издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Ртутную сделку оспорят в суде

Ртуть с «Усольехимпрома» по-прежнему поступает в Ангару, местную почву и воздух, пришли к выводу иркутские учёные. По результатам последних исследований, из-за ветра и высоких температур концентрация ртути в окружающей среде увеличивается, в отдельных случаях превышая ПДК в десятки и сотни раз. Однако распространяют загрязнитель не только природные явления, но и человек. На минувшей неделе в суд поступило дело о продаже «Усольехимпромом» ртутьсодержащего шлама на изготовление кирпичей. 10 тысяч тонн опасных для жизни человека отходов чуть не стали основой иркутского домостроения. Подробности в материале «Сибирского энергетика».

Стройматериал за копейки

В 1965 году было полностью заполнено Братское водохранилище, а в 1972-м неподалёку от Усолья-Сибирского, практически на берегу водохранилища, открылся цех ртутного электролиза. 

Впервые о том, что утечка ртути с этого предприятия всё-таки происходит, стало известно в 1996-м – всего за пару лет до закрытия электролизного цеха. Заражение поверх­ностных вод Братского водохранилища опасным веществом обнаружили тогда учёные Института геохимии СО РАН. С 1998-го мониторинг окружающей среды в этом районе начал проводиться ежегодно. С тех пор минуло 17 лет, но перезагрузки не произошло – заброшенная площадка по-прежнему остаётся самым опасным источником ртутного загрязнения окружающей среды в Иркутской области, а неправильное управление отходами давно заброшенного химического производства ситуацию только усугубляет.

Как стало известно «СЭ», 10 июня в Усольский городской суд поступили материалы уголовного дела, связанного с незаконной продажей строительным фирмам Иркутской области 10 тыс. тонн шлама – отходов «Усольехимпрома» 1 класса опасности, накопленных за время его работы и сейчас хранящихся на колоссальном по своим размерам полигоне (открытая площадка) неподалёку от самого предприятия. Первое судебное заседание должно состояться уже в июне, дата его уточняется.

– О том, что «Усольехимпром» сбывает практически за копейки шлам, мы узнали в прошлом году: поступил анонимный звонок, после чего природоохранная прокуратура вместе с учёными выехала на место для проверки, – рассказывает и.о. заведующего лабораторией экологической геохимии Института геохимии Михаил Пастухов, занимающийся исследованиями накопления и миграции ртути в экосистемах Байкальского региона.

Шлам к тому времени уже был вывезен покупателю. А на шламохранилище появилась гигантская траншея глубиной более трёх метров. Как ранее сообщала Западно-Байкальская природоохранная прокуратура, приобрёл стройматериал «Востсибтрансстрой». Вчера зампредседателя прокуратуры Антон Швецов уточнил «СЭ», что шлам, «обогащённый» ртутью, был отгружен в 2014 году сразу на два предприятия, производящих стройматериалы, но называть организации прокурор отказался, сославшись на то, что это испортит их деловую репутацию на местном рынке.

Продавец – «Усольехимпром» – в преддверии сделки со стройкомпаниями подтвердил лабораторными заключениями «качество» своего материала. Если верить результатам этих анализов, ртути в шламе нет.

– Может, конечно, компании могли догадываться, какой материал они приобретают на самом деле. Но нас они заверили, что не были осведомлены, – комментирует Швецов.

Утечка производства размером в тысячу тонн

Проводились ли лабораторные исследования шлама перед его продажей на самом деле, специалисты Института геохимии сомневаются. Во всяком случае, их данные слишком отличаются от анализов, представленных «Усольехимпромом». Согласно технологии производства на «Усольехимпроме», таких загрязнителей, как ртуть, в шламонакопителе, размещённом под открытым небом, вообще не должно быть, отмечает Пастухов. Но, как подтверждают сегодняшние исследования, утечка всё же происходила – вместе со сточными водами и шламом из цеха ртутного электролиза на полигон сливалась ртуть. Общий её объём может составлять около 1 тыс. тонн, отмечает эксперт.

– Представьте: установленный уровень ПДК ртути в России для почв – 2,1 миллиграмма на килограмм (мг/кг) грунта. В шламонакопителе содержится всего 84 тыс. тонн отходов. В поверх­ностном его слое на килограмм приходится 5,18 мг ртути. Превышение – более чем в два раза. При этом надо учитывать, что верхний слой был сформирован, когда цех электролиза уже не работал, а значит, ртуть не использовалась в производстве. Поэтому в нижних слоях шламохранилища, наполнявшихся в лучшие годы производства на «Усольехимпроме», её содержание значительно больше. Так, на трёх метрах (глубина канавы, образовавшейся после вывоза шлама на строительный завод) – содержание уже в 40 тысяч раз выше ПДК! И всё это хотели пустить на производство шлакоблоков, – рассказывает Михаил Пастухов.

По информации Западно-Байкальской природоохранной прокуратуры, обвиняются в этом экологическом преступлении (ч. 1 ст. 247 УК – нарушение правил обращения экологически опасных отходов и веществ) главный инженер предприятия «Усольехимпром» Дмитриев В.В. и начальник отдела консервации производственных мощностей Высоцкий И.Л. Им грозит до двух лет лишения свободы. Изначально по «Усольехимпрому» было возбуждено два дела. Кроме продажи ртутьсодержащего шлама претензии у прокуратуры возникли в 2014 году и к хранению другого опасного вещества – хлора (18 тонн его размещалось в ёмкостях на открытой площадке, но в 2014 году из-за их разгерметизации произошёл выброс хлора, пострадали работники предприятия). Сейчас дело объединено в одно производство с делом по отходам шлама, и отвечать за него, судя по всему, придётся тем же лицам.

– На производстве в таком случае ответственность несёт не директор, а именно главный инженер, – поясняет зампрокурора. Но, по его словам, оба обвиняемых признают свою вину лишь частично.

Между тем, по мнению Михаила Пастухова, готовившего экспертное заключение для суда, происшествие с продажей ртутьсодержащих отходов на производство строительных материалов трудно недооценить: «Предотвращена настоящая катастрофа для Иркутской области. Отходы удалось изъять. Опоздай мы на месяц-два, они уже были бы проданы в качестве готовой продукции – из шлама планировался выпуск строительных блоков. Я думаю, затем в регионе бы последовал рост заболеваний, вызванных отравлением ртутью».

Ветер разносит то, что не размыла вода

Но, как признаются учёные, это лишь одна из проблем, которую удалось избежать. В целом экологическая обстановка в районе «Усольехимпрома» оставляет желать лучшего – законсервированное предприятие продолжает загрязнять ртутью Братское водохранилище, воздух и почву вокруг.

Так, в почве ПДК не должна превышать 2,1 мг/кг, между тем сегодня показатель её загрязнения – 1300–1527 мг/кг. Эти очаги распространены не повсеместно, а пятнами рядом с разрушенным цехом ртутного электролиза «Усольехимпромом». Но дождь и таяние снега делают своё дело – всё постепенно стекает в Ангару с поверх­ностными водами, в том числе через дренажную канаву, использовавшуюся ранее предприятием.

Один из основных источников загрязнения – сам полигон, где размещён шлам (расположен в 2,1 км Ангары, глубина залегания шлама – до 10 м), так как хранятся здесь отходы с явными нарушениями. Территория шламонакопителя, которая по технологии должна быть покрыта водным зеркалом как минимум метровой глубины и представлять собой техногенное озеро, пересохла. «Усольехимпром» не работает, а значит, стоки сюда не поступают и выветриванию шлама (кроме ртути он содержит свинец, кадмий и другие тяжёлые металлы, хлорорганические вещества) теперь ничто не препятствует.

– Когда дует северо-западный ветер, с полигона в сторону Усолья и Ангары разносится пыль. Тут же недалеко находятся овощные хозяйства, в открытом грунте выращиваются огурцы, капуста. А значит, ртуть попадает в пищевую цепочку человека, – замечает Михаил Пастухов.

Сегодня учёные говорят и о том, что поступление ртути продолжается в само водохранилище – с поверхностными водами по дренажной канаве, соединяющей Ангару и шламонакопитель. В последние годы содержание опасного химического вещества в воде дренажной канавы составляет 0,04-0,08 микрограмм на литр (или мкг/л), что превышает уровень ПДК для водоёмов рыбохозяйственного назначения в 4–8 раз.

– Когда работал «Усольехимпром», в Братское водохранилище сливалось огромное количество стоков. Конечно, они проходили определённую степень очистки в коллекторах, но этого было, как мы теперь видим, недостаточно, – рассказывает собеседник издания.

Концентрации ртути в почве на отдельных участках возле шламохранилища достигает 8 мг/кг, или около 4 ПДК.

Качество ухи под вопросом

Наибольшая техногенная нагрузка из-за этого приходится на водный участок в районе Свирска – остров Конный. Течение здесь замедляется, и вся взвесь, переносящая ртуть, выпадает в донный осадок. Если по всему Братскому водохранилищу слой ртутьсодержащего осадка составляет примерно 20–30 см, то у острова Конный – больше метра. При колебании уровня воды в водохранилище течение в этом месте меняется, донные осадки размываются и, следовательно, взвесь поднимается со дна – происходит вторичное загрязнение, рассказывает Михаил Пастухов. Уровень ПДК в воде в зависимости от этого повышается в 4–8 раз. Вслед за этим, как по цепной реакции, вторичному загрязнению подвергается и рыба. В акватории Братского водохранилища в районе Усолья и Свирска, по последним подсчётам экспертов, в 60–80% случаев промысловая рыба содержит ртуть выше норм ПДК. 

В отдельных случаях в окуне и плотве встречается 100% превышение норм ПДК. Когда человек ест рыбу, то употребляет вместе с ней ртуть, уже готовую для усвоения организмом: под воздействием микробиологических и химических процессов в донных осадках водохранилища из неорганических соединений она превращается в органическое вещество – метилртуть, самый опасный токсин. Таким образом, продолжается и отравление людей, накопление в организме человека ртути.

– Лет 8 назад ангарские врачи проводили исследование по воздействию ртути на местное население, проживающее на Ангаре, у многих детей наблюдалась умственная отсталость по сравнению с детьми из других территорий. Отмечено было также повышенное содержание ртути в моче, волосах, – делится Михаил Пастухов.

Велик риск, что часть опасных химических элементов из шламохранилища попадает в грунтовые воды. Ведь сам резервуар для шлама ещё при работе завода был переполнен в разы: чтобы увеличить его ресурсы, вокруг надстраивались дамбы, но дно полигона всё-таки рассчитано совсем на другое давление осадков. Но и через дамбы накопителя уже начинается пролив шлама вместе с дождём и талыми водами. Рядом появляются маленькие пруды, наполненные водой неестественного бирюзового цвета. В итоге идёт воздействие на наземную экосистему: гибнут растения, животные рядом с этими озерцами.

Техногенное усольское месторождение

Вторая опасность – цех ртутного электролиза. Точнее, то, что от него осталось: полуразрушенные бетонные конструкции, наполовину упавшая крыша. Производственный процесс в годы работы «Усольехимпрома» здесь был далёк от совершенства, теперь в этом можно убедиться воочию.

– Часть ртути сливалась непосредственно под здание. Сейчас её здесь видно везде – на полу, под полом… Такие потери производства исчисляются сотнями тонн, – комментирует эксперт.

Всего под цехом, по данным учёных, скопилось 350–500 тонн ртути – сопоставимо с крупным месторождением. На территории Восточной Сибири других таких запасов, пожалуй, нет. Летом, при 25 градусах и выше, начинается её активное испарение. Если норма ПДК по содержанию ртути в воздухе для промплощадок в России составляет 300 нанограмм на кубометр (нг/м3), то в заброшенном усольском электролизном цехе измерительные приборы иркутских учёных просто зашкаливают.

Отходы 1-го класса опасности к тому времени уже были вывезены покупателю, а на шламохранилище «Усольехимпрома» появилась гигантская траншея глубиной три метра

– 220 тысяч нанограмм на кубометр – максимальный показатель, который способны определить наши приборы. Более высокие концентрации они уже не показывают, – отмечает Михаил Пастухов. – Думаю, отчасти именно из-за этого «Усольехимпром» не берутся восстанавливать новые инвесторы. Экологическую проблему придётся решать новому хозяину, в противном случае при таком уровне загрязнения воздуха людям работать будет нельзя.

На прилегающей к цеху территории воздух чуть чище – 150 тыс. нг на кубометр. Замеры на загрязнение ртутью проводились и на нескольких участках по дороге от Усолья-Сибирского до Иркутска, концентрация здесь, к счастью, намного ниже. Но ртуть всё же мобильный элемент, который может передвигаться на большие расстояния и достаточно высоко от поверхности земли, подчёркивает эксперт.

Решение проблемы с отходами от химического производства не лежит на поверхности, отмечают и учёные, и специалисты природоохранной прокуратуры.

– Предстоит придумать эксклюзивное технологическое решение по утилизации шлама, – отмечает Пастухов.

– В мире работы таких масштабов по демеркуризации ртутьсодержащих элементов ещё не проводились, – добавляет Антон Швецов.

Тем не менее, по словам представителя природоохранной прокуратуры, «Усольехимпром» обязан провести демеркуризацию шлама уже к концу 2015 года. Такое решение принял Иркутский областной суд в январе. Будет ли задача выполнена в установленный срок, Антон Швецов предполагать не берётся, но отмечает, что в противном случае предприятие придётся привлечь к уголовной ответственности. Что же касается демеркуризации электролизного цеха, то, как ранее писал «СЭ» (см. номер от 10 апреля 2015 года), начало проекта отложено как минимум на год из-за кризиса и проблем с федеральным финансированием. Общая стоимость его оценивается в 1,7 млрд рублей (30% – за счёт региона, остальное – бюджет страны), выполнить работы планировалось в рамках ФЦП «Охрана озера Байкал», так как по документам сегодня производственный цех списан. «СЭ» продолжает следить за ситуацией.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное