издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Если б мир был мудрее в тысячу раз…»

Трижды наша газета писала о 12-летней Вике Ивановой. Маленькой иркутянке выпало большое испытание – её сердце отказывалось работать. 39 процентов из 100 – это всё, на что был способен этот самый важный орган человеческого тела. Вика не могла пройти больше пяти–десяти шагов, не могла учиться, играть со сверстниками. Иногда её сердце останавливалось по нескольку раз за ночь. И жизнь Юли Ивановой, Викиной мамы, давно превратилась в цепь беспрерывных дежурств, увы, щедро приправленных слезами и волнением. Юле казалось, что и её сердце отказывает тоже, ей было также трудно дышать. Но Юля не сдавалась в борьбе за жизнь своей единственной дочери. Она боролась, как боролась бы любая мать – перестав надеяться на Минздрав, мама открыла сбор денег на операцию. Нужно было около 14 миллионов рублей, сумма запредельная для провинции.

Мы познакомились в феврале этого года. В силу специфики работы я вижу много горя и бед. Но история болезни маленькой девочки так потрясла меня, что я без колебаний включилась в эту войну за детскую жизнь. У меня есть сын, и я давно всё знаю о той живой нити, что необратимо и навсегда натянута между родителем и ребёнком. Летом 2006 года мне пришлось работать на авиакатастрофе аэробуса А-310 в Иркутске. У городского морга я видела родителей, что опознавали своих детей по обугленным телам. И я, наверное, никогда уже не забуду опрокинутое, серое до графита лицо матери, потерявшей единственного сына, её страшный вой. Поэтому передо мной не стоял вопрос, бороться или нет за жизнь Вики. Конечно, бороться! Из романа Василия Аксёнова «Московская сага» я вынесла жизнеутверждающее определение – «человек прямого действия». Бывают ситуации, когда все мы должны стать людьми прямого действия. 

И так уж устроена жизнь, что наши желания часто сбываются. Нужно только не отступать, быть честным и чистым в своих намерениях. 7 апреля я узнала о том, что лечу на большой петербургский медиафорум с участием президента РФ. И у меня мгновенно  в голове сложился план. В себе и задуманном я была уверена на  все сто. 28 апреля всё осуществилось – до президента удалось в буквальном смысле этого слова докричаться. 

Намерение – реализация – цель достигнута. Всё свершилось довольно быстро. Что лишний раз подтверждает: большинство препятствий – в нашей голове. Не нужно бояться, нужно делать. Я счастлива, что моя профессия позволила мне вырвать у смерти детскую жизнь.  

В родной город я вернулась героем. Мне было странно читать слова восхищения в соцсетях, потому что я не сделала ничего выходящего за рамки своего темперамента и представлений о жизни. Ведь дети – это лучшая часть человечества. Только семья не удивилась, и сын сказал: «Мама может всё. У мамы всегда всё получается». И я поняла, что та высокая миссия, что несут по жизни Чулпан Хаматова и другие удивительные люди, вполне доступна и простым жителям больших и маленьких городов, посёлков, деревень. Пусть не в таком масштабе, но дорога в тысячу ли начинается с первого шага. И взаимопомощь и взаимоподдержка – единственно возможный формат коммуникаций в государстве, где детское здоровье (да и взрослое тоже) не защищены так, как это должно быть. Иначе нельзя.

Вика с мамой улетели в Индию в середине мая. Индийские врачи обследовали Вику, их прогноз на транс­плантацию сердца был благоприятен. Семья поселилась в отеле города Ченнай, недалеко от госпиталя «Фортис». Именно в этом госпитале Вика должна была родиться заново. Июнь, июль, август мы обменивались письмами и сообщениями. Дважды Ивановых вызывали в клинику. Но, увы, оба раза врачи отменяли операцию из-за того, что орган подходил не вполне идеально. Каждое сообщение из Индии я встречала с глубоким волнением, и их были сотни. Как признаётся Юля, ждать было непросто. Это ведь была не туристическая поездка, наполненная экскурсиями и развлечениями. Почти всё время семья проводила в номере отеля, гулять Вика не могла. Да и жара – не лучший климат для сердечников. Но всё же главное, что они были в Индии. Главное – они стояли в листе ожидания.  

8 сентября рано утром пришёл вызов из госпиталя. В девять утра у Вики взяли кровь на типирование. И снова ожидание – трансплантологи улетели оценивать орган. В три часа дня стало ясно: сердце подходит Вике, совпадая по всем параметрам идеальности. В 16.30 началась сложная операция, длилась она три часа. И рано утром в среду я получила долгожданную весточку: «Алёна, Вике пересадили сердце. Она ещё спит. Меня пустили на 30 секунд. Дышит за неё пока аппарат. Завтра утром опять должны пустить». Для мамы опять началась череда бессонных дежурств у кровати дочки. Но это ничего. Это совсем другие дежурства – уже у выздоравливающего, а не обречённого ребёнка. 

Вика с мамой улетели в Индию
в середине мая. Индийские врачи обследовали Вику, их прогноз на трансплантацию сердца был благоприятен

Сегодня можно сказать, что Вике очень повезло. Мироздание услышало все молитвы. Конечно, впереди ещё много всего – и в госпитале придётся полежать, и в Индии ещё месяца полтора-два прожить под наблюдением врачей, также предстоит пожизненная иммуносупрессия. Но это жизнь. Крайне важно и то, как будет организовано наблюдение Вики российскими врачами.

Кто же стал донором для Вики? 23-летний молодой человек хрупкого телосложения. Управляя мотоциклом без шлема, он попал в аварию и получил тяжёлую травму головы. Семья мужчины сама выступила с инициативой передать его органы другим людям. Сердце для Вики было доставлено санавиацией из города Танджавур, штат Тамилнад (350 км от Ченная, где расположен госпиталь «Фортис»).

Трансплантация сердца в Индии развивается стремительно. Что немаловажно – государство готово принимать на операции граждан других стран. И этим обязательно нужно пользоваться – в России несколько десятков детей нуждаются в пересадках сердца. 

В какой-то момент Индия, как Китай, например, может тоже «прикрыть» трансплантации иностранцам. И тогда маленькие россияне снова окажутся обречены. Ведь детской трансплантологии в России пока нет. Есть надежды, что это направление скоро начнёт развиваться. Но для этого нужно, чтобы и сознание россиян заработало в другую сторону, чтобы они были готовы к донорству органов. Пока же ситуация у нас плачевная: за последние несколько месяцев двое российских детей, которым требовалась трансплантация сердца, умерли, не успев ничего. А могли бы жить с новым сердцем и 20-летней перспективой жизни до следующей трансплантации или появления каких-то новых технологий.

«Мы написали недавно письмо пациентке, которую несколько месяцев назад консультировали – её ребёнку тоже нужна была трансплантация сердца. До этого она сообщала, что собирается в Москву в федеральную клинику, собирает доку­менты в Минздрав на квоту. Получаем от неё ответ: дочка умерла, спасибо вам за советы, жаль, что не воспользовались», – написала мне Анна Вербина, директор клиники «МедИндия». Страшно жить в мире, где так болеют и умирают дети. Если б мир был мудрее в тысячу раз, наверное, было бы по-другому. Но факт объективной реальности – дети умирают. Ещё страшнее, когда детям не оказывается помощь, ко­гда шанс на жизнь выпадает не каждому. Поэтому мне кажется, что Индия сегодня – это во многом на­дежда для наших больных детей. Ведь недаром великий просветитель и миротворец нашего времени Далай-лама XIV живёт сейчас в индийских Гималаях. «Тема сострадания вовсе не имеет отношения к религии. Это общечеловеческое дело, единое условие выживания человеческой расы», – говорил он. Как это верно, как красиво и как созвучно всей этой прекрасной стране, готовой принимать и лечить наших детей. Для иркутянки Вики Ивановой Индия навсегда останется страной чудес. Ведь получить здоровое сердце вместо больного, получить право на жизнь – разве это не чудо?

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное