издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Уничтожен по причине практической бесполезности

Вознесенский монастырь стал темой очередной лекции проекта «Прогулки по старому Иркутску»

Бывшая промышленная зона, окружённая советскими малоэтажками и бараками – так сегодня выглядит предместье Жилкино. Поэтому некоторые постройки на фоне этого ландшафта выбиваются из общей картины, навевая мысли о дореволюционном прошлом. Однако местные жители и не вспоминают о том, что история этих мест насчитывает несколько веков и вовсе не ограничивается 1920 годом, как гласит монумент на въезде в Ленинский район. Именно здесь некогда располагался Вознесенский монастырь, строительство которого началось ещё в XVII веке, при правлении второго царя из династии Романовых.

Иллюстрацией к рассказу о том, как с карты Иркутска исчез Вознесенский монастырь, могли бы стать кадры кинохроники, которые показывают борьбу с церковным атавизмом в советское время. Взрыв, облако пыли – и от одного из крупнейших и богатейших монастырей царской России остались одни кирпичи. Их, к слову, сразу же пустили в дело – на возведение комбината хлебобулочных изделий и мясокомбината. Последний расположился прямо на монастырском кладбище. 

Из пяти церквей, стоявших когда-то на территории Вознесенского монастыря, сохранилась лишь одна – Успенская. Вместе с ней уцелела ещё пара построек, в том числе два корпуса бывших монастырских келий, школа, кухня и ризница. От разрушения их спасла практическая ценность – из церкви в своё время сделали клуб, где показывали кино, а в остальных строениях до сих пор живут люди.

Следы утраченного

Стартовала очередная «Прогулка…» на остановке «Мелькомбинат». «Очень сложно рассказывать о том, чего сейчас нет, – сразу предупредил лектор – член совета краеведов Ленинского района Иркутска, педагог дополнительного образования детского дома творчества № 5 Сергей Гасперский. – В прежние времена на этом месте располагалась самая высокая колокольня Восточной Сибири. Её высота составляла 47 метров, а внутри было четыре яруса. Под ней пролегал центральный вход в храм Вознесения Господня – главного строения монастыря, на месте которого теперь строит хрущёвка». От входа до ворот церкви тянулась дорожка из чугунных плиток, которые при въезде карет и экипажей звенели, за что и получили прозвище «музыкальных». Территорию монастыря опоясывала кованая ограда, которую специально заказывали у петербургских мастеров. Деньги на это у монастыря были – в расцвет своего существования он входил в десятку крупнейших религиозных учреждений России, владея огромными территориями от Иркутска до Черемхова. 

От Худякова до Большого Голоустного простирался монастырский заповедник: рыбачить или охотиться там без разрешения настоятеля монастыря было запрещено. К его владениям относились также прииски в Бодайбинском и Мамско-Чуйском районах, кирпичный и соляной заводы. «Это было богатое место», – подтверждает Гасперский.

За свою почти трёхвековую историю Вознесенский монастырь трижды перестраивался. Тем не менее сегодня потомкам очень сложно узнать даже о том, как он выглядел в своём последнем, каменном, воплощении после реконструкции в 1860 году. «В 1932 году монастырский архив, где хранились все данные, был подожжён. В итоге свидетельств с описанием строений осталось очень мало», – отмечает лектор прогулок. Изображения основного здания – храма Вознесения Господня, воздвигнутого в 1872 году – удалось отыскать только в альбоме 1914 года. Но они лишь частично передают его великолепие. Архитектурный стиль храма, как и многих иркутских церквей, был эклектичен. В своём проекте архитектор В.А. Кудельский использовал элементы классического, псевдорусского стилей, барокко и даже модерна. «У храма было три придела: центральный во имя Вознесения; левый, посвящённый Святителю Иннокентию, и правый – во имя Святых Митрофана и Тихона Воронежских. Этот собор был прекрасен как снаружи, так и внутри, – рассказывает краевед. – Только представьте: в украшении центральных икон – во имя Вознесения и Успения Господня – использовалось 1400 бриллиантов, а гроб с мощами святителя Иннокентия был сделан из кипариса, а его рака из серебра, подаренная иркутскими купцами, весила 34 пуда».

Брат Иркутского острога

О былом монастырском прошлом жилкинских пустырей напоминают только новоделы

Своим появлением Вознесенский мужской монастырь обязан монахам во главе со старцем Герасимом, которые пришли в Сибирь вместе с основателями Иркутского острога. В 1669 году они отделились от казаков и ниже по течению на левом берегу Ангары выбрали себе холм. Известна точная дата заложения монастыря – 12 декабря 1672 года. Тогда с благословения царя Алексея Михайловича Романова на выбранной земле появились две монастырские кельи, а также деревянная церковь во имя Вознесения Господня – одна из первых культовых православных построек Восточной Сибири. Через семь лет на территории монастыря произошёл пожар, восстановить монастырскую обитель удалось лишь к 1678 году. Кроме старых строений также была возведена церковь Тихвинской иконы Божией Матери, освящённая в 1692 году. Прославилась она благодаря тому, что в 1731 году под ней в специально устроенном каменном склепе был погребён иркутский епископ Иннокентий Кульчицкий. Когда монастырь несколько раз полностью выгорал, эта церковь оставалась нетленной, что и придало ей чудотворный ореол. Пережив несколько пожаров, эта постройка, которую называли самой старой деревянной церковью Иркутска, была уничтожена в 1930-х – её распилили на дрова при возведении мясокомбината.

Особый период в истории монастыря связан с именем святителя Иннокентия. «Он окончил духовную академию в Киеве и по приказу Петра Первого был направлен в Пекин с духовной дипмиссией», – рассказывает Сергей Гасперский. Но китайцы дважды отказали ему во въезде в страну. Проведя в Бурятии около трёх лет, 15 января 1727 года Кульчицкий определением Святейшего Синода получил сан епископа Иркутского и Нерчинского. Тогда же была основана самостоятельная Иркутская епархия, отделившаяся от Сибирской. «При нём в Иркутске было построено 37 церквей, а на территории Вознесенского монастыря появилась первая школа, основанная в 1725 году, где детей крестьян обучали грамоте, арифметике, китайскому и монгольскому языкам для сопровождения купцов за рубеж. Однако посмотреть на неё вы не сможете – теперь на её месте стоит двухэтажный деревянный дом», – отмечает лектор «Прогулок…» Тем не менее среди оставшихся после советского времени немногочисленных строений монастырских владений числится небольшое жёлтое здание бывших настоятельских келий. Там также была расположена школа, но появилась она значительно позже и отличалась от предшественницы. «Ходили сюда уже лишь дети духовенства, хотя их обучали тем же самым дисциплинам, что и прежде», – говорит Гасперский.

Управлял Кульчицкий Иркутской епархией чуть больше четырёх лет, скончался в 1731 году. Спустя несколько десятков лет, в 1804 году, из-за нетленности мощей он был причислен к лику святых. Поклониться его мощам приезжали со всей страны. Среди паломников были и члены царской семьи. Они, как и все остальные путешественники, останавливались в монастырской гостинице. Её здание всё ещё существует – с другой стороны от входа в уничтоженный храм Вознесения. «До 1838 года она, как и другие постройки монастыря, была деревянной, но после пожара её отстроили из камня, – рассказывает Сергей Гасперский. – Меня многие спрашивают, почему крупнейший монастырь появился именно здесь, в Жилкино. Ответ прост: прежде совсем недалеко, выше по течению Ангары, располагалась переправа на Иркутск. И монастырь был не только культовым местом, но и своеобразным «въездом» в город». 

Всё, что уцелело

Вот так в конце
19 века выглядел Вознесенский храм – главное строение монастыря

Несмотря на то что уничтожение монастыря вместе с четырьмя церквями из пяти пришлось на 1930-е годы, проводить там службы прекратили в 1925 году. За пять лет до этого всё церковное имущество перешло «во временное пользование советских и военных организаций», которые за короткий срок изъяли все ценности. В январе 1921 года «нетленное тело святителя Иннокентия было обнажено и оставлено в храме, охраняемом военным караулом, открытым». В марте того же года мощи увезли из Иркутска в неизвестном направлении. Лишь в 1990 году их обнаружили в одном из подсобных помещений ярославской церкви Николы Надеина.

Раскопки уничтоженного монастыря иркутяне впервые начали проводить в 1992 году. «Много было выхода брёвен и человеческих костей, которые мы собрали и перенесли – сначала в Дом творчества, а потом на территорию церкви», – рассказывает Гасперский, участвовавший в тех работах. 

Среди оставшихся ныне построек Вознесенского монастыря числятся два братских корпуса, школа, библиотека, баня и ризница. Они уцелели лишь потому, что были отданы под жилые дома. Только малая часть их нынешних обитателей знает об истории этих стен. 

Без присмотра остались каменные двухэтажные кельи, которые расположены прямо за остановкой «Мелькомбинат». «Самое удивительное, что мы нашли в ленинградском архиве кальку с их изображением, которую теперь ценим как зеницу ока. Кроме того, что здесь жили настоятели и монахи, тут располагалась первая иркутская библиотека», – говорит Сергей Гасперский.

За пустырём, по направлению к Ангаре, расположена чудом сохранившаяся церковь Успения Пресвятой Богородицы, возведённая в XVII веке. В небольшом пристрое к ней располагалась трапезная. «Сохранилась она лишь потому, что в ней располагался клуб с кинобудкой, – объясняет Гасперский.– Потом её забросили. Когда мы чистили здание для реставрации, то обнаружили очень прочный фундамент из лиственничных брёвен, которые придавали такую устойчивость, что внутри церкви – от одной стены до другой 18 метров – нет ни одной опоры». Вблизи располагалась часовня со святым колодцем. «Источник до сих пор порой пробивается наружу. Во времена, когда здесь был клуб, на этом месте построили туалет, – рассказывает лектор «Прогулок…» – Мы разобрали его. Во время этих же раскопок была обнаружена часть монастырской стены. Он дала представление о том, как всё располагалось на территории монастыря». Ещё в одной из трёх часовен Вознесенского монастыря находилась могила основателя – старца Герасима, накрытая чугунной плитой. Над ней располагался церковный архив, сожжённый в начале 1930-х. Теперь на месте склепа стоит послевоенный дом. 

То, что на месте нынешних жилых домов когда-то располагался один из крупнейших монастырей России, кажется невероятным, говорит Сергей Гасперский

Даже существующие постройки Вознесенского монастыря не сохранились в первоначальном виде. Окна ризницы для хранения церковной утвари до потомков дошли в разном состоянии. С одной стороны здания они соответствуют изначальной остроконечной форме, а с другой были расширены – для каких целей, до сих пор неизвестно. Однако этой постройке повезло больше, чем соседней церкви Смоленской иконы Божьей Матери, чьи взорванные остатки ушли под строительство мелькомбината. «Изначально эта церковь, построенная в начале XIX века, была восьмикупольной. Однако после реконструкции в 1837–1841 годах осталась лишь одна ротонда», – рассказывает Сергей Гасперский.

К концу XIX века Вознесенский монастырь был центром притяжения. На его территории находились не только школы, роскошные храмы, библиотеки и архивы, но и усыпальницы известных иркутских благотворителей: Базановых, Туровых, Бутиных и Трапезниковых. Ни склепов, ни могил теперь не отыскать. Зато вдали виднеются вышки советских фабрик, чьи кирпичи хранят чужую историю. 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное