издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Земля под угрозой воды

Какие территории в Иркутске могут быть затоплены в случае паводка

Первые шесть месяцев 2015 года в Иркутской области, Бурятии и Красноярском крае выдались маловодными, зато Западная Сибирь столкнулась с паводками. Чтобы пропустить прибывающую воду и не допустить затоплений выше по течению Оби, на Новосибирской ГЭС пришлось значительно увеличивать попуски, что, в свою очередь, вызвало подтопления дач в её нижнем бьефе. Несмотря на то что сейчас Ангара обмелела, вероятность подобного в Иркутске в будущем весьма велика. И если на Иркутской ГЭС повысить сбросные расходы до того же уровня, до которого их приходилось в мае поднимать на станции в Новосибирске, под угрозой затопления окажется значительная часть береговой улицы. О том, какие объекты находятся в зоне риска, – в материале «Конкурента».

Если Восточная Сибирь страдает от маловодья с прошлого года, то в Западную пришла большая вода. Регионы, по территории которых протекает Обь, с апреля по июнь испытали две волны достаточно мощного паводка. Только в районе Новосибирска 13 мая уровень реки достиг 517 см при том, что дачные участки вблизи города начинает подтапливать при отметке 400 см, а жилые дома – при 500–550 см. С увеличением притока воды пришлось увеличивать и сбросные расходы Новосибирской ГЭС. Максимум, которого они достигли утром 14 мая, составил 6084 куб. м в секунду (в случае экстремального паводка станция способна пропускать в 2,5 раза больше), тогда как в верхний бьеф каждую секунду прибывало 6250 кубометров. Подтопленными оказались 6237 садовых участков в Первомайском и Советском районах Новосибирска, а также Колыванском и Новосибирском районах области. Их число в дальнейшем уменьшалось по мере того, как спадала вода.

Несмотря на то что в конце мая метеорологи и спасатели предупредили о второй волне паводка – тёплая погода способствовала активному таянию снега в горах, к тому же на Алтае прошли осадки, – уровень Оби держался ниже критической отметки. В Новосибирском районе, если смотреть данные на 24 июня, подтопленными остаются 98 участков, из которых 61 залит грунтовыми водами. А в Томской области речь идёт о 157 приусадебных участках в шести населённых пунктах. Какими бы ни были последствия паводка в соседнем регионе, в пресс-службе ОАО «РусГидро» подчёркивают, что Новосибирская ГЭС, сдержавшая до 30% притока в верхний бьеф, сыграла исключительно положительную роль в снижении негативного воздействия половодья. Её плотина позволила сдержать до 30% притока в верхний бьеф. Не будь её, подтопления жилых домов в городе было бы не избежать. 

Пока воды нет, но…

Возможно ли повторение подобной ситуации в Иркутске и прилегающих к нему районах? В сводках Федерального агентства водных ресурсов можно найти однозначный ответ: только не летом 2015 года. Согласно официальной справке ведомства, на 26 июня в Иркутской области и Республике Бурятия, равно как и в бассейне Ангары, сохраняется низкая водность. Приток воды в Байкал существенно ниже средних многолетних значений, так что сбросные расходы Иркутской ГЭС до 1 июля установлены на уровне 1300 кубометров в секунду с возможностью их кратковременного увеличения до 1600 кубов ежесекундно для обеспечения навигации ниже по течению. 

Но в случае наступления длительного и значительного половодья – а оно рано или поздно произойдёт в соответствии с цикличностью гидрологии – масштабы подтопления могут быть более значительными, чем в прежние паводки. Дело в том, что за текущий маловодный период в пойменной части Ангары появились новые жилые массивы и коммерческая недвижимость. К тому же в 2001 году, когда приток в Байкал был чуть ниже нормы, Правительство РФ приняло Постановление № 234, в котором его допустимый уровень при хозяйственной деятельности на побережье ограничен 456 и 457 м в Тихоокеанской системе высот (ТО). Обеспеченность этого документа, отмечает главный специалист Института систем энергетики имени Л.А. Мелентьева (ИСЭМ) СО РАН Вячеслав Никитин, равна 80–85%. Иными словами, условия, при которых уровень Байкала можно удержать в этих отметках, могут наблюдаться в 80–85 годах из 100, тогда как в других случаях вероятно или маловодье, или экстремальный паводок. 

Достаточно сказать, что только за четыре десятка лет между 1960 и 2000 годами нормальный подпорный уровень (НПУ) Иркутской ГЭС, составляющий 457,0 м ТО, был превышен 18 раз. Максимум – 457,42 м ТО – был достигнут в 1988 году. В 1973 году, когда наблюдалась высокая водность, уже в первой половине августа уровень Байкала превысил НПУ Иркутской ГЭС. Несмотря на то что в августе и сентябре на ней пришлось начать холостые попуски, а до конца года сбросные расходы не снижали меньше 3000 кубометров в секунду, он начал уменьшаться только в конце первой декады октября. Пик, достигнутый тогда, – 457,41 м ТО. Тогда не существовало постановления федерального правительства № 234, в котором верхняя отметка озера была ограничена во избежание подтоплений на побережье. Моделирование режимов регулирования озера, которое провели в ИСЭМ СО РАН, показало, что за 111 лет (за точку отсчёта учёные взяли 1903 год) при ограничении попусков Иркутской ГЭС 3600 кубометрами в секунду вероятность превышения нормального подпорного уровня станции достигает 30%. 

Когда станцию проектировали, её максимальная пропускная способность была определена в 7120 кубометров в секунду, а допустимые попуски в нижний бьеф ограничили 6000 кубами ежесекундно. На практике в 1980-е годы максимальный расход, обеспечивающий безопасность застройки в пойменной части Иркутска, составлял 4000 куб. м в секунду. В современных условиях затопление объектов в нижнем бьефе Иркутской ГЭС отмечалось уже при расходах более 2800–3200  кубометров в секунду. Какие территории в нижнем бьефе Иркутской ГЭС при этом могут оказаться под водой, специалисты из Института систем энергетики определили в прошлом году. Именно они в декабре представили результаты масштабной работы по картированию зон затопления в нижнем бьефе Иркутской ГЭС на участке протяжённостью 65 км от створа плотины до устья реки Китой. В ней учёные рассмотрели четыре сценария, в трёх из которых сбросные расходы станции составляют 4300, 5260 и 6000 кубометров в секунду, а в четвёртом к максимальным попускам добавляется паводок на Иркуте, создающий «подпор»  воды со стороны нижнего бьефа. Подобная ситуация не такая уж редкость: именно она сложилась, в частности, летом 1973 года. 

Зоны риска: от Лисихи до Селиванихи

В случае её повторения, равно как и при значительном увеличении сбросных расходов Иркутской ГЭС, в зоне повышенного риска оказывается значительная часть береговой линии в черте города. Есть хорошая новость – участку Транссибирской магистрали, идущему по левому берегу Ангары, ничего не угрожает даже в случае катастрофического паводка, поскольку железнодорожники побеспокоились о создании защитных гидротехнических сооружений и их поддержании в исправности. Чего не скажешь о застройке, существенно разросшейся по сравнению с семидесятыми-восьмидесятыми. Так, при сбросных расходах Иркутской ГЭС в 6000 кубометров в секунду в Лисихе вода может добраться до жилых зданий, расположенных вдоль Верхней набережной. В общей сложности речь идёт примерно о сотне построек (как многоэтажных, так и малоэтажных жилых домов), лодочной станции и других объектах инфраструктуры. Ниже по течению в зоне риска уже при попусках в 4300 кубометров в секунду оказываются острова Юность и Конный вместе с постройками на них, торгово-развлекательный центр «Комсомолл» и набережная Ангары. Причём «Комсомолл» построен на столь низком участке берега, что для его подтопления может хватить и 3200 кубов ежесекундно. 

Дальше к выезду из города в паводок малой обеспеченности могут пострадать объекты на бульваре Гагарина и Нижней набережной, а в худшем варианте, когда возникнет «подпор» со стороны Иркута, вода дойдёт до улиц 5-й Армии, Сурикова, Рабочей и Сурнова. То же касается застройки в Затоне и вблизи Набережной Иркута. В Ленинском районе при катастрофическом паводке подтопит жилые дома, административные здания и другие объекты в посёлках Кирова и Горького (Селиванихе), а также на улице Трактовой. Зона риска на правом берегу распространяется на часть предместья Марата вблизи улицы Сурнова. За Иннокентьевским мостом очень велика вероятность подтопления домов на Полярной, в Жилкино и Боково, а также дач в устье Топки. Вода может дойти даже до развязки, ведущей с Трактовой на объездную дорогу Ново-Ленино. 

Единственный способ, позволяющий избежать их затопления, – ограничение сбросных расходов Иркутской ГЭС. Но этот шаг таит в себе не только опасность «перелива» Байкала выше 457,0 м ТО, но и другие риски. «Снижение попуска воды из верхнего бьефа влечёт за собой снижение выработки электроэнергии Иркутской ГЭС: ограничиваются возможности использования станции для регулирования перетоков активной мощности, – отмечает директор регионального диспетчерского управления энергосистемы Иркутской области Дмитрий Маяков. – Ограничения попуска воды не позволяют загрузить Иркутскую ГЭС на полную мощность в случае необходимости. Особенно это актуально при возникновении  аварии в энергосистеме, когда от времени восстановления нормального режима работы энергосистемы зависит надёжность электроснабжения потребителей». 

«Никакого акта направлено не было»

На запрос о том, насколько застройка указанных территорий соответствует генеральному плану Иркутска и насколько законно они были застроены, ни в городской администрации, ни в прокуратуре ответить не смогли, сославшись на то, что была задана слишком большая «область поиска». Небольшую её часть, впрочем, проверяли в 2010 году, после того, как в конце января произошло подтопление построек в районе Боково. «Мы тогда с городом начали выяснять, насколько законна застройка в том районе, – рассказал заместитель руководителя Енисейского бассейнового водного управления – начальник территориального отдела водных ресурсов по Иркутской области Михаил Людвиг. – Но по результатам проверки никому никакого акта направлено не было». Что касается защитных гидротехнических сооружений, то контроль над их состоянием не относится к компетенции ведомства, тем не менее Людвиг выразил сомнение в самом их наличии в зоне риска. 

Как бы то ни было, результаты работы по картированию зон затопления, которую в ИСЭМ СО РАН провели в 2014 году, были представлены на недавнем заседании комиссии по предупреждению и ликвидации чрезвычайных ситуаций и обеспечению пожарной безопасности правительства Иркутской области. О конкретных мерах, принятых после этого, говорить пока рано – прошло не так много времени. Но, уверен Никитин, основываясь на этом проекте, следует начать работу если не с правоохранителями, то как минимум с органами власти, отвечающими за градостроительство и безопасность жизнедеятельности населения, и страховыми организациями. Другие эксперты убеждены: для обеспечения безопасной и эффективной эксплуатации ГЭС  необходимо выполнить инженерную защиту существующих объектов, расположенных в зоне затопления, а в перспективных планах развития города исключить возведение объектов в зоне затопления  без выполнения инженерной защиты. 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер