издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Кинопремьеры

Здравствуйте, я ваша смертушка!

Псевдоисторический российский фильм «Кровавая леди Батори» заявлен как триллер, но тянет лишь страшную детскую сказку. 

«Кровавая леди Батори» (16+).

Режиссёр Андрей Конст.

Россия, 2015.

XVII век, Королевство Венгрия, городок Чахтице. Несовершеннолетние цыганские сиротки Алетта и Миша попадаются на воровстве и приговариваются к отрубанию рук. Но дети оказываются спасены – исключительно волей влиятельнейшей графини Елизаветы Батори (Светлана Ходченкова). Взамен благодетельница повелевает брату и сестре поступить на службу в её Чахтицкий замок. Алетта и Миша несказанно рады такой перемене собственных обстоятельств, но лишь до поры до времени. Ибо вскоре выяснится, что «добренькая» графиня Батори – на самом деле лютая помешанная душегубка, еженедельно убивающая нескольких детей (преимущественно девочек), дабы принимать ванны из их крови… 

Елизавета Батори – полулегендарная историческая личность, которой действительно приписываются убийства около 650 девушек. Естественно, литература и кинемато­граф (в основном бульварного склада) давным-давно неравнодушны к такой колоритной личности. Батори – героиня множества западноевропейских и голливудских фильмов ужасов второй половины двадцатого века. А не далее как в 2008 году вышла резонансная картина «Графиня Батори» режиссёра Юрая Якубиско, имеющего репутацию «восточноевропейского Феллини». Одно то, что «Графиня Батори» оказалась самой дорогой словацкой картиной в истории, приковало к ней взоры всех, кто в принципе смотрит европейское кино. 

Казалось, тема закрыта всерьёз и надолго. Но беспокойную душу кровавой графини снова потревожили киношники – причем совсем неожиданные. Не просто рядовые российские кинематографисты, а одиозные люди из кинокомпании Enjoy Movies, во главе которой стоит Сарик Андреасян, режиссёр таких кассовых хитов, как «Служебный роман. Наше время», «Беременный» и «Что творят мужчины». 

«Кровавая леди Батори» – чисто продюсерский проект Андреасяна; режиссёром тут числится Андрей Конст. Уже эта фамилия, выглядящая как усечённое имя, а также неуместное слово «леди» в заголовке фильма словно заранее говорят: от проекта следует ожидать большого подвоха. Именно им «Леди Батори» и оказалась – одним сплошным подвохом. 

Чем фильм действительно может похвастаться, так это костюмами и декорациями. Картина снималась в живописном румынском городе Хунедоара, где за четверть века до того была поставлена хорошая советская экранизация романа Вальтера Скотта «Квентин Дорвард». За счёт одного наполнения кадра в «Кровавой леди Батори», её всамделишной готической обстановки зритель мгновенно погружается в европейскую провинцию начала XVII века.  

Увы, декору ни в коей мере не соответствует всё остальное – от сценария до актёрских работ. Красочная история маниакальной аристократки изложена стилем детского лепета, назвать который драматургией, несомненно, постеснялся бы и сам сценарист. Артисты, конечно, не улучшили это положение, тем более что они тут не бог весть какие. Даже не такой уж бездарный Павел Деревянко (в роли королевского слуги, пытающегося разоблачить графиню) выглядит «деревянным». О детишках и говорить нечего – они здесь максимально неестественны, а ведь де-факто именно эти цыганята являются главными героями фильма. 

Первейшая заведомая приманка для зрителя – это, конечно, Светлана Ходченкова, но приходится признать, что «Леди Батори» – одна из самых неудачных киноработ талантливой, но не всегда разборчивой артистки. Казалось бы, после роли комиксовой злодейки Гадюки в голливудском блокбастере «Росомаха: Бессмертный» Ходченковой не составит труда сыграть ещё одну злыдню. Но нет, отчего-то её Батори и вполовину не так убедительна, как, например, героическая крестьянка Кожина из прошлогодней исторической мелодрамы «Василиса». Вероятно, только голливудским спецам по силам превращать актрису с таким шлейфом положительных ролей в полноценную гарпию.  

Но наиболее непростительный изъян для фильма с подобным названием и внушительной предысторией – его неожиданное вегетарианство. «Леди Батори» снабжена биркой «16+», но это, кажется, только для пущей рекламы. Доподлинный возрастной рейтинг фильма – «6+», поскольку чего-либо страшного здесь никак не больше, чем в прошлогодней диснеевской сказке «Малефисента». По сути, перед нами ещё одна экранизация переиначенной сказочки братьев Гримм, в которой новоявленные Гензель и Гретель противостоят очередной полугламурной Бабе-яге. 

Корпорация духов

Спродюсированный Гильермо дель Торо мультфильм «Книга жизни» красочно, оригинально и музыкально повествует о легендарном мексиканском празднике День мёртвых.  

«Книга жизни» 

(The Book of Life) (6+).

Режиссёр Хорхе Р. Гутьеррес.

США, 2014.

«Книга жизни» вызывает ассоциации не с последними компьютерными хитами, а скорее с кукольным мультфильмом 1993 года «Кошмар перед Рождеством» – и это прекрасная аналогия

Друзья детства Хоакин и Маноло со школьных лет любят свою сверстницу-красавицу Марию. В юности их пути ненадолго разошлись, а потом все трое вновь встретились в родном городке Сан-Анхель. Хоакин стал воином, а Маноло – музыкантом, и Мария явно отдает предпочтение последнему. Но тут в дело вмешиваются высшие силы – духи-супруги Катрина (повелительница Царства незабытых) и Ксибальба (король Царства забытых). Мексиканским божествам вздумалось заключить пари на предмет того, с кем в итоге свяжет свою судьбу Мария. Во время празднества по случаю Дня мёртвых Ксибальба (поставивший на Хоакина) обманным путём завлекает Маноло в загробный мир. И вызволить его оттуда теперь способна лишь неземная любовь Марии… 

«Книга жизни» – американский мультфильм, который полностью строится на пропаганде мексиканской культуры вообще и её макабрической части (то есть той, что тесно связана со знаменитым Днем мёртвых) в особенности. Очень закономерным поэтому выглядит факт продюсирования данного фильма великим и ужасным уроженцем страны ацтеков Гильермо дель Торо. 

Это не первый мультфильм дель Торо как продюсера, но первый, идеально вписывающийся в ту привычную эстетику, с которой этот славный деятель ассоциируется у большинства зрителей (до этого Гильермо продюсировал анимационные хиты «Кот в сапогах» и «Кунг-фу Панда»). А эстетика эта такова, что дель Торо по праву может считаться мексиканским побратимом Тима Бёртона (каким для Тарантино, например, является режиссёр Родригес). Собственно, мультфильмы про загробный мир доселе и считались прерогативой одного только мистера Бёртона. 

Все режиссёрские работы сеньора дель Торо (и ученические «Хронос» с «Мутантами», и «Хребет дьявола», и два «Хеллбоя», и даже «Блэйд-2») производят впечатление небезынтересных поп-экспериментов с оттенком инфернальности. После них не остаётся сомнений, что Гильермо – личность незаурядная, брызжущая оригинальным талантом и фантазией, достойной художников-сюрреалистов. А уж после мрачного артхаусного фэнтези «Лабиринт Фавна» (2006) дель Торо хотелось провозгласить главной голливудской надеждой эстетствующего кинозрителя, чуть ли не новоявленным Терри Гиллиамом (до такого титула даже Тиму Бёртону, признаться, далековато). 

В общем, не приходилось бы удивляться, если б «Книга жизни» стала первой режиссёрской мультипликацией в карьере дель Торо. Однако за режиссуру здесь отвечает пока что безвестный соотечественник продюсера Хорхе Р. Гутьеррес. Заведомые сомнения насчёт «Книги жизни» вызывало другое – название студии, выпустившей эту картину. Студия называется Reel FX, и до сей поры под её эгидой выходили более чем посредственные мультфильмы («Сезон охоты», «Индюки: Назад в будущее»). Ну что ж, зато теперь можно с уверенностью утверждать: «Книга жизни» – первая крупная удача Reel FX. 

Сразу бросающаяся в глаза экспериментальность этого фильма оценит всякий, кто уже видеть не может типичные компьютерные мультфильмы каких бы то ни было студий, однообразию и самоповторам которых нет предела. Отсутствует в «Книге жизни» и буффонада, свойственная подавляющему большинству таких мультфильмов; проект дель Торо вообще куда больше похож на классическую сказку, чем на традиционное компьютеризованное безобразие с бесконечными шутками и цитатками. 

Техника анимации в «Книге жизни» напоминает так называемые перекладки: персонажи, как в конструкторе, состоят из видимых глазу составных частей, зачастую подогнанных друг к другу с нарочитой небрежностью. Почти все персонажи этого фильма (кроме духов, которые нарисованы подчёркнуто бестелесными) напоминают деревянных кукол, чьи части тела словно бы укреплены на шарнирах. 

Слоганом же этого фильма могли бы стать известная фраза Метерлинка из «Синей птицы»: «Ко­гда вы вспоминаете нас, мы оживаем». С этим оптимистическим в своей основе настроением проходят жизнерадостные мексиканские карнавалы в честь Дня мёртвых; в таковом настроении снята и «Книга жизни». Нельзя также не отметить, что это очень музыкальная лента. Действие приятно разно­образят как переделанные под нужды персонажей современные хиты, так и музыка классических композиторов (Моцарт, Бетховен, Верди, Бизе). А в сцене с боем быков даже звучит нетленная тема Эннио Морриконе из «Хорошего, плохого, злого». 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное