так, например, в 2008 году предприниматель, имеющий пилораму в Эхирит-Булагатском районе, вынужден был отдать рэкетирам полмиллиона рублей «в качестве процентов» за то, что он якобы пользовался чужими денежными средствами. На самом деле один из заказчиков отказался от готовой продукции, и ему была возвращена предоплата. Но бандиты не хотели слушать оправдания. Они приезжали к предпринимателю домой, установили слежку за его женой и сыном, стреляли из карабина по окнам, организовали наезд на супругу автомобилем. Бизнесмен, в конце концов, сдался, рассудив, что жизнь дороже.

Есть в деле также эпизод, связанный с попыткой навязать крышевание. Весной 2011 года бандиты решили взять под контроль Центральный рынок Иркутска, обложить ежемесячной данью работавших там предпринимателей. Однако те категорически отказались от их «услуг» и обратились за помощью в охранное агентство «Фараон». Чёрный и его люди принуждали охранников расторгнуть договоры с клиентами, угрожая избиением, поджогами автомобилей и квартир. А однажды руководитель охранной фирмы обнаружил на капоте своей машины пакет с пятилитровой ёмкостью, из которой на капот вытекал бензин, рядом лежал коробок спичек. И неизвестно, чем бы закончилось это противостояние, если бы не последовавший вскоре арест руководителей банды. Действия подсудимых Лапикова, Ермакова, Распутина, Раднаева, Полищука, по мнению гособвинителя, подпадают под п. «в» ч. 2 ст. 179 УК РФ как совершённое организованной группой принуждение к отказу от сделки под угрозой применения насилия, уничтожения и повреждения чужого имущества.

К бандитам, чувствующим силу и неуязвимость, нередко обращались за помощью потерпевшие, близкие к криминальным кругам. В апреле 2009 года знакомый рассказал Раднаеву и Остапенко о конфликте с неизвестными, которые обстреляли его на выходе из зала игровых автоматов и скрылись на автомобиле «Хонда-Аккорд» белого цвета. В час ночи на улице Сибирских Партизан бойцы Серёжи Чёрного обнаружили белую «Хонду», подходящую под описание, и обстреляли её. Оказалось, что они ошиблись, хозяин машины отношения к конфликту не имел, но ремонт «Хонды» обошёлся ему в 79,5 тысячи рублей. Подсудимые признали свою вину в умышленном повреждении чужого имущества, повлёкшем причинение значительного ущерба (ч. 2 ст. 167 УК РФ)

Задержали Чёрного весной 2011 года после совершения особо дерз­кого преступления. Его идею подал Андрей Митюков, для членов бригады «свой человек», который в результате оказался с ними на одной скамье подсудимых. Бандиты тогда принялись вымогать у дельца, имевшего обширные связи в банковской сфере Иркутска, 2,5 млн рублей под предлогом, что тот якобы не вернул Митюкову долг. От должника потребовали оформить кредит по поддельным документам уже в интересах Лапикова. А чтобы жертва стала сговорчивее, силовики из банды увезли парня в бильярдный клуб «Классик», где удерживали до двух часов ночи, угрожая «закопать» и нанося удары кием по спине. Такие аргументы заставили потерпевшего согласиться оформить кредит на сумму в 30 миллионов рублей на подставное лицо. Действия подсудимых Лапикова, Ермакова, Распутина и Митюкова прокурор предложил квалифицировать как самоуправство, совершённое с применением насилия.

Порулить не удалось

С июня 2011 года руководители и члены вооружённой группировки обосновались в иркутском следственном изоляторе № 1. За тюремной решёткой заместителей руководителя банды ожидало повышение по карьерной лестнице. Теневым правительтвом региона Никуля был поставлен смотрящим за СИЗО, в свою очередь он назначил Владю положенцем транзитно-пересылочного отделения корпуса, в котором содержатся ранее судимые. А Чёрный и безо всяких должностей продолжал рулить своими подчинёнными по банде. Троица разработала правила, по которым предстояло теперь жить населению учреждения: не заправлять койки, грубить сотрудникам, отказываться от дежурства, разговаривать при передвижении по изолятору – одним словом, всячески нарушать режим содержания вплоть до голодовок, беспорядков и бунтов. 

Когда двое заключённых поставили администрацию СИЗО в известность о новых порядках в тюрьме, смотрящие потребовали от арестантов применять к предателям физическое насилие при каждой воз­-

можности. Свидетели в судебном процессе рассказывали: смотрящий через унитаз кричал, что «красным» осталось жить недолго, их ждёт «заточка» под ребро. Бандиты общались между собой не только в прогулочных двориках, у Лапикова и Распутина в камерах были обнаружены сотовые телефоны. В ход шли письма, которые позже исследовались экспертами-почерковедами. Согласно выводам экспертизы, рукописный текст малявы, начинающейся словами «Жизнь ворам! Арестанты, приветствую вас!», выполнен самим положенцем СИЗО. Однако руководство учреждения не позволило бандитам стоять у руля – авторам «кодекса» было предъявлено обвинение в дезорганизации деятельности учреждения, обеспечивающего изоляцию от общества (ст. 321 УК РФ).

На предварительном следствии и в суде бандиты вели себя по-разному. Полищук и Остапенко предпочли рассказать всё, как было, изобличив и себя, и подельников. Лапиков, Ермаков и Распутин выбрали позицию полного непризнания вины. Чёрный заявил, что зарабатывал перепродажей автомобилей и ростовщичеством, а о банде ничего не знает. С Ермаковым он просто дружил, с Распутиным приятельствовал, а Полищук, Остапенко и Раднаев работали у него охранниками. Владя тоже поведал о законных источниках дохода – работе турагентом и тренером. Все свои криминальные дела создатели банды объясняли желанием оказать бескорыстную помощь знакомым: вернуть принадлежащие им деньги и имущество, успокоить распоясавшихся хулиганов, освободить предпринимателей Центрального рынка от гнёта охранников. Даже в СИЗО Робин Гуды пытались заступиться за обиженного арестанта. «Почему же ни в одном из указанных случаев продавец подержанных автомашин, детский тренер, водитель и охранники не обратились в правоохранительные органы?», – задал прокурор риторический вопрос. И сам же на него ответил: «Я глубоко убеждён в том, что такое поведение вполне соответствует статусу лидеров и участников организованной преступной группы». 

Гособвинитель считает, что все подсудимые заслуживают наказания лишением свободы, но с учётом их роли в преступной организации, личностей, смягчающих и отягчающих обстоятельств. Комиссии судебно-психиатрических экспертов признали подсудимых вменяемыми, не обнаружив ни у кого из них хронических или временных психических расстройств, слабоумия. Оказалось, что Ермаков и Распутин имеют на иждивении по ребёнку, а Лапиков даже двоих. 

Прокурор просил суд признать Сергея Лапикова, Владислава Ермакова и Александра Распутина виновными в совершении восьми преступлений, за каждое из которых полагается от 3 до 13 лет. В результате предложенные гособвинителем сроки лишения свободы составили для лидера банды и Александра Распутина (с учётом отмены условного наказания, назначенного Свердловским районным судом) по 19 лет, для Владислава Ермакова – на 6 месяцев меньше. К лишению свободы на 13 лет в колонии строгого режима, по мнению гособвинителя, следовало бы приговорить Дениса Раднаева за пять совершённых им преступлений. Прокурор отдела гособвинителей областной прокуратуры Вадим Семёнов просил суд добавить к этим наказаниям штрафы (по 600 тысяч рублей на каждого из руководителей банды и 400 тысяч рублей – на рядового бойца), а также ограничение свободы на год. 

Максима Полищука и Андрея Остапенко, помогавшим следствию и суду признательными показаниями, по мнению прокурора, можно наказать условным лишением свободы: одного на 7,5 года, второго – на 6 лет и 3 месяца. Андрею Митюкову, который, не являясь членом банды, участвовал в самоуправстве, достаточно будет трёх лет условно. 

После выступления прокурора суд предоставил возможность высказать свою позицию защитникам. В процессе участвовало 16 адвокатов, на этой неделе прения будут продолжены. 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер