издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Найти миллионы и возродить дух

Уникальное здание Дома актёра нуждается в капитальном ремонте

Дом актёра когда-то был одним из главных тусовочных мест творческого Иркутска. Первое десятилетие после открытия заведения в 1980 году было эпохой его расцвета. Это вообще были интересные годы в Иркутске, золотое тёплое время, которое с лёгкой тоской вспоминают те, кому сегодня за 45–50. В ТЮЗе работал Вячеслав Кокорин, в подвальчике на Ленина, 13, открылся Театр пилигримов. Практически каждый вечер в баре Дома актёра собирались артисты иркутских театров, помрежи, монтировщики, поэты, художники, журналисты, операторы... Сегодня здание больше воспринимается как памятник архитектуры, который находится если не в аварийном, то в очень плачевном состоянии.

Просил сам Михаил Ульянов 

Особняк в Хасановском переулке за драмтеатром живо отличается от прочей деревянной архитектуры Иркутска. Принципиально иные для конца XIX века архитектурные приёмы, оригинальная композиция, богатое декоративное убранство – его главные отличия. Вытянутые окна, небольшие купола с люкарнами (оконный проём в чердачной крыше или купольном покрытии), высокая и массивная входная дверь – здание не может не вызывать визуальное удовольствие, уж очень оно необычно и эффектно. Особняк можно обойти по кругу, внимательно вглядываясь в каждую прихотливую деталь деревянного дома. А дому этому, между прочим, уже 118 лет. 

С 1935 по 1978 год в особняке, в большой коммунальной квартире с общей кухней и удобствами на улице жили десять иркутских семей. В конце 1970-х в Хасановском переулке случился праздник – особняк расселили. Люди получили жильё, а Иркутское отделение Союза театральных деятелей России – долгожданное здание. Народный артист СССР Михаил Ульянов, тогдашний председатель СТД, просил власти Иркутска выделить помещение для Дома актёра. Иркутское отделение союза уже давно функционировало, но у него не было стационарного места. Была лишь комнатка в драмтеатре, где размещалась и библиотека. 

СТД выделил и деньги на реконструкцию дома. И это было большое дело – провели канализацию, сделали зал на 100 мест и пристрой. А вот подвалы почему-то засыпали, хотя это тоже были полезные площади. В последние перед открытием недели, месяцы часто проходили субботники, в которых участвовали артисты всех театров. Выносили мусор, выполняли черновые работы, благоустраивали территорию – всё на добровольных началах. Всем хотелось поучаствовать в событии такого масштаба. 27 марта 1980 года, в Международный день театра, здание было торжественно открыто. В Иркутске появился свой Дом актёра. И началась его активная творческая жизнь.

– А жизнь была кипучей, – вспоминает Владимир Орехов, актёр драмтеатра, председатель Иркутского отделения СТД. – Один бар чего стоил. В то время в Иркутске натурального молотого кофе практически негде было выпить. Были рестораны «Арктика», «Север», куда попасть было не так уж и просто. Просто прийти, выпить чашку кофе и рюмку чая было проблематично. А у актёров такое место появилось. Практиковались гостевые билеты, по каждому можно было провести двух гостей. И после спектакля актёры шли сюда общаться. Транспорт тогда свободно ходил до полуночи, можно было отыграть спектакль, посидеть в баре и уехать домой. Сейчас это большая проблема – некоторые спектакли заканчиваются поздно, пока разгримируешься, переоденешься, уже 10 часов. 

– Народный артист СССР Виктор Егунов, его все называли «тятя», и Александр Шлюндиков, актёр Иркутского театра кукол, были лицами бара Дома актёра, – продолжает Владимир Орехов. – В баре была одна знаменитая колонна, где расписывались известные люди (как в кабинете у Юрия Любимова на Таганке). Ещё бар славился своими ценами – они были очень доступными. На правлении было решено не запрашивать плату за аренду, но при условии цен, приемлемых для кошелька артиста. Ещё одна милая особенность – поужинать и выпить можно было «под запись». «Элечка, запиши, пожалуйста, то-то и то-то, с получки расплачусь», – говорили актёры при временных финансовых трудностях держательнице бара. Кстати, эта традиция кормить и поить «своих» в долг характерна для баров практических всех Домов актёра по стране. 

Внутри находится не только крупная библиотека, но и небольшая скульптура

Но бар постепенно приходил в упадок – какое-то время он работал только по понедельникам. Сегодня и вовсе закрыт. Если грубо о причинах – он перестал окупаться, много заведений в городе открылось, и выпить натуральный молотый кофе сегодня не проблема. Но самое главное – потерялся, растворился дух. Уникальный дух бара Дома актёра, на который и шёл народ. Неуловимый, неосязаемый флёр, который невозможно купить или создать нарочно. Это как обаяние у человека – либо есть от природы, либо нет. Подделать обаяние невозможно. 

Старый Новый год после сенокоса 

Владимир Орехов – председатель Иркутского отделения СТД

Но, конечно, жизнь Дома актёра не ограничивалась одним лишь баром с низкими ценами и неплохим меню. Здесь проходили все театральные праздники. 

– Основным нашим общим мероприятием был старый Новый год. Когда все отработали ёлки, отдедморозили… Мы называем это время хвойным фронтом, или сенокосом. Так вот: после хвойного фронта в театрах давали отгулы, и мы готовили праздник для своих. Но были квоты на театры, всех желающих мы не могли принять. Театральный Новый год – это капустники, концертные номера, розыгрыши, лотереи, – рассказывает Владимир Орехов. – Ну а второй значимый праздник – День актёра. Но если 13 января все свободны, то на 27 марта могли выпасть спектакли или концерты. Поэтому праздник мы обычно проводили в первый понедельник после 27 марта. Всегда отмечали открытие сезона, закрытие сезона, 9 Мая. 

Кроме того, СТД активно занимался благотворительными или шефскими концертами. Штат Дома актёра насчитывал более 30 человек (для примера, сегодня в штате всего шесть сотрудников). Это была мощная организация, которая занималась самыми разными делами. И одной из задач Иркутского отделения СТД были шефские концерты. Творческие бригады выезжали с концертными программами на реку Белую, где стояли военные части, колесили по деревням и заводам. 

Говорят, что по стране можно судить по тому, как она обращается со стариками. Наверное, к деятельности творческих союзов применим тот же критерий. Союз театральных деятелей всегда уделял много внимания своим ветеранам, ветеранам войны в первую очередь. 

– Мы приглашали ветеранов из всех театров и делали им шикарные праздники. Как-то мы вывезли их на 21-й километр Байкальского тракта, где «наши» уже ждали в военной форме. С вертолёта им сбрасывали письма, стрельбище устроили, уху сварили. Активные члены Союза театральных деятелей собирались и что-то придумывали – и Венгер, и Егунов, и Жибинов, и Хохолков, и Волошина. Всем это было в радость и в удовольствие.

Творческая банда придумывала и реализовывала невероятные праздники для ветеранов. 

Особняк в Хасановском переулке живо отличается от прочей деревянной архитектуры Иркутска.
Здание с 118-летней историей обязательно нужно сохранить

Например, однажды в мае их повезли в аэропорт, попросили приготовить паспорта – обещали полёт на остров Ольхон. Привезли в аэропорт, завели в зал ожидания, провели через контроль, посадили в самолёт, завели моторы. И в этот момент выходит артист Николай Дубаков в фуражке пилота и объявляет: «Дорогие наши ветераны! Денег у Союза театральных деятелей хватило, чтобы привезти вас сюда, запустить двигатели, и всё. Теперь мы едем в Дом актёра отмечать ваш праздник». Спускавшихся с самолёта ветеранов встречал оркестр ИВВАТУ. Поздравительные программы никогда не повторялись: как-то ветеранов близ Вечного огня посадили на катер и повезли по Ангаре. Когда катер проплывал под старым ангарским мостом, Борис Деркач на удочке сбросил посылку с ветеранскими 100 граммами. Была подмена, конечно: капитана просили подыграть, вроде как он посылку принял. А вторая, настоящая, посылка была заранее приготовлена в каюте капитана. Как же на удочке можно было спустить ящик с водкой? Но этот элемент игры со стоящим на мосту артистом с удочкой и посылкой всем запомнился. 

35 лет без капремонта 

В какой-то период актёрские новогодние вечера в Доме актёра прекратились. И возродили их лишь в 2004 году при Владимире Шагине, директоре Иркутского музыкального театра, председателе правления Иркутского отделения СТД. Если раньше делали общие капустники, то после установили дежурства по театрам. 

Сегодня Дом актёра состоит в оперативном управлении музыкального театра, который оплачивает коммунальные услуги, работу вахтёров и так далее. В лихие 1990-е Москва не могла помогать провинциям, и Домам актёра пришлось непросто. Если в Новосибирске, Ниж­нем Новгороде, Казани Дома актёра – это особняки на 3-4 этажа с большими площадями, которые можно сдавать в аренду и получать прибыль, то у Иркутска такой возможности не было. Одно время Дом актёра поддерживало Министерство культуры. Но потом был издан приказ – Минкульт больше не имеет права финансировать общественные организации.

Что сегодня происходит в Доме актёра? По-прежнему работает библиотека, где собрана уникальная подборка книг о театре, а также вырезки из местной прессы на театральные темы. На сцене Дома актёра играются спектакли, в этом году их почти десяток. СТД выделяет небольшие гранты, и актёры могут реализовываться в ином формате. Например, артист драмтеатра Николай Дубаков делает спектакль «Мои 60-е», актёры Евгений Солонинкин и Степан Догадин готовят концертную программу. Намечена премьера театра из Братска.

– Жизнь сейчас пошла в гору, – отмечает Владимир Орехов. – Москва выделяет путёвки, мы получаем гранты на проекты и самостоятельные работы, есть стипендии для молодёжи, помощь ветеранам сцены. Проводим мероприятия, например, у нас был интересный проект «Бойцы невидимого фронта». Мы собрали тех, кого зрители обычно не видят, но без кого существование театра невозможно. Это монтировщики, реквизиторы, бухгалтерия… И наши артисты специально для них отыграли сконцерт. Мы по-прежнему работаем с ветеранами и неработающими пенсионерами. Последние три года проводится фестиваль актёрской песни, в этом сезоне он будет не областной, а региональный, приедут театры со всего Сибирского федерального округа.

В сентябре в Иркутск приезжал Александр Калягин, председатель Союза театральных деятелей России. На большом круглом столе был прописан регламент работы Дома актёра. Существовал если не конфликт, то некое недопонимание между музтеатром, в чьём оперативном управлении и находится здание, и другими театрами. Был подписан протокол, зафиксировано, кто за что отвечает. Как говорят сотрудники Дома актёра, была некая несогласованность, как в зазеркалье. Это беспорядочное явление уступило месту порядку и расписанию. 

Но никак не завершён и пока даже не начинался ремонт в Доме актёра. А ремонт, капитальный, основательный, необходим. Ещё Владимир Шагин договаривался о реконструкции особняка с Министерством культуры и областным правительством, ему дали добро. Были составлены проекты, этим занимается ЦСН, ведь Дом актёра – это памятник архитектуры. Проект призван расширить площади Дома актёра – будут очищены подвалы, куда перенесут сцену и бар. В особняке по­явится больше полезных площадей.

– Мы должны были этим летом выселиться для капремонта. Но, как видите, мы всё ещё здесь, – подводит итог беседе Владимир Орехов. – На сегодня пять миллионов рублей необходимы для составления сметы на рабочую документацию. В какую сумму обойдётся капитальный ремонт, будет ясно потом. Мы надеемся, что эти деньги всё же будут найдены. Косметический ремонт в здании был в 2004 году. Но это как мёртвому припарки. Дом актёра нуждается в капитальном ремонте, ведь с момента его открытия прошло 35 лет. 

Сегодня иркутский Дом актёра находится не в аварийном состоянии, угрозы жизни для тех, кто там работает, нет. Но трещины на потолке практически в каждом помещении, скрипящие полы, общий запущенный вид производят угнетающее впечатление. Мы обращаемся к властям, спонсорам с призывом обратить внимание на уникальный разваливающийся особняк в самом центре города. Обновлённый, капитально отреставрированный Дом актёра станет не только украшением Иркутска. Он послужит толчком и для развития культурного пространства – на сцене будут ставиться экспериментальные спектакли, иркутские актёры получат ещё одну площадку для самовыражения, воспитанники детского театра «Стрекоза» станут заниматься в эстетически более благоприятных условиях. Здесь можно будет проводить мероприятия областного значения. И, возможно, в Дом актёра вернётся тот самый прославленный дух, о котором до сих пор с теплотой вспоминают старожилы.

Дом актёра в цифрах  и фактах

Особняк купца Бутина был построен в 1896-1897 годах по проекту иркутского архитектора Кузнецова. После смерти Бутина здание перешло в городскую собственность. Затем дом выкупило военное ведомство для резиденции командующего войсками Иркутского военного округа. 

В феврале 1918 года дом отдан в ведение ЦИК Советов Сибири, в нём разместилось его общежитие. После 1922 года помещение было передано губернскому совету физкультуры. С 1935 по 1978 год особняк превратился в большую коммунальную квартиру на 10 семей. Удобства располагались  на улице. В конце 1970-х особняк был передан Иркутскому отделению Союза театральных деятелей России под Дом актёра. 27 марта 1980 года состоялось его торжественное открытие. 

В иркутском Доме актёра проходили съёмки некоторых сцен картины «Звезда пленительного счастья».

Детали

После реконструкции в конце 70-х в бывшей коммуналке появился зал на 100 мест

В Доме актёра часто проводились встречи и с актёрами всесоюзного масштаба.  В советскую эпоху театры чаще гастролировали по стране. И большие артисты больших театров – Евгений Леонов, Олег Янковский, Лия Ахеджакова, Галина Волчек, Михаил Жигалов – в неформальной обстановке встречались со своими коллегами. Непременно в каждый свой приезд в Иркутск в Дом актёра наведывался Евгений Евтушенко. Это были тёплые дружеские встречи-братания. 

Безо всяких денежных расчётов. Однажды во время проводин старого Нового года в капустнике удалось занять даже Евгения Леонова. Его вывели на сцену неожиданно для всех. Великие артисты навсегда ушедшей эпохи славились своей простотой и искренностью в общении. И никто из них никогда не заикался об оплате за творческую встречу со своими провинциальными коллегами.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное