издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Пересекая фарватер, оглянись по сторонам

На Ангаре недавно столкнулись две лодки. Один человек погиб. Заведено уголовное дело. Не погиб бы человек, случай был бы скорее комичным – это же не угол Байкальской и Советской, чтобы дорогу не поделить! Для маломерных судов вся акватория Ангары – свободный фарватер в любом направлении, всем места хватит. Не хватило. Так что случай стал не комичным. Случай оказался мутным. Расследование сразу передали в Следственное управление на транспорте, информацию от журналистов и общественности закрыли, прикрываясь туманной формулировкой про «следственную тайну». «Иркутский репортёр» попытался выяснить все обстоятельства этого незамысловатого дела, внезапно ставшего и резонансным, и уголовным…

Вышел из дома – сам виноват! 

На Ангаре недавно столкнулись две лодки. Один человек погиб. Заведено уголовное дело. Расследованием занимается Восточно-Сибирское Следственное управление на транспорте. Пока всё правильно. Смущает одно. Например, при ДТП, даже самых резонансных, пресс-служба ГИБДД охотно сотрудничает со СМИ, временами даже привлекая общественность – так, например, в конце июня всем миром искали квадроцикл, спровоцировавший аварию, в которой пострадали несколько человек, скрывшийся с места происшествия. 

А вот в пресс-службе СУ на транс­порте в ответ прокомментировать это, в общем-то, бытовое дело «Иркутскому репортёру» вдруг сообщили, что «вся информация есть в нашем пресс-релизе, на нашем сайте». 

– Комментарий на данном этапе давать преждевременно, сейчас расследование продолжается, новой информации от следователей пока нет, расследование идёт интенсивно, сейчас о каких-то подробностях речи не идёт. Как только будет новая информация о результатах расследования, мы обязательно её предоставим, – пообещала «Иркутскому репортёру» Нина Колюш, старший помощник руководителя Восточно-Сибирского следственного управления на транспорте. 

Если вы припарковали свою машину на обочине, а в неё врезается другая машина, ваш пассажир гибнет – кто виноват? Не спешите отвечать. Правильный ответ – виноваты вы. Знаете почему? Потому, что вы сегодня выехали из гаража на улицу. В лодку, стоявшую рядом с островом, то есть не посреди Ангары, пропуская вторую лодку, эта вторая лодка на полном ходу врезалась, сбросив в воду несколько человек, и спокойно покинула место происшествия. Уголовное дело заводится на человека, управлявшего стоящей лодкой. В том самом пресс-релизе исчерпывающе объ­ясняется: «Причиной произошедшего стало необеспечение требований безопасности при перевозке пассажиров и нарушение правил эксплуатации водного транспорта», поэтому «возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного п. «в» ч. 2 ст. 238 УК РФ (оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни или здоровья потребителей, повлёкшее по неосторожности смерть человека)».

«Иркутский репортёр» попытался выяснить, что такое «необеспечение требований безопасности». В пресс-службе МЧС сначала с энтузиазмом взялись помочь прояснить этот щекотливый вопрос. Но спустя короткое время погасшим голосом сообщили в трубку, что сотрудники ГИМС, выезжавшие на выяснение обстоятельств, передали все свои материалы в СУ на транспорте, поэтому все вопросы к ним. Резонно – идёт следствие. Но сотрудники ГИМС отказались в принципе комментировать даже чисто теоретическую ситуацию – когда одна лодка врезается в другую, то в каких случаях кто будет виноват. Забегая вперёд, писаных правил для движения маломерных судов по реке нам найти так и не удалось. Единственное, что косвенно удалось выяснить, что сначала эту водную аварию пытались подвести под категорию «нарушение судового хода», но потом отказались от этой мысли, так как в этой части Ангары судового хода как такового нет, есть только движение маломерных судов. 

Если бы «Сарепта» не врезалась в лодку с Форелевого острова, она бы снесла край садков с форелью…

Тогда «Иркутский репортёр» решил схитрить и позвонил в пресс-службу ГИБДД, чтобы выяснить – а как в аналогичной ситуации ведут себя дорожные службы? Так вот, оказалось, что если вы припарковали свою машину на обочине, а в неё врезается другая машина, ваш пассажир гибнет, то есть два варианта развития ситуации. Если нет очевидного виновника, то сначала проводится доследственная проверка. Если сразу есть очевидный виновник или его устанавливают в ходе доследственной проверки, то возбуждается дело по статье 264 – по факту нарушения ПДД, повлёкшего смерть или травмы для человека. 

Однако в данном случае следствие повело себя быстро, решительно и абсурдно. Без проведения доследственной проверки уголовное дело завели не в отношении того, кто устроил столкновение, будучи, как утверждает пострадавшая сторона, в состоянии сильного алкогольного опьянения. А совсем наоборот – в отношении того, кто пытался этого столкновения избежать, провёл все необходимые спасательные работы и даже помог следствию найти тех, кто устроил это «водно-транспортное происшествие». 

Что же произошло? В пресс-релизе СУ на транспорте кратко сообщается: «10 июля 2015 года около 22 часов 30 минут по местному времени в городе Иркутске на реке Ангаре в районе острова Заячий произошло столкновение лодки «Сарепта», на борту которой находились владелец и 2 пассажира, с резиновой моторной лодкой, на которой одной из иркутских компаний, осуществляющей деятельность в сфере рыбоводства, на правый берег Ангары перевозились 9 пассажиров, в том числе 3 детей. В момент столк­новения трое взрослых пассажиров резиновой лодки получили телесные повреждения различной степени тяжести и оказались в воде. Один из пассажиров, 61-летний местный житель, скончался на месте происшествия». 

Исчерпывающе, за исключением того, что потерпевшие утверждают – всё произошло на час раньше.

Помеха справа 

В лодке на момент столкновения было одиннадцать человек – два сотрудника фермы, четыре пожилых человека,
три ребёнка и семейная пара

Официально остров называется Бабр. Но в народе его уже давно окрестили «Форелевым» – по названию научно-производственного объединения «Иркутская форель». В 2010 году они обосновались на Ангаре, поставили садки, и уже шестой год на радость всем – и любителям рыбалки и копчёной рыбки, и любителям семейного отдыха и пикников, и прочим любителям хорошо отдохнуть в отрыве от цивилизации – предлагают свои незамысловатые услуги – форель и место под солнцем на берегу. Наверное, нужно отметить, что в наши торгашеские времена, когда все продают, перепродают и покупают, это одно из немногих реальных местных производств, собственные продукты «made in Irkutsk» – место, которым можно гордиться и куда не стыдно привезти гостей из других городов и стран. 

День клонился к закату, и сейчас сотрудники НПО не могут припомнить – последний ли это был рейс с острова на «Большую землю» в тот день, потому что многие клиенты приезжают на остров самостоятельно, на своих лодках. В общем, один из последних. Так что эта история начинается так: 10 июля, в пятницу, в начале десятого часа вечера глава «Иркутской форели» Виталий Андриянов собрался домой и попросил коллегу, исполнительного директора Виктора Рахвалова, увезти его на Верхнюю набережную. Как раз в это время с острова по предварительной договорённости собирались увозить большую семью.

Они возвращались с большого семейного праздника – муж с женой, Анатолий и Ирина, их трое мальчишек – два, четыре года и старшего школьного возраста, свекровь со свёкром да тесть с тёщей. Всего девять душ. Виктор, севший за руль резиновой моторки, легко согласился – по пользовательской инструкции в лодку можно было брать «12 + 1» человек. Рассадил всех по местам, раздал оранжевые спасательные жилеты, и лодка медленно отчалила от деревянного пирса. Как утверждает Виктор, было приблизительно 21.20.

Мы повторяем с Виктором путь того дня, тщательно воспроизводя события двухнедельной давности. После произошедшего с обоих концов острова на фарватере выставили красные буйки, чтобы проходящие лодки сбавляли скорость и сильно не приближались к острову. Проходит едва ли полторы-две минуты, и Виктор протягивает руку по направлению к плотине ГЭС:

– Мы отошли от острова метров на сто. Скорость у меня была минимальная – тут всё время гоняют на моторках, а мне обзор слева перекрывают наши садки. Поэтому мы отходим тихоходом. Лодка появилась со стороны «квадратов»…

Ситуация для Виктора, водителя с тридцатилетним стажем, была привычная и заурядная – «помеха справа», по правилу правой руки моторку следовало пропустить, и он сбросил скорость – мотор работал, но на холостом ходу. Тяжело гружёная лодка почти сразу остановилась. 

– Разве вас не тащила вперёд инерция? – Недоверчиво уточняет «Иркутский репортёр».

– Лодка из ПВХ, это резина, одиннадцать человек на борту, сопротивление высокое, малая скорость – нет, мы сразу остановились, – настаивает Виктор. – Инерцию сохраняют лодки с жёстким корпусом, резиновые же при выключении скорости разу проседают и останавливаются. Да и трассологи могут посмотреть следы столкновения на нашем правом борту – они показывают, что в нас врезались под прямым углом. Если бы мы двигались – угол был бы другим за счёт сложения векторов движения. 

Потерпевшие претензий не имеют

Главу НПО «Иркутская форель» Виталия Андриянова высоко пролетающая над ними лодка ударила по спине днищем,
а четверых пассажиров, включая двухлетнего мальчика, выбросило за борт…

Лодка «Сарепта» двигалась со стороны плотины ГЭС по течению с огромной скоростью – она шла на глиссере, или, как это называется на сленге, «на ножке». Это самый скоростной способ движения маломерных судов, когда лодка от скорости сначала задирает нос и идёт только «на моторах», то есть в воде остаётся только мотор, а потом, разгоняясь, она опускает нос, но летит над поверхностью, а в воде остаётся только «ножка» мотора с винтами. Как впоследствии выяснится, несмотря на то что для лодок этого класса максимально разрешённая мощность моторов составляет пятьдесят лошадиных сил, на «Сарепте» стоял мотор с шестьюдесятью «лошадями». 

– Вы заметили лодку издалека? Не видели, что лодка несётся прямо на вас? Была возможность уйти из-под удара? – настырно выясняет «Иркутский репортёр».

– Это мы сейчас так неспешно разговариваем, – раздражённо отвечает Виктор. – Мы посчитали – при той скорости, с которой двигалась «Сарепта», она пролетала сто метров за три секунды. До «квадратов» – ну не больше километра! Заметили мы её не сразу. То есть всё это произошло даже не за минуты – за несколько десятков секунд. Я увидел лодку, сбросил скорость. А это же не дорога, бордюра нет – направление её движения точно не определишь. Я снова посмотрел на лодку – она уже за 20–30 метров и несётся прямо на нас. Я включил заднюю скорость, но лодка тяжёлая, даже двинуться не успела, как «Сарепта» ударила нас в правый борт. Мы потом посмотрели траекторию её движения – если бы она не врезалась в нас, она бы ударила в угол наших садков. 

От прямого удара в борт сама «Сарепта» перелетела через резиновую лодку, высота бортов которой составляет 78 см. Виталий получил скользящий удар по спине, а нескольких пассажиров выкинуло в воду. В пресс-релизе потом скажут, что их было трое, но в действительности на одного маленького человека больше – в воде оказались только мужчины, тесть со свёкром и Анатолий с младшим сыном на руках. «Сарепта» сделала круг и осмотрела место учинённого побоища, после чего скрылась с места «водно-транспортного происшествия», даже не попытавшись оказать находящимся в воде людям никакой помощи. Более того, Виктор утверждает: на место столкновения быстро пригнал лодку ещё один сотрудник форелевой фермы Андрей, и когда он крикнул на «Сарепту» что-то вроде «Вы что наделали!?», оттуда послали его по известному любому русскому человеку адресу и добродушно посоветовали: «Ныряй, своих утопленников спасай!»

Это подтвердил и один из пострадавших, Анатолий:

– Я не обратил внимания на время, когда мы отплыли от острова, но, когда собирали вещи к отъезду, было 21.10. Действительно, в момент столкновения наша лодка стояла. Было так: наш водитель резко остановил лодку, и вдруг что-то закричал, вроде: «Стой! Куда летишь!» Я едва успел повернуть голову, как в нас врезались и я оказался с младшим сыном в воде. Я подплыл к нашей лодке, протянул сына, стал выбираться из воды сам – всё это время вторая лодка плавала рядом, её пассажиры нецензурно ругались в наш адрес. И когда от острова подошла ещё одна лодка, с «Сарепты» действительно сказали: «Давай, ныряй, доставай своих утопленников». 

И сотрудники фермы, и пассажиры, оставшиеся в лодке, утверждают, что все трое, находившиеся в «Сарепте», имели отчётливые видимые признаки сильного алкогольного опьянения. Самим сотрудникам «Иркутской форели» казалось, что всё происходило очень быстро, но свидетели, наблюдавшие всё это с берега, впоследствии расскажут, что в воде пострадавшие бултыхались в течение 15–20 минут. Мужчин вытащили из воды, доставили на берег Ангары в районе Верхней набережной, вызвали скорую помощь и полицию. Отец Ирины был без сознания. Его уложили на спасательные жилеты, проверили пульс – казалось, что сердце билось и он ещё дышал, но приехавшая через сорок минут «скорая помощь» констатировала летальный исход. 

Сейчас ещё не ясно, от чего умер мужчина – от удара «Сарепты» (медики зафиксировали у него тупые травмы головы, груди и живота) или от естественных причин, если сильный испуг можно считать естественным (Ирина рассказала, что до этого отец перенёс два инфаркта). По данным предварительной судебно-медицинской экспертизы, как сообщили родственники погибшего, причиной смерти стала закрытая черепно-мозговая травма и множественные внутренние повреждения.

Было около одиннадцати вечера. Потом приехала полиция, сотрудники фермы прошли освидетельствование на содержание в организме алкоголя и наркотиков. В час ночи они освободились, но уже к трём часам ночи им позвонили сотрудники полиции и попросили помочь найти на Ангаре ту самую «Сарепту». Искали её недолго – уже к пяти утра лодка обнаружилась неподалёку от Форелевого острова, вниз по течению, на правом берегу, на центральной лодочной станции. Это было раннее утро субботы, 11 июля. Ситуация казалась простой и очевидной, виновники были найдены и установлены с похвальной для оперативников расторопностью, и справедливость уже почти торжествовала лёгкую победу над злом – пьянством, лихачеством и равнодушием. Потерпевшие к сотрудникам «Иркутской форели» никаких претензий не имели, и, более того, охотно давали показания, полностью их освобождающие от любых подозрений. А после выходных, в понедельник, начались странности. 

Гражданские сумерки 

«Иркутская форель» обосновалась на Ангаре в 2010 году и уже шестой год на радость всем – и любителям рыбалки и копчёной рыбки, и любителям семейного отдыха и пикников, и прочим любителям хорошо отдохнуть в отрыве от цивилизации – предлагает свои незамысло

В понедельник, 13 июля, на остров прибыли следователь СУ на транспорте и два оперативных сотрудника, один из которых, как убеждён Виктор, представлял ОБЭП. Вместо того, что бы разбираться в произошедшем вечером в пятницу, они стали вежливо, но настойчиво интересоваться документацией НПО. Поскольку постановления на обыск или выемку документов у них при себе не было, им так же вежливо и непреклонно отказали. Тогда через несколько дней у бухгалтера фермы произвели выемку финансовой документации «Иркутской форели». 

– Я ничего не понимаю, – признаётся Виктор. – Это частная лодка и зарегистрирована она на частное лицо. К «Иркутской форели» она никакого отношения не имеет. Как относится уставная документация фирмы к произошедшей трагедии – мне никто не удосужился объяснить. 

Ещё через неделю, в понедельник, 20 июля, его пригласили в Следственное управление на транспорте и сообщили, что на него заведено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного п. «в» ч. 2 ст. 238 УК РФ – оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни или здоровья потребителей, повлёкшее по неосторожности смерть человека. На его вопрос, почему уголовное дело заведено на него, человека, имеющего права на управление маломерным судном, которое, в свою очередь, сертифицировано и прошло техосмотр, имеет разрешения ГИМСа, а человек, в пьяном виде допустивший столкновение, повлёкшее смерть человека, находится на свободе и никак не обласкан вниманиеми правоохранительных органов, ему ответили неопределённым пожатием плеч. 

Но вот в чём его обвиняют? Что за таинственное «необеспечение требований безопасности при перевозке пассажиров и нарушение правил эксплуатации водного транспорта»? Ведь пассажиры были в спасательных жилетах, а лодка остановилась, пропуская «помеху справа». В чём можно обвинить человека в таких условиях – можно только фантазировать. Ну, например, говорят, что человек, управлявший «Сарептой», утверждает, что не видел лодку «Иркутской форели». Может, именно с этим связано утверждение на сайте СУ на транспорте – что всё произошло не в полдесятого, а на час позже? Тогда получается, что Виктор повёз людей в темноте, почти ночью, пересёк «дорогу» летящей «в своей полосе» «Сарепте» и спровоцировал это не дорожное, но транспортное происшествие? 

Пытаясь ответить себе на этот вопрос, «Иркутский репортёр» с изумлением выяснил, что «сумерки» – это понятие физическое, строго определённое. Если верить сотрудникам фермы, то переправляться на «большую землю» они стали прямо на закате – то есть когда солнце находилось в нуле градусов, то есть лежало на линии горизонта. Десятого июля закат солнца состоялся в 21.25. Есть ли вина Виктора, если он повёз людей в половину одиннадцатого, как утверждает пресс-релиз СУ на транспорте? Иначе говоря, было ли темно? Это зависит от точного времени происшествия, которое должно установить следствие. Дело в том, что в тот день до 22.12 длились так называемые «гражданские сумерки» – так называют наиболее светлую часть сумерек от момента видимого захода Солнца за линию горизонта до момента погружения центра Солнца под линию горизонта на 6 градусов. 

Важно, что в эту часть сумерек на открытом месте можно без искусственного освещения выполнять любые работы – этот фактор учитывается в некоторых законах, например, обязательное включение фар после захода Солнца. Так что даже в половине одиннадцатого в тот день было ещё достаточно светло, чтобы на открытой воде не заметить пересекающую курс лодку. 

А вот после гражданских сумерек наступают сумерки навигационные, когда ещё видна линия горизонта, но освещения недостаточно для быстрого реагирования на изменения обстоятельств – при хороших атмосферных условиях и при отсутствии других источников света, общие очертания наземных объектов могут быть различимыми, но сложные наружные операции делать невозможно. Но в этом случае возникает вопрос к водителю «Сарепты» – даже в условиях навигационных сумерек он должен был отчётливо видеть в стороне заката, на фоне горизонта, стоящую на месте массивную резиновую лодку. Ведь навигационные сумерки стояли до 23.25, то есть полная темнота наступила только через час после времени, указанного в пресс-релизе СУ на транспорте. 

Заметив помеху страва, Виктор остановил лодку.
В этот момент последовал сильный удар в правый борт…

Когда материал уже был готов к печати, «Иркутскому репортёру» удалось найти последний кусочек этого пазла. Собственные источники в «скорой помощи» сообщили, что вызов от единой диспетчерской службы 112 поступил на станцию скорой помощи на Омулевского в 22.01, что подтверждает слова Виктора и опровергает версию следствия, изложенную в пресс-релизе. «Вызов поступил с пристани, адрес – улица Дальневосточная, 104, без квартиры, сообщили, что лежит мужчина без сознания. Прибывшая бригада констатировала биологическую смерть», – сообщил наш источник. Дальневосточная, 104 – это ближайший к пристани дом.

Хочется верить, что Следственное управление на транспорте быстро и квалифицированно разберётся во всех этих нюансах и определит истинного виновника трагедии. А «Иркутский репортёр» будет пристально следить за развитием этой пока непонятной и неприятной ситуации.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное