издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Она мне в дочери годится, поэтому дочь Тереза…»

Протянутые друг другу руки – наверное, такая картинка лучше всего символизирует взаимоотношения социального работника и его подопечного. Один протягивает руки, нуждаясь в помощи, другой её даёт. Потому что обыденные для многих из нас дела (сходить в магазин, попросить у врача рецепт на лекарство, вынести мусор) для кого-то – непосильная задача. Так сложилась их жизнь – по разным причинам эти люди не могут выйти из дома. Поэтому нуждаются в особой заботе, которую сегодня готово предоставлять государство. А также люди совершенно особого склада – социальные работники. И их терпение и простая, естественная, от сердца идущая доброта вызывают огромное уважение.

«Все мы люди, каждому хочется перемолвиться словечком»

У Натальи Лаврухиной в руках лист со списком продуктов. Обыч­но именно с такой памяткой жёны отправляют мужей в магазин перед Новым годом – селёдка пожирнее, два килограмма мандаринов, стакан грецких орехов. Забыть ничего нельзя – праздник будет испорчен. Вот и Наталье нельзя забыть ни одного пункта из списка. Иначе её подопечному, который на государственном языке зовётся «получатель социальных услуг», придётся ждать следующего прихода соцработника, чтобы получить желаемое. И это не вкус­ные мелочи типа конфет или шоколада, а жизненно необходимые продукты и лекарства. Ведь получатели соцуслуг – самые незащищённые люди. Инвалиды, пенсионеры, обездвиженные. Все как один больные. Некоторые одиноки. 

В иркутском микрорайоне Академгородок у Натальи несколько подопечных. Одна с трудом передвигается, дочь умерла, а внук учится с ночёвками в казарме; другая в инвалидном кресле; у третьей 23-летний сын страдает тяжёлой формой ДЦП, и она не может оставить его ни на минуту. Для каждой из них социальный работник – это та сила  жизненного натяжения, на которой и держится весь быт. Стоит этой нити чуть ослабнуть – и рухнуть может с трудом настроенное существование. 

Антонина Ивановна З. пользуется услугами соцработников с 2001 года. Женщина давно передвигается в инвалидной коляске. Летом она имеет возможность гулять по микрорайону, коляска с электроприводом позволяет. А с осени по весну – глухое домашнее затворничество: по снегу ни одна коляска не проедет. Помощь соцработника нужна круглый год – вынести мусор, помыть окна, купить продукты.

– Для меня это просто необходимо: чтобы не обременять своих родственников, чтобы всегда было на кого опереться, – рассказывает женщина. – Беспомощность ведь унижает человека. А тут всегда есть кому прийти и помочь. Наталья мне делает уборку, моет окна, приносит продукты, если нужно – и документы оформит. Я максимально освобождаю своих родственников от заботы о себе, они у меня занятые, у каждого своя семья и много работы. Да, летом я выхожу из дома, продукты могу купить, но кто мне их поднимет? 

И так все соседи в этом задействованы, слава богу, никто никогда не фыркнул. У нас с Натальей хорошие неформальные отношения: она знает о моих родственниках, я о её родных, мы вместе с ней и беременность вторую пережили, и с праздниками друг друга поздравляем. У меня много друзей, я активно общаюсь по скайпу с родственниками из разных городов. Но  есть люди по-настоящему одинокие, для них каждая минута общения – и радость, и необходимость, и хорошая подпитка. Ведь все мы люди, каждому хочется перемолвиться словечком, быть услышанным. 

«Это не просто помощь, это для нас опора»

Комплексный центр социального обслуживания населения существует с 1991 года. Слово «услуга» не вполне вяжется с этой социально важной и значимой деятельностью, но это именно услуги.

– Мы работаем в соответствии с 422 федеральным законом, оказываем услуги по стандарту и дополнительные, – рассказывает Татьяна Синегубова, заведующая отделением социального обслуживания на дому. – В основном это услуги социально-бытового характера. В структуру центра входит и отделение социально-медицинского обслуживания (помимо соцработника к подопечным ходит и медицинский работник). Есть отделение социального обслуживания на дому, или, иначе, отдел сиделок. Даже если наш получатель услуг проживает в семье, часто так бывает, что все работают и днём человек один. Наш социальный работник накормит больного, поменяет памперсы, словом, сделает всё, что необходимо этому пациенту.  

300 социальных работников обслуживают Иркутск. Достаточно ли этого? Не вполне. 12 тысяч рублей – такова средняя зарплата соцработника. Но недавно были  введены так называемые стимулирующие выплаты. Есть определённые критерии, по которым прово­дится оценка соцработника. Количество услуг (по стандарту и дополнительных), отсутствие жалоб, сравнительная оценка с предыдущим годом – за счёт поощрения зарплата может быть и выше. И она обязательно должна быть выше! Потому что пять дней  в неделю носить сумки, убирать чужие квартиры, выписывать рецепты на лекарства – это тяжёлый труд.  

Кто идёт в соцработники? Чаще всего люди предпенсионного и пенсионного возраста. Конечно, это в основном женщины, мужчин пять человек, они сосредоточены в частном секторе – Радищево, Рабочем, там, где часто требуется принести воды с колонки, нарубить дров. Молодые соцработники тоже есть, их привлекает гибкий график работы, возможность самостоятельно планировать свой день. Именно эта особенность работы прельстила и Наталью Лаврухину. 

– Я пришла из-за ребёнка. Ко­гда старший пошёл в первый класс, его некому было забирать из школы. Я устроилась на эту работу и успевала всё – забрать сына, покормить его, обслужить своих подопечных. Так постепенно и втянулась. И мне работа в принципе нравится, я такой человек, что не могу на месте сидеть, мне нравится много ходить и самостоятельно планировать свой день. Я постоянно в движении, в тонусе, общения много. В Академгородке люди просто замечательные, даже ходить за покупками мне здесь очень нравится.

– А сумки таскать не тяжело?

– В каждой работе есть свои нюансы, свои издержки. Кто-то нагружен умственно, здесь нагрузка физическая. Да, бывает, что руки болят, но работа есть работа. Зато есть все соцгарантии, отчисления. Моему второму ребёнку четыре года, скоро и ему в школу. Так что свободный график мне ещё долго понадобится. 

– От вас же требуются ещё и эмоциональные затраты. Как справляетесь?

– Коммуникации неизбежны, ведь у многих наших подопечных нехватка общения. Люди все разные, но мне несложно каждому найти какие-то слова, задать лишний раз вопрос о внуках. И практически все соцработники такие – случайные люди у нас не задерживаются, быстро уходят. Это те, кто не может найти контакта, эмоционально неустойчив. Ведь при работе с пожилыми нужно проявлять терпение, выдержку, гибкость. Есть свои тонкости в работе: например, надо чётко, громко и почти по слогам проговаривать все слова и фразы. Отдача от работы тоже есть – наши подопечные обычно не скупятся на слова признательности. И мы чувствуем, как необходимы им. 

Сын Елены Рафаиловны В. страдает тяжелейшей формой ДЦП. Жизнь женщины полностью проходит дома, иначе никак. Есть два старших сына, они помогают по мере сил. Но без помощи соцработника эта женщина, уже пенсионерка в годах, не справилась бы:

– Я всегда подчёркиваю: вот я добрый человек, но не смогла бы на такой работе, на какой девочки заняты. Это не просто помощь, это не первые и не вторые руки, это для нас опора. Сына ведь не оставишь одного. А здесь я все­гда знаю, что мне и продукты, и лекарства принесут. Наташа мне в дочери годится, поэтому для меня она не мать Тереза, а дочь Тереза. По-другому её и не назовешь. Я понимаю, что с нами сложно, мы все больные, все с характером. Они приходят, мы им тут же начинаем рассказывать о своих проблемах. Чудесные девочки, и руководители их тоже, всех знают и помнят, у кого какие цветы и как зовут кошек. Поэтому только огромная благодарность этим людям, им всем памятники при жизни можно ставить. 

Фамилии получателей социальных услуг не указываются по личным просьбам.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное