издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Не плачь по мне, Аргентина

В Иркутске входят в моду танго-вечеринки

  • Автор: Любовь АРБАТСКАЯ и Яна БОБКОВА

Каждый четверг в разных точках города можно видеть людей, танцующих танго. Среди них очень мало иркутян, профессионально связанных с танцем. В основном на милонги приходят любители. Любовь АРБАТСКАЯ и Яна БОБКОВА выясняли, кто они – иркутские тангерос.

Вечер 23 июля. Летняя веранда кафе Friend’s House. За одним из столиков собирается большая компания – мужчины и женщины, парни и девушки обнимаются при встрече, улыбаются, целуют друг друга в щёки. Мужчины начинают убирать столы, а женщины переобуваются в туфли на каблуках. Когда эстрадная музыка сменяется аргентинскими мотивами, а на освободившуюся площадку выходят пары, остальные посетители кафе понимают, что это – не обычная дружеская встреча. 

Каждый четверг в Иркутске в кафе и на открытых площадках проходят милонги – танго-вечеринки, на которые может прийти каждый, кто владеет хотя бы базовыми шагами танго. Здесь нет постановочных движений, здесь царит импровизация. 

– В любом городе есть клубы аргентинского танго, которые устраивают милонги. Но у нас не такой уж большой город, и поэтому мы стараемся собираться вместе на одном вечере, – рассказывает Александра Поджидаева, преподаватель танго, организатор и ди-джей милонги. – Иногда к нам присоединяются гости из других городов – Орла, Томска, иногда даже из других стран.

На городскую милонгу по четвергам собирается до 30 человек, на праздничную – до 60

Раньше танго-вечеринки в Иркутске проходили нерегулярно, раз-два в месяц, и только в самих клубах, где занимались тангерос – так называют себя танцоры танго. А три года назад хозяева кофейни «Белая ворона» предложили Александре провести у них танцевальный вечер. 

Милонги в «Белой вороне» проводятся до сих пор. Танцоры встречаются там два раза в месяц и ещё два раза на какой-либо другой площадке. В хорошую погоду, например, около ресторана «Кинза» в 130-м квартале. 

– Люди в кафе и на улицах реагируют по-разному: кто-то останавливается, восхищённо смотрит, аплодирует, – продолжает Александра. – Кому-то, наоборот, не нравится, думаю, в основном из-за музыки, она несовременная, из 1940-х годов, и поначалу кажется сложной для восприятия.

На городскую милонгу по четвергам собирается до 30 человек, на праздничную (в честь Нового года, Дня влюбленных, 23 февраля, 8 марта, Дня Победы) – до 60. А несколько лет назад Александра могла час ждать, пока придёт человек 5–10. Сейчас тангерос знают: есть удобная площадка и хорошая музыка, можно приходить и танцевать. Танго вошло в жизнь иркутян, но есть к чему стремиться, считает Александра: в Москве и Санкт-Петербурге милонги проходят ежедневно, в разных точках города.

В программе стандартного танцевального вечера – танго, танго-вальс, милонга. Да-да, милонга – это не только название вечеринки, но и вид танго: ритм быстрее обычного в два раза, шаги мелкие и быстрые, нет сложных фигур, танцуется в основном в близком объятии, по настроению – как лёгкий ненавязчивый флирт. 

– Танго – эмоциональный танец. Его обычно изображают как страсть – розы в зубах, шляпы, красные платья… Но это не обязательно трагичные песни, и поэтому чувства в танце разные – грусть, нежность, любовь, – поясняет Александра. 

Танго относится к группе социальных танцев. Главное в нём – не соперничество с другими парами, а обмен положительными эмоциями с партнёром и приятное времяпрепровождение. 

Танго объединяет людей разных возрастов, профессий, разного уровня физической подготовки и разных национальностей. Танцевальный путь Анастасии Драда Салазар начался в 2010 году.

Сейчас тангерос знают: есть удобная площадка и хорошая музыка, можно приходить и танцевать

– Танго на тот момент стало для меня некой зависимостью, хотелось снова и снова идти на урок, потом не могла дождаться милонги и была готова танцевать постоянно, –вспоминает Анастасия. – Недаром людей, увлечённых танго, называют тангоманами, а саму «болезнь» – тангоманией. Вскоре меня, как и всех тангерос, как магнитом потянуло туда, где родилось, живет и процветает аргентинское танго – в Буэнос-Айрес.

Буэнос-Айрес, эта танго-Мекка, зачаровал Анастасию, она поняла, что можно всё бросить и уехать за мечтой. Тысячи школ, сотни милонг, звучный испанский, новые знакомства – люди со всего мира приезжают сюда познавать танго, –  ни с чем не сравнимый опыт погружения в культурную среду танца. Здесь Анастасия нашла ответ, почему танго «случается» только тогда, когда чётко распределены роли: женщина слушается и ведётся, а мужчина «рисует» танец, ведёт и думает за двоих.

– В современном мире, где гендерные роли довольно размыты, танго возвращает нас к естественному состоянию. Вопрос не в дискриминации, а в единственно возможном компромиссе, понимании и чувствовании друг друга, – поясняет девушка.

В Буэнос-Айресе Анастасия познакомилась со своим будущим мужем, Александром Драда Салазар из Колумбии. Он преподаёт сальсу и танго, занимается музыкой и дизанерской работой. Потом девушка ненадолго вернулась в Иркутск, а затем уехала в Аргентину почти на два года. За это время она многому научилась у мастеров, которые танцуют полжизни и для которых танго – сама жизнь. Ещё в Аргентине Анастасию и её мужа Александра пригласили работать в Иркутск в танцевальный клуб, с которого она начинала, в «Ла Пальму».

В программе стандартного танцевального вечера – танго, танго-вальс, милонга

– Преподавание – это наша основная деятельность. Я уверена, что нашла своё любимое дело! Мне нравится делиться с учениками опытом, своим ощущением и пониманием того, что танго – танец для самого себя, для того, кто тебя в этот момент обнял, для вас двоих.

В Буэнос-Айресе побывал и другой иркутский тангеро, Максим Коршунов. «В Буэнос-Айресе всё пропитано историей и культурой танго, а ещё это отличный источник дохода от туризма, поэтому даже государство поддерживает и пропагандирует танго, – говорит он.  – Тангерос могут приехать в любой крупный город мира и моментально найти там друзей и единомышленников, ведь на местных милонгах все говорят на одном языке – языке танца… И немного по-английски».

За границей Максим бывал на милонге в Бангкоке, а в Сибири – в Улан-Удэ и на фестивале в Красноярске. Фестиваль танго проходит и в Иркутске. В этом году он состоялся 28–30 мая. Его посетили аргентинские учителя танго Хуан Пабло Канавэр и Сара Вестин. 

– Во время фестиваля несколько сотен, иногда даже тысяч танцоров из разных городов и стран собираются в одном месте, чтобы потанцевать и поучиться у  гостей фестиваля – настоящих мастеров. Днём обычно проходят уроки, ночью – милонги, спать во время фестиваля некогда, – улыбается Максим.

Настя Усольцева, студентка медицинского университета, родом из Читы, но заниматься танго стала в Иркутске. 

– Когда я только начинала танцевать, примерно год назад, танго в Забайкалье, можно сказать, вообще не было. А недавно нашла в Интернете информацию о том, что в Чите открылась школа танго, они даже проводят милонги, – говорит Настя. – Сейчас, насколько я знаю, в рамках тура для приобщения людей к культуре танго приехала тангера из Москвы, и она даёт бесплатные уроки, после которых устраивает милонги. Я поеду домой в августе, и надеюсь, что она ещё будет в городе, и я смогу научиться у неё чему-нибудь новому.

На первую милонгу в её жизни Настю пригласил учитель танцев. Вот и Елена, которая занимается танго уже более 10 лет, пришла сегодня в кафе Friend’s House с двумя своими ученицами. Одна из них – в платье от Елены, ведь её профессия – портной-закройщик. Любопытно, что танцоры танго чаще всего – люди с техническим образованием: программисты, системные администраторы, физики или учителя математики, как, например, Алёна. Она попала на милонгу совершенно случайно: впервые пришла на открытый урок, а через минуту после него уже танцевала на танго-вечеринке.

Каждый четверг в Иркутске проходят милонги – танго-вечеринки

Аня, туристический агент и студентка заочного отделения исторического факультета ИГУ, учится танцевать сальсу, но с удовольствием посещает милонги. «Милонга для меня – наработка опыта, возможность потанцевать с разными людьми. Здесь учишься понимать партнёра, чувствуешь танец в полном смысле слова», – рассказывает она. Александра Поджидаева тоже начинала с сальсы: 

– Сальса – весёлый и энергичный танец, но танго мне больше подходит по настроению. Если проводить аналогию, то сальса для меня как сладкая карамель, но танго, горький шоколад, богат оттенками, и потому вкуснее.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер