издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Душа в лепестке розы

  • Автор: Василий КАСАТКИН

Татьяна Кирпатовская смогла приручить тяжёлый кран, но оказалась бессильна перед магическим очарованием живых цветов…

Родилась Татьяна Георгиевна в Китае в семье русских эмигрантов. Теперь с улыбкой говорит о том, как волей судьбы малой родиной для неё стал город Мукден – к слову, ныне один из крупнейших мегаполисов в Поднебесной, расположенный в северо-восточной части страны. И всё-таки случилось так, что большая часть жизни была отдана России, и советской, и нынешней. А если точнее – великой сибирской стройке на берегах Енисея. На Красноярской ГЭС Татьяна Кирпатовская отработала три десятилетия. В начале этой недели она отметила свой 75-летний юбилей.

Вообще чудом из «китаянки» не превратилась в «американку». Семья несколько раз меняла города в Китае. Жили бедно, трудно. Отец, Георгий Владимирович, чтобы прокормить близких, нанимался на разные работы. Уже в конце 1940-х годов обращался в российское посольство, чтобы вернуться на родную землю. Однако поначалу из посольства пришёл отказ. А вот дорога на американский континент по существу была открыта. Больших препятствий русским эмигрантам, желавшим переселиться в США, американцы не создавали. Скорее даже наоборот. Ведь эмигрантская среда состояла в основном из представителей технической и творческой интеллигенции – людей образованных, культурных. Такие за океаном приветствовались.

– Переезжать в Америку не захотела мама. Ей показалось это унизительным. Ну а в начале 1950-х в Китае стали особенно сильно притеснять русских, там начались известные исторические события, и в 1954 году грянула репат­риация. Из Харбина потянулись составы в Россию. Русские уезжали тысячами. Уехали и мы, – вспоминает Татьяна Георгиевна. – Хотелось в Сибирь. Так и вышло. В конце долгой дороги оказались в Новосёловском районе. Россия нас, бывших эмигрантов, встретила негостеприимно. У родителей отобрали паспорта. Из посёлка, где временно устроились, уезжать запрещалось. Отцу не позволяли даже электриком в посёлке работать. Маме с её замечательным образованием с большим трудом удалось устроиться нянечкой в яслях. 

Но спустя некоторое время всё же наступили добрые перемены, рассказывает Татьяна Кирпатовская. В итоге и документы вернули, и отец получил возможность поехать в Красноярск в поисках работы. Поначалу занимался ремонтами электроподстанций в территориях, а позднее стал трудиться в сетевом хозяйстве, преподавал. Ещё некоторое время спустя возглавил группу автоматики электро-технической лаборатории (ныне цеха технологической автоматики и управления) на Красноярской ГЭС.

Все эти события отразились и на судьбе подраставшей Татьяны. Сначала семья перебралась в посёлок Слизнево, а затем и в Дивногорск, где 16-летняя девушка закончила вечернюю школу. Пример отца для неё сыграл свою роль. Поступила в Новосибирский институт водного транспорта на отделение «автоматика и автопривод». 

А ещё довелось поработать на строительстве – в Дивногорске и на Красноярской гидроэлектростанции. С этим периодом связано немало ярких воспоминаний. Например, о том, как управляла экскаватором при отсыпке перемычки в русле реки, как осваивала навыки крановщицы.

– Я, девчонка, и за рычагами экскаватора, на глазах у молодых строителей. Романтика. Ну а в крановом хозяйстве потом было ещё интереснее, – с улыбкой признаётся Татьяна Георгиевна. – Работала на башенных кранах при строительстве зданий в Дивногорске, на портальных кранах при ГЭС, на мостовых кранах в машинном зале станции. Везде свои особенности, свои впечатления. К примеру, чего только стоило подниматься в крановую будку, особенно зимой. И холодно, и тяжело, и страшно. Училась всё это молча преодолевать. 

До сих пор Татьяна Кирпатовская хорошо помнит своё первое самостоятельное «боевое крещение» на кране, когда заступила на дежурство без наставника. На станции шли строительно-монтажные работы. Вокруг пар, дым, землю с высоты кабины управления почти не видно. По радиосвязи получила команды, ориентир – куда стропы опускать. А как пришло время груз поднимать, испугалась. В первые минуты показалось, что груз от земли не отрывается, и кран натянулся весь, напрягся. Подумала тогда -– «мертвяк», примёрз. Но вдруг по радио снова голоса: оказалось, всё в порядке, и груз уже в 4 метрах над землёй. Вздохнула с облегчением. 

Но однажды нештатная ситуация всё-таки произошла на самом деле. Было это в машинном зале при монтаже рабочих колёс и прочего оборудования гидроагрегатов. Это была сложная и предельно ответственная работа. 

– Поднимали одновременно двумя мостовыми кранами 900-тонный ротор гидрогенератора. Нам, машинистам обоих кранов, нужно было подхватить груз с двух сторон, доставить и опустить его абсолютно синхронно, – рассказывает Татьяна Георгиевна.– Поначалу всё получалось – успешно подвели груз к месту установки. Начали опускать. Как вдруг на втором кране случилась неполадка: груз стал крениться на одну сторону. Благо растерянности не было – стали поднимать обратно, взяли ситуацию под контроль. Ремонтники бы­стро устранили неисправность, но поволноваться тогда пришлось изрядно.

Были у Татьяны Кирпатовской и свои краны-любимчики. Больше всего нравилось работать на портальных кранах. Трудилась и на отечественных «Кировцах», и на немецких машинах. Последние были, конечно, комфортнее. 

– В кабине управления обзор великолепный. Все системы под рукой. И работали «немцы» без сбоев, – поясняет технические особенности Татьяна Георгиевна.

Впрочем, когда завершились масштабные монтажно-строительные работы на электростанции, работ у крановщиков поубавилось. Отец Татьяны тогда загорелся идеей построить в Дивногорске розарий. Сам он по-настоящему увлекался цветоводством. Дома выращивал шикарные розы. С их-то помощью и заинтересовал своей идеей первого директора Красноярской ГЭС Бориса Растоскуева. В один из праздников подарил Борису Александровичу букет домашних роз. А заодно поведал о своих замыслах и тут же показал эскизный набросок проекта. Директору мысль понравилась. Спустя некоторое время розарий был создан. Старожилы Красноярской ГЭС помнят, что нередко в кабинете у Бориса Растоскуева можно было увидеть жёлтые розы сорта Глория Дэй.

Дело пошло. Выращенные розы стоили буквально копейки. Радовали гидроэнергетиков. Позднее в хозяйстве гидроэлектростанции появилась ещё и крытая теплица, где помимо роз, тюльпанов, астр, шафранов выращивались овощи и даже грибы.

Татьяна Георгиевна решила помогать отцу в его начинаниях, даже получила специальное агрономическое образование. Хотя не сразу приобщилась к новому делу. Но впоследствии увлеклась по-настоящему и уже вплоть до выхода на пенсию проработала в розарии, теплицах. 

Татьяна Георгиевна с любопытством интересуется и сегодня, какими дачно-огородными достижениями могут похвастаться выставки, организуемые активистами Совета ветеранов Красноярской ГЭС. Познавать секреты матушки-природы  – для Татьяны Георгиевны это на всю жизнь.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное