издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Статус дорого стоит

Эксперты считают, что власть Иркутска должна отстаивать право областного центра на развитие

Областной центр потерял собственную долгосрочную программу развития. Весной этого года в закон о статусе областного центра были приняты поправки, согласно которым отдельная программа ликвидируется, а объём средств, предусмотренный для столицы Приангарья – 0,2% от годовых налоговых сборов облбюджета, распределяется по 18 другим госпрограммам. Соблюдены ли теперь интересы Иркутска и соответствуют ли суммарные средства, выделенные на отдельные «иркутские» объекты в таких программах тем самым 0,2%, понять трудно. Эксперты «Конкурента» полагают, что налицо усиление контроля за расходованием средств на областной центр со стороны «Серого дома». Однако всё будет зависеть от лоббистских возможностей новой власти Иркутска. В Заксобрании считают, что изменения носят технический характер, связанный с новым порядком вёрстки бюджета, Иркутск ни копейки не потеряет в финансировании, а механизм настолько прозрачен, что любой иркутянин может легко увидеть список объектов, которые будут финансироваться в текущем году в областном центре.

Изменения в закон «О статусе административного центра Иркутской области» были внесены весной этого года. Изменения коснулись пункта 1 части 2 статьи 6 закона. Ранее «Серому дому» предписывалось осуществлять «разработку, утверждение и реализацию областной долгосрочной целевой программы по развитию административного центра Иркутской области». Теперь же пункт первый гласит, что правительство «предусматривает мероприятия по развитию административного центра Иркутской области в рамках государственных программ Иркутской области». 

Был изменён и пункт 8 части 2 статьи 6. Правительство Иркутской области было обязано обеспечивать «сохранение, использование и популяризацию объектов культурного наследия (памятников истории и культуры), находящихся в государственной собственности Иркутской области, охрану объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) регионального значения, находящихся на территории административного центра Иркутской области». Теперь к списку прибавились «выявленные объекты» культурного наследия, находящиеся на территории Иркутска. Правительство берёт на себя функции по осуществлению регионального государственного надзора за состоянием, содержанием, сохранением, использованием, популяризацией и государственной охраной объектов культурного наследия. Причём это распространяется как на памятники регионального значения, так и на памятники местного значения, а также вновь «выявленные» объекты культурного наследия в Иркутске.

Претерпела изменения часть вторая седьмой статьи закона. В старой версии документа значилось, что органы госвласти региона обязаны оказывать финансовую поддержку муниципалитету, утверждая и реализуя отдельную областную долгосрочную целевую программу по развитию административного центра Иркутской области. В её рамках шло софинансирование мероприятий по развитию города. При этом объём годовых субсидий, предоставляемых в рамках спецпрограммы, не должен был быть менее 0,2% от объёма налоговых доходов областного бюджета за отчётный финансовый год. Теперь же пункт гласит, что на областной центр по-прежнему должно выделяться субсидий не менее 0,2%, однако эти средства будут распределяться по разным государственным программам. 

Долгосрочная целевая программа развития Иркутска была принята в 2011 году. В областном бюджете 2012 года на эту программу было заложено 98 млн рублей, фактически поступило более 117 млн рублей, освоено 107 млн, или 92,2% (местный бюджет дал 97,428 млн рублей). Всего за 2012–2015 годы на программу из всех источников должно было быть направлено 702,185 млн рублей (по данным корректировки программы на конец 2013 года). В 2012 году сумма была 214,565 млн рублей, в 2013-м – 312,289 млн рублей, в 2014-м сумма существенно снижалась – до 92,831 млн рублей. В 2015 году должно было быть направлено на развитие областного центра 92,3 млн рублей. Однако к концу 2013 года цифры возросли.

В отчёте правительства об исполнении долгосрочных целевых программ за 2013 год план по этой программе был выполнен на 100% – областной центр получил из регионального бюджета, вопреки ранее озвученным цифрам, 230 млн рублей. В отчёте правительства об исполнении госпрограмм в 2014 году этот документ уже фигурировал не как долгосрочная целевая программа, а как «подпрограмма» государственной программы «Развитие инвестиционной и инновационной деятельности» на 2014–2018 годы. И выделено на неё было 156,634 млн рублей, которые и были израсходованы на 100%. В отчёте по госпрограммам на 1 апреля 2015 года этот документ уже отсутствовал по причине его ликвидации. Не было программы и в проекте бюджета на 2015 год. 

Анализ госпрограмм, размещённых на сайте правительства Иркутской области, существенно не помог. Несмотря на то что, как выразился один из собеседников «Конкурента», «цифры наверняка прозрачны», подсчитать их может, вероятно, только опытный финансист. Собрать их в сумму и сделать оценку эксперты издания не решились, каждый ссылался на то, что в таких подсчётах легко ошибиться. Одни отказались от комментариев, мотивируя тем, что не смогут адекватно оценить, есть ли реальная польза или вред от ликвидации отдельной программы развития Иркутска. Другие подчёркивали: в любом случае ранее речь шла о долгосрочной программе на несколько лет, а теперь списка иркутских объектов, на которые должны были в долгосрочном порядке выделяться средства, нет. И посмотреть его негде. 

«Централизация денежных потоков, ослабление контроля над ними со стороны муниципальных властей – это общероссийская тенденция, – заметил региональный руководитель партии «Демократический выбор» Сергей Беспалов. – У местного самоуправления стараются забрать как можно больше средств, в ответ наделив их как можно большим количеством полномочий. К сожалению, ни к чему хорошему это не ведёт. Безусловно, нужен контроль со стороны областных властей, но право для маневра у местной власти всегда должно оставаться». Новосибирский политолог Алексей Мазур заметил, что даже у такого высокодоходного областного центра, как Новосибирск, существуют проблемы с финансированием собственного развития. Недавно город лишился 3,5 млрд рублей, которые были перераспределены в пользу области. «Я не слышал у нас и вообще об отдельной программе развития областного центра», – заметил Мазур. И таких примеров «зажимов» областных центров по России – масса, считает Сергей Беспалов. 

Второй секретарь обкома КПРФ Евгений Рульков полагает, что сейчас всё будет зависеть от того, насколько принципиальную позицию займёт муниципальная власть. «Мэрия должна серьёзно поработать с правительством, – сказал он. – Безусловно, сейчас существует риск, что на этом маневре значительную часть финансирования, предназначенного для Иркутска, можно будет замаскировать, а потом сминусовать под кризис, поскольку отдельную программу легче контролировать, чем почти два десятка разных. Однако если муниципальные власти будут настойчивы, можно попытаться отстоять прежние объёмы пообъектно в каждой из госпрограмм». 

– Закон о статусе областного центра был принят ещё в 2010 году, – прокомментировала ситуацию глава комитета по бюджету, ценообразованию, финансово-экономическому и налоговому законодательству Законодательного Собрания региона Наталья Дикусарова. – Тогда у нас было совершенно другое построение бюджета. Мы работали с целевыми долгосрочными программами, ведомственными программами и так далее. В 2010 году статья, как вы знаете, звучала следующим образом: «Органы госвласти оказывают финансовую поддержку органам местного самоуправления Иркутска посредством утверждения и реализации областной долгосрочной целевой программы по развитию административного центра». В целом всё осталось в том же самом виде, в каком закон существовал все эти пять лет, – в нём прописаны методы поддержки областного административного центра: финансовая, организационно-методическая помощь, информационная и иные виды поддержки. Однако ранее существовала отдельная областная целевая долгосрочная программа, посвящённая именно этим расходам. Самое ценное, что всегда обсуждалось, – это процент от налоговых доходов областного бюджета за текущий год, который будет выделен на развитие административного центра. Ещё в 2010 году определились, что это будет 0,2%. 

Ранее эти 0,2% заводились в долгосрочную целевую программу. Теперь, по словам Натальи Дикусаровой, регион выбрал иную систему построения бюджета. Иркутская область вышла на программный метод формирования бюджета одной из первых в стране. «Возможно, в каких-то субъектах существуют иные модели, но у нас собственная правовая модель, мы почти 100% бюджета «зашиваем» в госпрограммы, – подчеркнула Дикусарова. – Поэтому и было необходимо внести изменения в закон о статусе областного центра. Ранее в долгосрочную целевую программу мы могли поместить всё. Если строим детский сад, то он идёт в эту программу, если дороги – опять в неё. Теперь же, если у нас строится детский сад для Иркутска, то мы должны поместить его в госпрограмму, посвящённую развитию образования на территории Иркутской области. Естественно, ремонт и постройка дорог уходят в другую госпрограмму. Мы не можем работать по Иркутску в рамках одной программы. Правовая модель старого образца не действует в связи с полным изменением принципов формирования бюджета области. Поэтому и было внесено в закон о статусе Иркутска одно-единственное изменение – о том, что расходы теперь будут распределяться по всем 18 госпрограммам. При этом 0,2%, выделенные Иркутску, сохранились. Это были чисто юридические изменения, никаких посягательств на финансирование развития Иркутска не было и не будет». 

Наталья Дикусарова напомнила, что суммы средств, выделяемых на развитие Иркутска, ежегодно превышают плановые показатели. «Сейчас готовимся к корректировке бюджета, которая должна быть представлена на сессии 5 июня, и если вы посмотрите по всем госпрограммам, подавляющее количество денежных средств, выделенных на строительство детских садов, будет передано в город Иркутск, – сказала председатель бюджетного комитета. – Мобилизация всех расходов на детские сады, на увеличение мест в них будет направлена в областной центр. У нас никуда не делись и расходы на дорожную деятельность, которые в предыдущей, долгосрочной целевой программе были превалирующими и практически единственными. Сейчас по 18 госпрограммам мы обеспечиваем Иркутску дороги, детские сады и много других расходов. Планируются, к примеру, водоочистные сооружения для города. Если брать весь комплекс расходов, которые заведены в программы для Иркутска, это намного превысит 0,2%». Наталья Дикусарова напомнила, что все государственные программы доступны для изучения. «Любой человек может зайти на сайт любого министерства Иркутской области и посмотреть в каждой программе конкретно разбивку по объектам по Иркутску, – сказала она. – Это один из принципов нового подхода к формированию бюджета – упрощение доступа к информации в связи с появлением госпрограмм». Комментарии в мэрии Иркутска получить не удалось.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер