издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Незваные «инкассаторы»

Свердловский районный суд Иркутска приговорил семерых членов вооружённой группировки к длительным срокам заключения

Если сложить назначенные судом сроки за все разбойные нападения, совершённые молодыми людьми в возрасте от 20 до 25 лет всего за три месяца, итог был бы ошеломляющим. Более 150 лет на семерых! Но наказание Свердловским районным судом исчислялось, конечно же, по правилам уголовного закона – по совокупности криминальных эпизодов путём частичного сложения тех лет, которые предстоит провести за колючей проволокой каждому любителю лёгкой наживы за тяжкие и особо тяжкие преступления в составе организованной преступной группировки. Да и то вышло немало: в зону парням придётся заехать на срок от 3,5 до 11 лет.

Приговор, прозвучавший на прошлой неделе в Свердловском районном суде Иркутска, выслушали пятеро членов криминальной бригады во главе с её руководителем Владиславом Томичеком. Двое их товарищей – Руслан Нагуманов и Дмитрий Кузнецов – выступали на этом процессе в качестве свидетелей: они подписали досудебное соглашение о сотрудничестве, изобличив себя и подельников, и заслужили смягчение наказания, которое уже отбывают в местах лишения свободы. 

Между тем именно эти двое были главным звеном разбойничьей шайки: замотав шарфами лица, они заходили в торговый павильон за 15 минут до приезда машины инкассации и с оружием в руках объявляли ошеломлённым работникам: «Это нападение!» Выходили к подельникам, которые следили за обстановкой на улице и дожидались в машине с включенным мотором, обычно с мешком, полным денег. Добыча разбойников колебалась в пределах от нескольких десятков до сотен тысяч рублей. 

Вообще-то идея создать вооружённую организованную бригаду для разбойных нападений на павильоны, магазины, ломбарды и офисы пришла в голову 23-летнему ранее не судимому Владиславу Томичеку, который обучался заочно в Иркутском государственном университете путей сообщения, где пытался освоить специальность «Экономика и управление на предприятии». В банду студент-недоучка пригласил двух приятелей, с которыми у него было шапочное знакомство: Нагуманов и Кузнецов недолгое время работали в автосервисе и обслуживали принадлежавшую Томичеку «Хонду-Инспаер». Новые знакомцы имели судимости за тяжкие преступления, и будущий руководитель криминальной бригады рассчитывал на их навыки в разбойничьем ремесле. Студент надеялся получить от опытных уголовников помощь при разработке преступных схем, а также поручить им ведущие роли в нападениях на объекты. Четвёртым членом вооружённой организации стал Руслан Сафин, друг лидера банды. Тоже, кстати, студент-заочник, постигавший науку управлять финансовыми потоками в Байкальском государственном университете экономики и права. До сих пор парень, выросший в благополучной семье, окончивший колледж БГУЭП, черты закона не преступал, и родители имели все основания гордиться своим отпрыском, стены и полки комнаты которого украшали многочисленные грамоты и призы за высокие спортивные достижения. 

Позднее к этой компании примкнули ещё четверо молодых людей, желавших подзаработать набегами: 20-летний детдомовец и бродяга Евгений Баран, трижды судимый за грабежи, кражи и мошенничество; его безработный сверстник Василий Гаврилов, тоже выросший в детдоме; не имевший прежде, в отличие от брата-близнеца, проблем с законом, Ренат Нагуманов; а также некий Ч., отправившийся вместо колонии на принудительное лечение в психиатрическую лечебницу. Членами организации они не являлись, каждый участвовал в нескольких нападениях, не всегда согласованных с бригадиром. Собственно, эти сподвижники и запалили группировку своими неумелыми и непродуманными действиями. 

Команда подобралась, мягко говоря, пёстрая. И на первый взгляд не очень понятно, что могло быть общего у студентов-спортсменов, которых все характеризовали исключительно положительно, с урками, за плечами которых были лишь тюремные университеты. Ответ напрашивается вроде бы сам собой: жажда быстрого обогащения, стремление «поднять бабки» не напрягаясь. Но такое предположение было бы неточным. Из материалов уголовного дела видно: и хорошие домашние детки, и их криминальные товарищи были не против заработать нормальные деньги законным путём. Только вот с трудоустройством им не очень-то везло. Организации, где парни пытались предложить свои услуги, сочли их негодными и указали на дверь. Причём не сразу, а после обучения и стажировки. Вряд ли их бывшие работодатели пожалели о своих кадровых решениях, но именно эти предприятия и стали первыми объектами нападений народившейся банды. 

Началась эта криминальная история 1 декабря 2013 года, когда уволенные из автомастерской Руслан Нагуманов и Дмитрий Кузнецов предложили своему постоянному клиенту Владу Томичеку украсть хранившуюся в сервисе у бывшего работодателя «тозовку». Операцию провернули быстро. Около 23 часов приехали к строительно-гаражному кооперативу на бульваре Рябикова, Руслан дубликатом ключа отомкнул замок входной двери мастерской и показал нехитрый тайник. Подняв старенький диван, подельники обнаружили самодельный металлический сейф, который прекрасно влез в багажник «Хонды-Инспаер». Открыли сейф уже в сарае рядом с домом Влада. Отогнув дверцу ящика, обнаружили в нём, как и ожидали, гладкоствольное охотничье двуствольное ружьё модели ТОЗ-Б 16 калибра и 10 патронов к нему. Этот ствол, превращённый тут же в обрез, участвовал во всех восьми нападениях банды, которая была создана буквально через три дня после того, как компания обзавелась огнестрельным оружием. 

К слову, ни бывшие студенты, ни их более опытные в криминальном плане подельники ни разу не пытались при нападениях стрелять из обреза или хотя бы угрожать причинением телесных повреждений. В ходе судебного следствия потерпевшие все как один утверждали, что разбойники лишь направляли в их сторону обрез ружья, а также пистолет и нож, которыми позднее пополнился арсенал банды, и объявляли, что произошло нападение, требуя передать им деньги. И, как правило, мешок с купюрами, приготовленный для инкассаторов, через пару-тройку минут уже оказывался в руках грабителей. После чего они покидали на машине место преступления, а потерпевшие, целые и невредимые, нажимали тревожную кнопку, вызывая сотрудников охранного агентства и полицию. 

Тут, наверное, самое время сказать, что первое разбойное нападение было совершено на магазин ЗАО «Связной-логистика», расположенный в микрорайоне Первомайском Иркутска. Второе – через три дня – тоже на «Связной», только уже по улице Байкальской. И совсем не случайно павильоны этой компании попали под прицел новоявленных разбойников: именно здесь пару лет назад во время двухнедельной стажировки познакомились и стали друзьями студенты-заочники Томичек и Сафин, которые жили в соседних домах на Синюшиной горе и имели общие интересы (тогда это были занятия спортом). Ещё больше сблизили друзей обстоятельства ухода из «Связного» – парни завалили экзамены, хотя имели неплохие знания об организации обслуживания и прилично разбирались в продукции, представленной в магазинах сети. Их попросили с вещами на выход, но, видимо, время обучения даром для этих ребят не прошло: они получили подробную информацию о режиме работы павильонов, продавцах, времени приезда инкассаторов. 

Когда определились с объектом первого нападения, не пришлось даже тратить время, выясняя распорядок. Всё прошло гладко. Утром 14 декабря 2013 года Томичек наблюдал на улице за обстановкой. Он же подал сигнал к нападению, когда в павильоне не оказалось посетителей: просто вытащил руку из кармана. Тут же Кузнецов и Нагуманов с обрезом ружья и пистолетом оказались в помещении «Связного». Продавец потом рассказывал суду, как в утреннее время в павильон неожиданно ворвались двое мужчин, лица которых были закрыты. Один направил оружие прямо на него и сообщил, что совершает ограбление, второй прошёл к кассе и велел открыть её. Это требование было немедленно выполнено, но добыча разочаровала начинающих разбойников: денег оказалось всего около двух тысяч рублей. Подельники учли свой промах и в следующем нападении на павильон «Связного» выбрали более удачное вечернее время – когда выручка была собрана и сложена в мешок, ожидающий инкассаторов. 

Как это ни странно, но представители ЗАО никаких выводов после первого преступления не сделали, принять дополнительные меры безопасности не удосужились – они позволили снова напасть на свой павильон и выложили разбойникам уже 114 тысяч рублей: провели в подсобку и передали упакованный по всем правилам мешок. Может, надеялись на теорию вероятности, мол, снаряд в одно место дважды не падает. Но эта теория их подвела. 

Кстати, магазины «Связного» – не единственные объекты, в которые разбойники наведались не единожды. Были ещё эпизоды с аптекой «Живица», куда преступники заглянули 2 и 30 марта 2014 года. Первый набег дал им 36,5 тысячи рублей: продавцы выгребли выручку из обеих касс. Второе нападение завершилось неудачей исключительно благодаря бдительности и находчивости санитарного работника Жанны Маркович. Она приметила отиравшихся возле аптеки подозрительных парней в чёрном, сообщила об этом сослуживцам, рассказала продавцам соседнего магазина и, наконец, позвонила в ЧОП «Феникс», с которым у фармацевтического заведения был договор. Сотрудники охранного агентства тут же примчались на машине и с рацией – и дали разбойникам благополучно скрыться, хотя уверяли, что гонялись за ними по всему околотку. На суде один из разбойников рассказывал, что, увидев подъехавших охранников, достал из кармана пистолет и продемонстрировал его «чоповцу». Тот якобы при виде оружия предпочёл отойти от сомнительной личности подальше. После чего парни и убежали дворами. 

Это уголовное дело вообще даёт массу любопытной информации о том, с какими рисками работают сегодня предприниматели. Все объекты нападений банды оказались под защитой охранных агентств – магазины и офисы обслуживали самые разные фирмы: «Арсенал», «Желдорохрана», «Кодекс», «Профессиональное бюро охраны», «Феникс». Но выхлоп от их деятельности, судя по этому уголовному делу, примерно одинаковый. «Защита» профессионалов сводилась к тому, что вооружённые люди в камуфляже являлись, как правило, к месту преступления, когда там уже работала полиция, и выслушивали подробности нападения от заплаканных девиц и растерянных потерпевших мужского пола.  

Не помогли руководителям предприятий с большой выручкой и договоры на инкассирование денежных средств: разбойникам ничего не стоило вычислить режим работы и этих специалистов. Даже, наоборот, подобная «мера безопасности» стала дополнительным риском, поскольку преступников, конечно, манила возможность отнимать деньги сразу кулями, а не шариться по кассам и сумкам. 

С 14 декабря 2013-го по 16 марта следующего года разбойникам удалось совершить восемь налётов. Пока они работали вчетвером, в составе организации, эффективность их криминальной деятельности была исключительно высокой: объекты подбирались тщательно, роли распределялись чётко, не забывали участники вооружённого формирования и о мерах безопасности. 14 января 2014 года они напали на офис ООО «Телекомсервис» на бульваре Рябикова, похитив инкассаторский пакет, в котором оказалось 392 тысячи рублей. Объект был предложен Сафиным: он жил в доме напротив и обратил внимание, что в этой фирме бывает много посетителей, а значит, и денег. Три дня подельники вели наблюдение с балкона квартиры Руслана Сафина и из машины Влада Томичека. Без труда установили время приезда сотрудников Сбербанка, которое стало отправной точкой при планировании преступления. 

Потом были нападения на продовольственный магазин «Любимый» по улице Карла Либкнехта, торговую точку Усольского свинокомплекса в Первомайском, павильон «Евросеть» на бульваре Рябикова, ломбард «Нептун» в Юбилейном, «Продукты» на улице Алмазной. Потерпевшими по делу проходит не один десяток сотрудников, которым натерпелись страху при виде вооружённых разбойников. Однако вели себя жертвы по-разному. Большинство, конечно, под дулами обреза и пистолета немедленно исполняли все требования, даже не пытаясь раскинуть мозгами и поискать какой-то выход из положения. К примеру, 8 марта прошлого года четверо работников магазина ООО «Евросеть Ритэйл» вместе с директором предпочли не омрачать себе праздник возможным летальным исходом: безропотно открыли запертый на ключ сейф и отдали разбойникам инкассаторскую сумку с выручкой в сумме 187,5 тысячи рублей. Только когда молодчики в чёрном выбежали из павильона, директор нажала на тревожную кнопку.

Однако среди потерпевших, причём – женщин, оказались люди мужественные, наблюдательные и находчивые, которые, несмотря на испытанный страх, всё же не спасовали и под пистолетным дулом смогли уберечь вверенное им добро. К сожалению, неизвестно, были ли они отмечены за проявленные находчивость и мужество руководством. Кроме санитарного работника аптеки «Живица» Ж. Маркович, хотелось бы назвать товароведа ломбарда «Нептун» С. Шубину и продавца магазина Усольского свинокомплекса Е. Горскую. Товароведа бандиты прихватили в тот момент, когда она явилась утром на работу и открывала ломбард. Находясь под прицелом обреза, женщина догадалась трижды ввести неверный код, понимая, что при этом сработает сигнализация на пульте дежурного в охранном агентстве. Когда зажглась вдруг красная лампочка со звуковым оповещением, преступники предпочли дать дёру с места неудавшегося преступления. Кстати, женщина рассказала в суде: ещё до нападения она заметила, что возле ломбарда трутся двое подозрительных парней, и была начеку. 

В магазине свинокомплекса к концу рабочего дня, когда нагрянули вооружённые грабители, находились пятеро работников, в том числе и один представитель сильного пола. Сумку для инкассации формировала продавец Е. Горская, и ей хватило нескольких секунд, чтобы, услышав голос, вещавший о нападении, закинуть мешок с огромной выручкой за шкаф. После чего она вышла к грабителям, потрясавшим пистолетом и обрезом, и сообщила им, что денег нет, предложив самим проверить эту информацию. Разбойники какое-то время шарились в подсобном помещении, но их поиски успехом не увенчались. 

Задержали банду полицейские. Сотрудники уголовного розыска знали о её деятельности, но схватить преступников за руку удалось не сыщикам, а сотрудникам экипажа вневедомственной охраны. Прокол допустили парни, которые не состояли в организованной преступной группировке, но иногда предоставляли бандитам услуги. На сей раз они решили провернуть дело самостоятельно, не утруждая себя подготовкой к нападению. Объект выбрали случайно – магазин «Альфа Маркет» на улице Лермонтова просто оказался у них на пути, когда нужны были деньги. Ч. с пистолетом зашёл в торговую точку, а его кореш Василий Баран остался снаружи, чтобы наблюдать за обстановкой. Через некоторое время в магазине прозвучал выстрел, стрелок тут же выбежал из магазина и сиганул куда глаза глядят. Бежал он столь резво, что подельник, увязавшийся за ним, так не смог его отыскать. Зато его нашли и задержали сотрудники полиции. 

Выяснилось, что у разбойника с пистолетом сдали нервы, когда одна из продавцов, вместо того чтобы открыть кассу и отдать деньги, со страху забилась под прилавок. Ч. вдруг перегнулся через прилавок, направил на неё ствол и нажал на курок. Пуля – к счастью, резиновая – пробила женщине ногу. Уже через 20 минут, как рассказала потерпевшая, ещё до приезда «Скорой», в магазин явились сотрудники полиции со стрелком в наручниках и спросили, не этот ли случайно юнец совершил нападение? В тот же вечер в 3-й Кировской больнице потерпевшей сделали операцию и извлекли фрагмент резиновой пули, телесное повреждение судмедэкспертиза признала лёгким по признаку кратковременного расстройства здоровья сроком менее трёх недель. Водитель Управления вневедомственной охраны по городу Иркутску в суде рассказал, что, объезжая территорию, сотрудники экипажа увидели молодого человека, подходящего по описанию на преступника, о котором они только что услышали информацию по рации. Парня остановили, досмотрели и обнаружили у него предмет, похожий на пистолет. Когда пострадавшая его опознала, задержанный признался, что это он в неё выстрелил. Через несколько дней подельники – члены организованной группы и примкнувшие к ним – были арестованы и давали показания. 

В ходе предварительного следствия все они, кто полностью, кто частично, признали свою вину в совершённых нападениях. Трое из четверых членов организации (кроме Сафина) изъявили желание заключить досудебное соглашение, однако ходатайство лидера группировки Владислава Томичека не было удовлетворено. Зато у всех обвиняемых суд усмотрел массу смягчающих обстоятельств: молодой возраст, раскаяние, помощь в расследовании. Родители Томичека и Сафина, кроме того, частично компенсировали материальный ущерб, причинённый их сыновьями ЗАО «Связной-логистика» и ООО «Телеком-сервис». У Рената Нагуманова, вовлечённого братом в несколько преступлений, оказался маленький ребёнок. Эти трое никогда ранее не привлекались к уголовной ответственности и имели хорошие характеристики. А ранее судимому Евгению Барану, как и Василию Гаврилову, увлекавшемуся алкоголем и наркотиками, было зачтено трудное детство, которое привело к расстройству личности. Впрочем, все подельники, кроме Ч., отправленного в психиатрическую лечебницу, признаны комиссией экспертов вменяемыми и способными нести ответственность за совершённые преступления. 

Самый большой срок – 11 лет колонии строгого режима – получил лидер разбойничьей шайки, совершивший десять тяжких и особо тяжких преступлений, направленных против собственности, личности и общественной безопасности. Если бы можно было сложить наказания, назначенные за каждый эпизод, в которых бывший студент признан виновным, его срок превысил бы 76 лет. Руслан Сафин недалеко ушёл от своего друга и криминального шефа: за восемь преступлений – 8 лет строгого режима (46 при полном сложении наказаний). Ренат Нагуманов и Василий Гаврилов, участники трёх нападений по предварительному сговору, заработали 3,5 и 4 года общего режима. Евгений Баран, у которого оказались непогашенными ещё предыдущие судимости, отправится с учётом личности за те же три эпизода на 4,5 года в колонию строгого режима. 

Гражданские иски суд рассматривать не взялся, признав за потерпевшими право на удовлетворение их требований в порядке гражданского судопроизводства – иначе дополнительные расчёты потребовали бы отложить разбирательство дела. При этом суд сохранил арест на принадлежащий Томичеку автомобиль «Хонда Инспаер» до момента возмещения ущерба потерпевшим. Вопрос с компенсацией морального вреда продавцу за причинённые выстрелом из пневматического пистолета телесные повреждения тоже будет решаться в гражданском процессе. 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер