издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Спрос снижает предложение

Потребление электрической энергии в России в ближайшие пять лет будет расти очень скромными темпами, не превышающими половину процента в год

  • Автор: Егор Щербаков, по материалам СМИ

Такой прогноз сделали в Министерстве энергетики РФ. На этом фоне увеличится объём невостребованных генерирующих мощностей. Чтобы исправить дисбаланс между спросом и предложением, в Минэнерго не исключают пересмотра сроков реализации ряда инвестиционных проектов. С той же целью, а равно и ради снижения финансовой нагрузки на потребителей, сами энергетики вновь предлагают выводить из эксплуатации наименее эффективные объекты.

Экономический спад, пусть и с определённой задержкой, сказывается на потреблении электричества. Если в 2014 году, по данным Системного оператора Единой энергетической системы России, его объём увеличился на 0,4% (в основном за счёт Урала, центра и юга страны) в сравнении с 2013 годом, то уже в январе 2015-го сократился на 0,2% по отношению к первому месяцу 2014 года. Это, полагают в Министерстве энергетики РФ, только начало стагнации электропотребления. Специалисты ведомства считают, что в ближайшие два года не следует ожидать его увеличения. «Полгода назад думали, что прирост будет по 0,5% в год, – сообщил заместитель министра энергетики РФ Вячеслав Кравченко, чьи слова приводит информационное агентство «ПРАЙМ», на пресс-конференции 10 февраля. – Сейчас на ближайшие год-два оценка более пессимистичная. Мы полагаем, что, скорее всего, будет болтаться на уровне нуля. Это 2015 и 2016 годы». 

Через две недели стали известны детали прогноза. В презентации Мин­энерго, на которую ссылается «КоммерсантЪ», сказано, что спрос на электричество в предстоящие пять лет будет расти не более чем на 0,5%. Что касается потребляемой мощности, то здесь темпы роста ещё скромнее – 0,3%. Руководитель департамента исследований ТЭК Института проблем естественных монополий Александр Григорьев отмечает, что, исходя из прироста электропотребления на 0,5% в год, следует ожидать прибавки к ВВП на уровне 1,5–1,6%. «Эта цифра соответствует только самым пессимистическим ожиданиям Минэкономики на 2015 год, в которых заложен рост ВВП 1,2%, а с 2016 года в любом из вариантов прогноза министерства темпы роста ВВП значительно выше, – добавляет издание. – Так, в 2016 году Минэкономики ожидает прироста ВВП (в зависимости от варианта) 2,3 или 3,3%, в 2017 году – 3 или 4,3% соответственно».

Предполагаемые объёмы электропотребления, о которых заявляют в Мин­энерго, тоже не дотягивают до ожиданий экономического ведомства. Так, в новом варианте прогноза социально-экономического развития РФ, который вышел в феврале, речь шла о том, что в 2015 году спрос составит 1040 млрд кВт-ч. Однако в Министерстве энергетики полагают, что потребление электричества не превысит 1036,2 млрд кВт-ч. Это менее чем на 0,1% превышает показатель 2014 года, составивший 1035,2 млрд кВт-ч. Если брать перспективу до 2020 года, то среднегодовой рост электропотребления, по оценке Минэнерго, составит 0,5%. Таким образом, к концу пятилетки его объёмы возрастут до 1061 млрд кВт-ч. Это существенно ниже показателей, предусмотренных действующей (ещё не скорректированной) схемой и программой развития электроэнергетики до 2020 года. Согласно базовому варианту этого документа, среднегодовой прирост спроса в Единой энергосистеме России должен был составить 1,02%, в умеренно оптимистическом – 1,81%. Такой прогноз был сделан ещё в докризисные годы, к тому же схема и программа развития электроэнергетики подлежит ежегодной корректировке, так что в ближайшее время её будут пересматривать. 

Сдвиг по срокам

Между тем пик потребления мощности в 2015 году Минэнерго ожидает на уровне 158,2 ГВт, далее он будет повышаться менее чем на 0,3% в год – до 160,5 ГВт в 2020 году. В схеме и программе развития электроэнергетики этот уровень должен быть превышен уже в 2016 году в базовом варианте и в 2015 году – в умеренно оптимистическом с выходом к 2020 году на 166,9 ГВт или 174,8 ГВт соответственно. При всём при том установленная мощность российских электростанций продолжит расти. В Минэнерго полагают, что к 2020 году она достигнет 259 ГВт и на 61% превысит предполагаемый спрос. Для сравнения: в настоящее время разница составляет 53%. 

На этом фоне в государственной корпорации по атомной энергии «Рос­атом» уже заявили о том, что могут скорректировать сроки ввода новых АЭС в силу падения спроса на электричество. «Мы следим за прогнозом энергопотребления, и если видим, что генерирующая мощность может быть не востребована в полной мере, то выходим в правительство с предложениями о корректировке сроков ввода энергоблоков в эксплуатацию», – сообщил ТАСС представитель компании. Пересматривать планы вынуждает технологическое ограничение: после пуска атомная станция должна работать с коэффициентом использования установленной мощности более 90%, так что при отсутствии спроса на электроэнергию приходится сдвигать сроки сдачи объектов в эксплуатацию. «Есть такая уникальная программа, как продление ресурсных характеристик блоков РБМК на Ленинградской АЭС, – привёл пример собеседник агентства. – Их надёжная эксплуатация в условиях, когда потребление в Северо-Западном регионе не растёт, также сдерживает ввод замещающих энергоблоков нового поколения». 

В то же время на 2015 год намечены пуски опытно-промышленного блока № 4 Белоярской АЭС с реактором на быстрых нейтронах БН-800 и первого энергоблока Нововоронежской АЭС-2 с реактором ВВЭР-1200. Госкорпорация в целом по стране ведёт строительство семи блоков. Однако в условиях экономического кризиса приоритетными в ней считают проекты за границами России, которые реализуются по валютным контрактам. Так, по итогам 2014 года портфель зарубежных заказов «Росатома» на десять лет вперёд составил 100,3 млрд долларов. 

Ранее в Минэнерго признали, что рассматривают вопрос о том, чтобы отложить ввод некоторых генерирующих мощностей как в атомной энергетике, так и в других сегментах отрасли. Более того, на пресс-конференции 10 февраля Кравченко сообщил журналистам о том, что ведомство не исключает переноса реализации ряда проектов по договорам предоставления мощности. «Многие, кто не достроил, начинают смотреть, какая есть возможность по переносу, – цитирует заместителя министра «ПРАЙМ». – Я не скажу, что мы будем настаивать… Мы понимаем, что часть объектов можно сдвинуть вправо, посмотрим с «Советом рынка»… Не все, конечно, объекты, но часть. Минимум – это ноль, максимум – это все оставшиеся объекты ДПМ». Прецеденты уже есть: в конце января правительство РФ согласовало с ОАО «Интер РАО» перенос пуска строящегося четвёртого блока Пермской ГРЭС с 31 декабря 2015 года на 30 июня 2017 года. Помимо этого был разрешён перенос ещё одного проекта по ДПМ с Верхнетагильской ГЭС в Свердловской области на Затонскую ТЭЦ в Уфе. 

Консервация дешевле

В условиях стагнирующего электропотребления вновь заговорили о выводе из эксплуатации тех мощностей, которые не востребованы потребителями. Подобную схему уже обсуждали в прошлом году, но энергетикам так и не удалось согласовать её с профильным министерством. Однако, пишут «Ведомости», сейчас ситуация изменилась: Кравченко признал, что в российской энергосистеме есть избыток мощности, который составляет 15–20 ГВт. Стимулов для того, чтобы закрывать старые неэффективные объекты, у энергетиков нет. Но переплата за их эксплуатацию только в 2015 году, по оценке главного эксперта Центра экономического прогнозирования Газпром­банка Натальи Пороховой, может составить 23–30 млрд рублей. Эти расходы в конечном счёте ложатся на плечи потребителей. 

С идеей законсервировать невостребованные мощности в очередной раз выступил председатель правления ОАО «Системный оператор Единой энергетической системы» Борис Аюев, направивший письмо по этому поводу в адрес Кравченко ещё 28 января. Детали той схемы, которая изложена в нём, «Ведомости» публикуют на своих страницах. В действующих реалиях генерирующие компании продают два товара – электроэнергию и мощность, – цены на которые складываются на отдельных рынках. Рынок мощности фактически действует только раз в году, осенью, когда производится конкурент­ный отбор, в ходе которого потребители определяют энергоблоки для работы в следующем году. КОМ проводится в 21 зоне свободного перетока, на которые поделена Единая энергосистема России. По его итогам потребители оплачивают работу только самых эффективных энергоблоков, способных выдавать наиболее дешёвое электричество, а те мощности, которые отбор не прошли, энергетики теоретически должны выводить из эксплуатации. На практике же объектам, не отличающимся высокой эффективностью, но нужным для обеспечения устойчивой и безопасной работы энергосистемы или теплоснабжения населённых пунктов, в большинстве своём присваивают статус вынужденного генератора, что даёт возможность продавать мощность по высокому тарифу. Это сказывается на конечной стоимости электроэнергии для юридических лиц, покупающих её по нерегулируемым ценам. 

Для того чтобы исправить эту ситуацию, полагает Аюев, достаточно законсервировать или отправить в долгосрочный резерв как максимум 10% мощности в каждом регионе. Такие блоки будут включаться только во время аварий. При этом плата за консервацию будет в два-три раза ниже рыночной цены за мощность. А выбирать объекты, которые станут её получать, можно будет  на отдельном конкурент­ном отборе, проводимом раньше, чем рыночный КОМ. При этом стоимость заявок генераторов, по предложению председателя правления СО ЕЭС, можно ограничить 30% от предельных цен конкуретного отбора на 2015 год (39 000 рублей за мегаватт в месяц для европейской части России и Урала, 43 200 рублей в Сибири). Блок, получивший плату за консервацию, должен проходить ежегодную аттестацию. Если же он её не прошёл или его не удалось запустить во время аварии, то плата, полученная с начала года, взимается в виде штрафа. В письме Аюева содержится ещё один стимул к выводу неэффективных генерирующих мощностей из эксплуатации – ежегодное снижение общей суммы, которую получают «вынужденные генераторы», на 10%. Кроме того, из неё предполагается вычитать те деньги, которые энергоблоки получают за консервацию. Согласно подсчётам Пороховой, 10% мощности – это и есть примерно тот избыток, который сформировался в 2014 году. Если стоимость консервации составит 30% от предельной цены конкурентного отбора, то можно будет снизить затраты потребителей на вынужденную генерацию примерно в четыре раза, так что их доля в конечной цене электро­энергии уменьшится с 1,2–1,5 до 0,4%. 

Энергетики считают, что консервация или вывод из эксплуатации неэффективных объектов – единственное решение проблемы избытка мощности. Такой точки зрения, в частности, придерживается представитель «КЭС холдинга», заметивший, что стоимость консервации может составлять половину стоимости эксплуатации. Ещё в одной компании говорят о 70%, но в СО ЕЭС отмечают, что необходимо провести точные расчёты. В то же время директор НП «Сообщество потребителей энергии» Василий Киселёв заявил, что «предложения Системного оператора по консервации генерирующих объектов по принципу «на всякий случай» –  это не что иное, как ещё один способ содержать избыточную и неэффективную мощность за счёт потребителей». Впрочем, подобная схема официально пока не утверждена. 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное