издательская группа
Восточно-Сибирская правда

В тюремный университет по этапу

Приговор в отношении бывшего следователя Владислава Матвеева вступил в законную силу

Апелляционная инстанция оставила без изменений приговор Октябрьского районного суда Иркутска, вынесенный по делу бывшего сотрудника управления Следственного комитета России Владислава Матвеева и его брата Виталия. Экс-следователь, которого в своё время за выдающиеся успехи по службе признавали в регионе лучшим по профессии, приговорён к шести годам колонии общего режима со штрафом 250 тысяч рублей, лишению специального звания «юрист 1 класса» и права занимать должности в государственных органах на три года.

Напомним, суд первой инстанции назвал Владислава Матвеева, работавшего до 2011 года в отделе по расследованию особо важных дел СУ СК России по Иркутской области, виновным в хищении вверенного ему имущества с использованием служебного положения в особо крупном размере, превышении должностных полномочий и покушении в паре с младшим братом Виталием на мошенничество в сфере страхования. Бывший «важняк», как установлено Октябрьским судом, в 2008 году похитил 8 млн 260 тыс. рублей, которые он изъял в качестве вещдоков у подследственных. 5 млн 681 тыс. из этой суммы принадлежали Вадиму Молякову, позднее приговорённому за бандитизм и убийство зампрокурора Братска к 25 годам строгого режима. Именно за успехи в расследовании этого уголовного дела Владислав Матвеев был по итогам года награждён автомобилем «Нива», ключи от которого получил из рук губернатора в торжественной обстановке.

Награда так окрылила «важняка», что через год, желая продемонстрировать свою власть над криминальными авторитетами, он дал указание провести в городе Братске 16 незаконных обысков. Санкции на них он получил в суде с помощью подложных документов. У жителей Братска, не причастных ни к одному из расследуемых преступлений, но, по мнению Матвеева состоящих в мафии, были тогда изъяты ценности почти на семь миллионов рублей. Больше всех (на 6,3 млн рублей) пострадал тогда Игорь Абанин, председатель Федерации дзюдо Сибири. Принадлежащие ему и людям его окружения золото в слитках, деньги, оружие, ювелирные украшения, техника, личные вещи были утеряны, похоже, навсегда. Они бесследно пропали в феврале 2011 года при перевозке «улик» в Иркутск. На Матвеева, выехавшего тогда из Братска без сопровождения на личном автомобиле на ночь глядя, якобы по дороге напали разбойники. Самого водителя не тронули, но продырявили пулями его «Хонду» и отняли весь груз. По мнению коллег, занимавшихся расследованием этого происшествия, разбойное нападение было Матвеевым инсценировано. Следователю вменили тогда халатность, но для привлечения за это преступление к уголовной ответственности истёк срок давности.

В общей сложности «борец с мафией» нанёс потерпевшим материальный ущерб в размере 17 млн рублей: половину этой суммы он присвоил, другую якобы отдал разбойникам, установить которых так и не удалось. Уже находясь под следствием, Владислав Матвеев вместе с братом Виталием попытались мошенническим путём застраховать разбитую вдребезги «Ауди А6», записанную на мать. Полученные в филиале «Ингосстраха» два миллиона рублей братьям пришлось вернуть, когда их изобличили в обмане.
В судебную коллегию по уголовным делам Иркутского областного суда поступило сразу шесть апелляционных жалоб от участников этого процесса. Пересмотреть «несправедливый» приговор требовали оба осуждённые, три их адвоката и представитель потерпевшего Вадима Молякова. Бывший депутат и предприниматель Моляков, которого Матвеев упёк в зону на длительный срок, считает, что суд избрал слишком мягкое наказание для бывшего следователя. Мол, сотрудник правоохранительного органа государства нанёс огромный материальный ущерб его семье, похитив изъятые при обыске и личном досмотре деньги в рублях и валюте.

Братья Матвеевы, напротив, надеялись доказать в апелляционной инстанции свою невиновность. На оправдательном приговоре настаивали и их защитники. Лишь государственный обвинитель Александр Шкинёв, старший прокурор отдела прокуратуры области, назвал решение суда первой инстанции законным, обоснованным и справедливым. Он просил оставить все поступившие жалобы без удовлетворения, а приговор без изменения.

Коллегия из трёх судей под председательством Владимира Шевчука заседала четыре дня, изучая материалы дела, выслушивая доводы сторон по жалобам, оценку доказательств с позиции осуждённых. Владислав Матвеев находился при этом в иркутском следственном изоляторе, куда его поместили сразу после оглашения приговора. Заседания проходили с помощью средств видеоконференцсвязи. Экс-следователь выступал очень активно и эмоционально. При этом, как и в суде первой инстанции, не стеснялся в выражениях, позволяя себе неуважительно высказываться в адрес свидетелей, государственного обвинителя и даже собственного защитника. На первом заседании, например, полтора часа ушло только на то, чтобы «разобраться» с адвокатом Татьяной Черепановой, назначенной старшему Матвееву в ходе предварительного следствия. Клиент заявил, что ему специально «подсунули» самого неквалифицированного защитника, что доверяет он только адвокату Игорю Кустову, с которым сам заключил договор. Черепанова, слышавшая подобные тирады в ходе этого процесса бесчисленное множество раз, в ответ выразила готовность покинуть зал заседаний, если суд освободит её от возложенных на неё обязанностей. Коллегия не сочла нужным задерживать адвоката, в услугах которого подзащитный больше не нуждался.

Затем начались собственно прения по делу. Владислав Матвеев потребовал направить материалы на дополнительное расследование, а его адвокат Игорь Кустов – на новое рассмотрение в суд первой инстанции. По их мнению, показаниям свидетелей при обвинении бывшего следователя в хищении крупной суммы денег нельзя доверять. Технические характеристики сейфа, из которого исчезла спортивная сумка Виталия, набитая чужими миллионами, не изучены. Происхождение этого металлического ящика в его служебном кабинете не установлено. Ключи от него могли попасть в руки любого сотрудника, и возможность обворовать подследственных Матвеева была у многих его коллег. Ведь в кабинете он сидел не один, часто ездил в командировки и оставлял ключ членам следственной группы и начальству. А на проходной здания был бардак: сотрудники спецназа впускали всех подряд и на выходе никого не обыскивали.

Собственно, эти доводы уже звучали при рассмотрении уголовного дела в суде первой инстанции. Владислав Матвеев снова и снова повторял, что у него не было нужды красть чужие деньги, поскольку они с женой зарабатывали достаточно. Опять твердил о своих заслугах в борьбе с организованной преступностью, недоумевая, как можно обвинять в демонстрации превосходства того, кто пересадил основной костяк братской мафии. По его мнению, мотивы инкриминируемых ему должностных преступлений судом так и не были установлены. Тем более нет вины братьев Матвеевых в покушении на мошенничество со страховкой разбитой машины: они, дескать, сами признались матери в обмане, уговорили её написать заявление в «Росгосстрах» да и ущерба страховой организации своими действиями не причинили.

Выступая в прениях, Владислав Матвеев давал собственную оценку доказательств. Он уличал свидетелей обвинения в ложных показаниях и возмущался, почему суд им поверил, тогда как выступления свидетелей защиты почему-то подверг сомнению. Хотя все эти люди – с высшим образованием, жизненным опытом, заслуживающие уважения. А тот факт, что они являются родственниками и друзьями семьи Матвеевых, не даёт оснований для критического отношения к приведённым ими доказательствам. Бывший следователь просил судебную коллегию рассмотреть и оценить по новой все доказательства, проходящие по делу, ведь апелляционная инстанция имеет такую возможность. Однако председательствующий заявил, что не видит в этом необходимости.

Критически оценивая доказательства своей вины, Владислав Матвеев то и дело допускал оскорбительные выпады в адрес прокурора. Судье даже пришлось сделать Матвееву замечание и попросить «не забываться». Правда, в конце заседаний экс-следователь принёс свои извинения участникам процесса, с которыми он был некорректен. Впрочем, своей язвительностью Владислав Матвеев по существу ничего не добился, разве что выпустил пар. А видно, крепко надеялся на пересмотр приговора. В последнем слове он с пафосом заявил: «Работа в Следственном комитете России стала для меня школой жизни. А тюрьма – это университет жизни. Я бы хотел, ваша честь, окончить этот университет заочно». Но мечта лучшего по профессии так и не сбылась. Коллегия судей пришла к выводу об обоснованности, законности и справедливости принятого первой инстанцией решения. Все апелляционные жалобы оставлены без удовлетворения, а приговор Октябрьского районного суда Иркутска – без изменения.
В конце заседания председательствующий по делу обратился к Владиславу Матвееву с традиционным вопросом: «Вам понятен приговор?» В ответе звучало разочарование: «Понятнее некуда». Разочарованной казалась и публика – поддержать братьев Матвеевых пришли их родные. Осуждённым разъяснено, что в течение года они могут обратиться в президиум областного суда с жалобой на решение апелляционной инстанции. Но, независимо от того, будет ли продолжено рассмотрение этого дела в кассационном порядке, приговор суда первой инстанции уже вступил в законную силу. Виталию, наверное, не составит труда с помощью родных выплатить присуждённый ему штраф в размере 250 тыс. рублей. А вот Владиславу предстоит неблизкий путь к месту лишения свободы – в колонию общего режима для бывших сотрудников правоохранительных органов, которая находится в Мордовии.
Кстати, потерпевшие, большая часть которых отбывает сейчас наказание за убийства, бандитизм и другие особо тяжкие преступления, будут взыскивать похищенные и утерянные Владиславом Матвеевым 17 млн рублей из казны Российской Федерации. За незаконные действия сотрудников правоохранительных органов ответственность несёт государство.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector