издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Ещё рюмочку?

Эти три кровавых приговора вынесены Ангарским городским судом в течение всего лишь одного месяца. И сей факт вовсе не случайность, о чём свидетельствует практика районных и городских судов региона. Что ни уголовное дело, то кроваво-кошмарная драма, читая которую стынет кровь в жилах. Вот почему мы решили рассказать эти истории – они вполне типичны и дают представление о масштабах бедствия под названием «бытовое пьянство».

Убил и расчленил

Александр Л. жил в садоводстве «Лесник-1» микрорайона Китой и на свою пенсию по инвалидности содержал малолетнего ребёнка. Впрочем, 34-летний молодой человек имел и другие доходы, о чём говорят три его судимости за кражи. Во всяком случае, на пьянки, как это обычно бывает у людей подобного сорта, денег парню хватало. Последнее застолье инвалида второй группы закончилось убийством гостя при превышении пределов необходимой обороны в декабре 2013 года. 

Преступление, согласно Уголовному кодексу РФ, относится к категории небольшой тяжести, но описание этой криминальной истории смахивает на триллер. Когда в ходе распития горячительных напитков у сотрапезников началась словесная ссора, гость схватил со стола кухонный нож. Обычная история – эта деталь встречается чуть ли не во всех уголовных делах по обвинению в убийствах и нанесении тяжких телесных повреждений. Но хозяин дачи, будучи в алкогольном угаре, отреагировал на пьяную угрозу не совсем адекватно. Александр Л. вооружился топором, выскочил из дома и встал за дверью веранды так, что оказался позади собутыльника, выбежавшего следом. А потом размахнулся топором и ударил неприятеля по голове. И не обухом, а лезвием. И не один раз. Второй удар топором по голове он нанёс уже лежачему гостю, чем и добил его. 

Когда понял, что совершил убийство, тоже не растерялся. Дело было под вечер. Чтобы скрыть преступление, Александру Л. пришлось потрудиться несколько часов. С помощью тех же топора и ножа парень расчленил труп, сложил останки в несколько мешков и спустил в болотистую заводь. Далеко идти не пришлось – подходящее место для «усыпальницы» нашлось недалеко от его дома, в том же садоводстве по улице Минской.    

Труп нашли не сразу. А когда подозрение пало на Александра Л., он запираться не стал. Как ранее судимый, он прекрасно понимал, что признание вины, раскаяние и помощь в раскрытии преступления зачтутся ему в качестве смягчающих обстоятельств. Свидетелей убийства не было, времени прошло много. Так что инвалиду повезло: его обвинили лишь в превышении пределов необходимой обороны. Никто ведь, кроме пьяного хозяина, не видел, хватался ли его гость за нож, сыпал ли в его адрес угрозами. Так что обвиняемому в преступлении небольшой тяжести ещё и представилась возможность заявить ходатайство о вынесении приговора в особом порядке, без исследования доказательств, что по закону ведёт к смягчению наказания. В результате за то, что зарубил собутыльника топором и разделал его как мясник, пьяница получил 1 год и 2 месяца лишения свободы. Правда, ещё пару лет ему накинули при отмене предыдущего условного приговора, вынесенного Иркутским районным судом за кражи. Как выяснилось, пьянку с последующей расчленёнкой Александр Л. устроил в период испытательного срока. Окончательное наказание рецидивисту по совокупности двух приговоров составило 3 года 2 месяца колонии строгого режима. 

Бой с тенью

В один из мартовских вечеров нынешнего года Сергей А. пришёл к своей любовнице и застукал её с соперником: тот мирно чистил картошку на кухне. Хозяйка выразила недовольство, что новый гость помешал ей «находиться с мужчиной». Драка, учитывая, что все стороны любовного треугольника были к тому времени в состоянии сильного алкогольного опьянения, казалась неминуемой. Предугадать, кто возьмёт в поединке верх, трудности не представляло: 38-летний Сергей А. был боксёром, увлекался восточными единоборствами. Как он сам выразился на следствии, у него был «хорошо поставлен удар», дома он по­стоянно тренировался, используя технику «бой с тенью». Выяснять отношения соперники начали тут же на кухне – через пару минут более удачливый в сердечных делах 50-летний ухажёр уже валялся на полу. А отставной любовник продолжал бить его кулаками и пинать ногами, обутыми в ботинки, по голове, груди и животу. Не отвлекаясь от этого занятия, он заодно выяснял отношения с изменщицей, стыдил её и твердил, что не собирается ни с кем её делить. Потом Сергей А. уволок свою жертву в ванную, чтобы, видимо, привести в чувство: парень был уже без сознания и на «мораль» никак не реагировал. Да и драться на кухне, залитой кровью, стало неприятно. Но и в ванной кровавая битва продолжалась. Девица показала на следствии, что пыталась остановить своего бывшего ухажёра, но он её не послушал. Однако вряд ли у неё был шанс успокоить разъярённого ревнивца, поскольку она без конца твердила, что разлюбила его. В ответ буян категорично за­явил своей пассии, что все, с кем она ему изменит, покойники. Впрочем, хозяйка квартиры и сама была сильно пьяна и, видимо, плохо соображала. Во всяком случае, когда Сергей А. вытащил тело, превратившееся в месиво, в подъезд и бросил его на площадке первого этажа, девица даже не попыталась помочь пострадавшему, вызвать «Скорую», позвать соседей. Она просто легла спать. Как и её ревнивый гость. 

В суде Сергей А. признался, что нанёс сопернику примерно 20 ударов руками и ногами. «Не рассчитал силы, – вздыхал он, – послал его в нокаут. А потом вытащил в подъезд и закрыл за ним дверь». При этом, конечно, видел, что потерпевший ещё жив – он хрипел, шевелился. Но с переломом основания черепа, кровоизлиянием в мозг и разрывом печени жить ему оставалось недолго. Когда жертву ревности обнаружил в подъезде сосед, выходивший погулять с собачкой, мужчина уже не подавал признаков жизни. На лестничной площадке не было света, и соседу, споткнувшемуся, как он выразился, «обо что-то большое», пришлось разглядывать мертвеца, подсвечивая фонариком. После чего приехала полиция, которая по кровавым следам волочения без труда вычислила квартиру, где мирным сном спал убийца. Врачам «Скорой» только и оставалось, что констатировать смерть потерпевшего. 

В зону строгого режима Сергей С. отправился на 8,5 года. Он тоже, кстати, оказался на испытательном сроке. Так что в этот срок вошло и наказание по предыдущему условному приговору за хранение наркотиков. При этом психолого-психиатрическая экспертиза не обнаружила у подсудимого ни наркотической, ни алкогольной зависимости. Специалисты отметили, что он здоров и вменяем, а «эмоциональное возбуждение», которое привело боксёра к зверскому убийству, возникло «на почве обычного алкогольного опьянения». 

Ангарские потрошители 

Дело было в этом году, под майские праздники. К хозяину одного из частных домов микрорайона Строитель собрались на посиделки друзья. Все трое были безработными, один ещё и без определённого места жительства. Время от времени парни находили, как они выражались, калым: за бутылку-другую подряжались к кому-нибудь из дачников расколоть дрова или наносить воды. В тот вечер как раз случилась подобная оказия. Молодые люди в возрасте 29-30 лет спокойно хлестали честным трудом заработанный спирт, пока двое гостей не надумали выяснить отношения. Якобы Колян когда-то без спросу съел у Василия продукты, за что и должен был понести наказание. К тому времени пьяный хозяин уже завалился спать, а четвёртый собутыльник поначалу оставался за столом в кухне, но, заскучав без компании, зашёл в комнату, где шли переговоры. Вмешиваться в их ход он не стал, даже когда увидел, что один из приятелей уже валяется на полу, а другой сдавливает ему шею руками. Потом душитель отыскал ремень, который помог окончательно расправиться с мелким воришкой. Но и на этом карательный процесс не завершился: палач вооружился ножом, вставил его в рот приговорённого и с силой нанёс удар. Как потом установили эксперты, последний удар достался уже трупу. 

Свидетель сначала наблюдал всю эту сцену, а потом взялся помогать: не оставлять же тело в доме! Мертвецу на голову надели полиэтиленовый мешок, чтобы не запачкаться кровью, взялись половчее – один за руки, другой за ноги – и унесли на болото, которое было через дорогу. Нашли подходящее место в камышах, утопили свою ношу, закидали илом. И разошлись. А через пару дней опять отправились на болото. Оказывается, свидетель где-то вычитал, что труп непременно всплывёт, если не вспороть ему живот. Вот это упущение парни и решили устранить. 

Убийство, возможно, так и осталось бы нераскрытым: погибшего выпивоху никто и не хватился. Но, как на грех, в июле он понадобился полиции в качестве свидетеля какого-то другого преступления. В самодельном шалаше, где бомж постоянно обитал, оперативники его не обнаружили. Вместо этого выловили из болота его труп со вспоротым животом. Пришлось, действительно, поднимать останки со дна водоёма. 

Под суд после этого пошёл не только убийца, которого приговорили к 9 годам строгого режима, но и его начитанный помощник – ему вменили укрывательство особо тяжкого преступления и отправили на год в колонию-поселение. В суде он пояснил, что имел условный срок за кражу и взялся помочь убийце скрыть криминальные следы, чтобы самому не загреметь ненароком за колючую проволоку. Но всё-таки загремел. Видать, перестарался. 

Ещё раз повторюсь: эти три истории – самая обыкновенная бытовуха. По статистике 70% убийств совершается в нашем регионе в состоянии алкогольного опьянения. Кстати, расчленение и потрошение трупов сами по себе преступлениями не являются – это всего лишь детали. Такие же или даже ещё более страшные подробности можно встретить в любом уголовном деле по обвинению в умышленном причинении смерти.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное