издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«На детях не зарабатываем»

В Ивано-Матрёнинской больнице выполняют 3D-операции

В Голландии открыт и работает музей человеческого тела: путешествие начинается в колене и заканчивается в головном мозге. Но это всего лишь экскурсия, развлечение для обывателя. Вряд ли этот музей посещают врачи-хирурги – они и так лучше, чем кто-либо, знают тайны и изгибы, изнанку человеческого организма. Им известны те строго выверенные естеством законы, по которым функционирует тело человека. Точно так же изнутри они видят и исправляют те ошибки, что порой допускает природа. Стремительное развитие информационных технологий захватило и мир медицины. А изначально развлекательное ноу-хау 3D сегодня используется хирургами. Юрий Козлов, хирург Ивано-Матрёнинской городской детской больницы, подробно рассказал об этом методе. Сегодня в Иркутске сделано более 100 операций с помощью 3D-оборудования.

Время технореволюций 

Технологическая революция – это то, что происходит сегодня в хирургии по всему миру. Те стандартные приёмы, что развивались на протяжении последних столетий и даже тысячелетий (это история скальпеля, различных открытых инструментов, зажимов, крючков), начинают постепенно уступать место более современной отрасли, так называемой малоинвазивной хирургии. Оптика, тонкая механика и информационные технологии – главные инструменты современного хирурга. 

А мощный компьютер, объединяющий в себе изображение, управление различными системами и компонентами эндоскопических систем, стал если не равноправным коллегой хирурга, то его ответственным помощником. Новые технологии позволяют и сократить время операции: то, что раньше хирурги делали 3-4 часа, теперь занимает около 2 часов. Соответственно, и двухчасовые манипуляции ускорились до 15–20 минут. За один рабочий день хирург может помочь большему числу людей – это ли не ценно, это ли не главная и высокая миссия врача?

– Что ещё очень важно? Сохранение и дальнейшее использование той информации, что мы получаем в ходе операции, – рассказывает Юрий Козлов. – Если раньше студенты-медики, молодые доктора собирались вокруг стеклянного купола, чтобы наблюдать за ходом открытых операций, то теперь в этом необходимости нет. Происходящее в операционном зале может передаваться куда угодно – в учебные аудитории, в другие города и страны. Системы обучения тоже невероятно изменились: операция транслируется, хирург может тут же комментировать её с помощью микрофона, который также находится в стерильной зоне. Есть и обратная связь (много мониторов находится в самой операционной) – хирург видит аудиторию, того, кто задаёт вопрос, слышит интонацию говорящего. Вторая практическая польза – дистанционное обучение (телементоринг) и проведение онсайт-операций (операции, которые в режиме реального времени транслируются на любую аудиторию). Я как главный детский хирург Сибирского федерального округа имею возможность объединять в рамках новых современных технологий все наши субъекты – Кемерово, Красноярск, Новосибирск, Улан-Удэ, Читу и другие. Все охотно подключаются, все понимают ценность такого общения сквозь города и километры.

Юрий Козлов утверждает: «Иркутск сегодня – столица детской хирургии не только Сибири, но и всей страны. Я могу вам это точно заявить, и вы найдёте подтверждение моим словам у любого хирурга из Москвы, США и Европы. У нас оперируются дети из Москвы, Орла, Сочи, Краснодара, география очень широка».

Снизить уровень боли 

Что главнее – хороший самолёт или хороший пилот? Давно выверена прямая взаимосвязь между количеством авиакатастроф и опытом, мастерством пилотов. В тех компаниях, где регулярно проходят тренинги, семинары, процент авиакатастроф ниже. В отношении хирургии это правило тоже действует.

– Аппаратура гораздо надёжнее, чем человек. Потому что информационный ум прагматичен, имеет свои штампы, ходы. Человек более непредсказуем, чем компьютер, на мой взгляд. Поэтому в современном хирургическом мире при оснащении оборудованием на первое место всё так же выходят опыт, ум и гений хирурга и тех людей, что находятся рядом с ним в операционной.

– Ну и руки хирурга, конечно?

– Конечно, потому что в любом случае хирургия – это ремесло.

Практически каждый день в операционной Ивано-Матрёнинской детской городской больницы хирурги исправляют ошибки природы у маленьких людей. В холодном и беспристрастном процентном соотношении к здоровой популяции количество больных детей не увеличилось. Но девочек и мальчиков в последние годы рождается всё больше, значит, и ребятишек, нуждающихся в хирургической помощи, тоже стало больше. И – гордость! – сегодня практически весь спектр операций детскими хирургами Иркутска закрыт полностью. За исключением, пожалуй, только трансплантологии.

– Но это беда всей страны: детская трансплантация органов в России только начинает развиваться. Хотя сегодня у нас есть желание и все возможности этим заниматься, есть пациенты, которым необходима трансплантация печени, почек, лёгких, не говоря уже о сердце. 

Непосредственно Юрий Козлов занимается хирургией новорождённых – здесь Иркутск является пионером. Врач рассказывает более по­дробно:

– Всё началось в 2005 году, когда мы выполнили первую в России операцию по поводу атрезии пищевода. Родился ребёнок с непроходимостью пищевода: верхний сегмент заканчивался слепо, а нижний соединялся с трахеей свищом. Это относительно частая для нас ситуация, мы таких пациентов видим до 15–20 в год. Нам удалось первыми без разреза грудной клетки, с помощью эндохирургии, выполнить операцию по соединению сегментов пищевода. Таких прооперированных пациентов на сегодня 60, это одна из самых больших цифр не только в нашей стране, но и в мире. Если операцию не сделать, ребёнок умирает – он глотает лёгкими, а пища не попадает в желудок.

Главное достоинство эндохирургических операций не только в том, что нет большого рубца, но и в том, что существенно снижается уровень послеоперационной боли. Что в основном болит у человека после операции? Место разреза тканей. После эндохирургических вмешательств пациенты нуждаются в меньшем количестве анальгетиков, короче их пребывание в реанимации и стационаре. Да и мамам проще ухаживать за детьми, прооперированными таким методом.

– Эндохирургические операции платные?

– Все операции, конечно, бесплатны для детей по полису ОМС. Это наше мощное моральное кредо – мы не используем хирургию в коммерческих целях. Никто нас не обвинит в том, что мы зарабатываем на детях.

«Аватар» как точка отсчёта 

Практически каждый день в операционной Ивано-Матрёнинской детской городской больницы хирурги исправляют ошибки природы у маленьких людей

– Эндохирургия – это, конечно, замечательно. Но уже в какой-то степени обыденность, привычный формат, по крайней мере, для крупных российских городов, областных центров. Какой шаг следующий?

– Я убеждён, что у хорошего хирурга должно быть стратегическое видение дальнейшего развития профессии. Идеальная, но бесконечная дорога в хирургии – инновационный путь опережающего развития. Открытая хирургия у нас всегда была хорошая, потом мы ушли вперёд, занялись мини-инвазивной хирургией. Следующий шаг – 3D-хирургия. Ну а другой рубеж (для многих стран мира уже сбывшийся) – роботизированная, или робот-ассистированная, хирургия. Лапароскопия произвела революцию в лечении врождённых и приобретённых заболеваний органов брюшной полости у детей и вызвала переоценку многих клинических стратегий в детской хирургии. А с появлением камер высокого разрешения и высококачественных экранов эндохирургия претерпела значительные изменения в области визуализации внутренних объектов. Тем не менее обычная лапароскопия всё ещё имеет ограничения. Двухмерная (2D) визуализация считается её главной слабостью. Один из основных недостатков традиционной лапароскопии – отсутствие глубины восприятия. Именно это упущение и было устранено с появлением комплексов, которые первыми стали использовать трёхмерный (3D) эффект изображения.

Что такое 3D-хирургия? Для того чтобы сделать фильм «Аватар», Джеймсу Кэмерону понадобилось 10 лет. Эта смелая и эффектная киноработа взбудоражила умы не только создателей кино и зрителей. 3D-лапароскопия является таким же примером смелой и впечатляющей работы инженеров, именно она невероятно повысила качество современной хирургии. 

– Хирурги были восхищены этим методом, и каждая хирургическая дисциплина пытается найти для него соответствующую роль. На наш взгляд, 3D-лапароскопия – одно из самых  перспективных направлений развития детской эндохирургии. Восприятие глубины и наличие обратной тактильной связи делает 3D-лапароскопическую хирургию более приемлемой, безопасной и экономически эффективной в сравнении с традиционной 2D-лапароскопией и роботизированной хирургией. Улучшается точность манипуляций и зрительная координация, что одновременно сопровождается снижением капитальных и ежегодных затрат на оборудование. Стоит надеяться, что развитие трёхмерных оптических технологий позволит в бу­дущем преодолеть некоторые недостатки современных 3D-устройств для лапароскопии и повысить уровень мастерства хирурга.

Как и в кинотеатре, хирурги при операциях используют специальные очки. Именно очки соединяют изображения, а объём дают две камеры, расположенные на конце 3D-оптической трубки (целая система линз), а также передающий кабель и транслирующий монитор. 3D-очки – только первый шаг к получению максимальной выгоды от дополнительного измерения. Увеличение изображения в десятки и сотни раз и вывод его на 3D-монитор позволяют деликатно, но в то же время быстро выполнять хирургам свою тонкую и важную работу.

– Один из первых предсерийных комплектов, который ещё не был промышленным образцом, получила наша больница. Это случилось два года назад благодаря дружеским отношениям с Карлом Кристианом Шторцем – руководителем немецкой фирмы Karl Storz GmbH (мировой лидер по производству оборудования для эндохирургических операций). Он прислал своё новое оборудование нам на апробацию, – вспоминает Юрий Козлов. – Мы его оценили по достоинству, о чём узнало руководство нашей области, и всё решилось в одночасье – теперь мы можем выполнять 3D-операции уже на своём оборудовании.

– В чём явные преимущества этого метода для хирурга? В имеющейся глубине изображения?

– Хирург погружается в абсолютно реальный мир внутренних органов человеческого тела, что даёт для него определённую свободу и простор. Например, игла находится в каком-то двухмерном поле, но как глубоко – хирург не знает, он может полагаться только на свою интуицию. Если есть 3D-оборудование, ты уже чётко представляешь, что игла находится, скажем, позади инструмента. Работать стало проще, быстрее, эффективнее.

– Вы работает в хирургии более 20 лет, и даже вас 3D заворожило?

– Да, потому что благодаря новым технологиям в тебе просыпается ещё больший интерес к профессии. Это своеобразный катализатор, который заставляет развиваться и расти каждому из нас дальше. Мы сделали уже около 100 операций детям на 3D-оборудовании. Но сегодня у нас появилась ещё одна мечта – робот DaVinci. Это та технология, что на ближайшие 10 лет захватит хирургический мир. И здесь главное не опоздать. Робот – дорогое приобретение, он стоит порядка 150–200 миллионов рублей в зависимости от комплектации. В России сегодня всего 21 комплекс DaVinci, ближайшие города – Новосибирск и Владивосток. Иркутские врачи также мечтают об роботе. Это незаменимый инструмент в хирургии XXI века. 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер