издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Наглядное пособие для потомков

Свой собственный музейный экспонат появился на Иркутской ГЭС. Гидравлический регулятор скорости гидротурбины, проработавший на станции почти 60 лет, уступил место электронным собратьям. А сам, хоть и по-прежнему надёжный и работоспособный, но уже раритет, покрашенный в яркие цвета, подсвеченный светодиодами, занял почётное место в машинном зале ГЭС. «Сибирский энергетик» познакомился с агрегатом в новом его качестве.

– Старый, а выглядит как новый! – самое первое  впечатление самых первых гостей маленького импровизированного музея на ГЭС – корреспондентов «СЭ».

– Спрашивается, зачем меняли? – улыбаясь на это, шутит Александр Вотинцев, стараниями которого, собственно, и был обновлён и восстановлен экспонат.

Разобраться с первого взгляда в деталях сложного агрегата (а каким же ему ещё быть, если его функция – регулировать скорость вращения гидротурбины?) для непрофессионала довольно сложная задача, поэтому корреспонденты не удержались от соблазна уцепиться за более знакомые образы:

– По виду холодильник, но со стеклянными «окнами»… 

Однако вместо продуктов, судя по всему, на полках здесь кто-то оставил содержимое своего ремнабора из гаража… Дальше этого фантазия обывателей двигаться отказалась. Но на помощь пришёл автор идеи и организатор создания наглядного экспоната – главный инженер Иркутской ГЭС Евгений Колесников. 

– Вы знаете, это как сравнивать старые швейцарские часы и современные электронные. В первом случае точная механика и гидравлика, исправно отработавшая не один десяток лет, во втором – процессор и провода. Механические ещё бы столько же отработали, просто уже устарели морально. Думаю, специалисты наш экспонат оценят именно с этой точки зрения, почувствуют разницу – старый регулятор имеет гидравлическое управление, а новые микропроцессорные регуляторы снабжены электромагнитными клапанами, цифровыми датчиками…

«Чем-то похож на холодильник», – оценили новую жизнь старого агрегата корреспонденты «СЭ»

Это первое поколение регуляторов, самое надёжное, как уверяют специалисты. На других ГЭС каскада такого оборудования уже не было – станции строились позже, чем иркутская, и там использовались совсем другие механизмы. 

– Поэтому очень хотелось оставить наглядное пособие для потомков, для тех, кто будет трудиться на ГЭС после нас, – говорит Александр Вотинцев, сам отработавший на станции уже почти 40 лет и воспитавший себе смену – молодого специалиста, заступившего теперь на его место начальника смены станции.

Как механизм оживал

Надо сказать, что за время эксплуатации внешнюю свою презентабельность регулятор всё же подрастерял: чёрно-серо-коричневый, с подтёками масла корпус да и «начинка» явно требовали к себе внимания, прежде чем предстать перед публикой в новом формате.

– Иркутская ГЭС самая старшая в Ангаро-Енисейском каскаде: в 2016 году ей исполняется 60 лет. И 59 из них на ГЭС работали гидравлические регуляторы, – объяснил Колесников.

Поэтому, чтобы навести лоск, пришлось над будущим музейным экспонатом потрудиться.

– Почти полгода Александр Николаевич бережно занимался его восстановлением, – комментирует Евгений Колесников. 

– Сначала я полностью разобрал, промыл, прочистил регулятор. Собрал заново по схеме, которую сам составил. При этом, видите, все элементы внутри регулятора разного цвета. Это тоже специальная задумка, чтобы удобнее было показывать, объяснять, как он устроен, – рассказывает Александр Вотинцев.

Наш собеседник тут же продемонстрировал наглядность музейного экспоната – повернул рукоятку на «Пуск», и механизм ожил: загорелась светодиодная подсветка (тоже дело рук мастера), начал раскручиваться центробежный маятник, заработали механизмы обратных связей.

– Как механическая музыкальная шкатулка, – появилась новая идея у наблюдателей.

Только музыки в шумном машинном зале ГЭС не услышишь: лишь гул турбин, не смолкающий ни на минуту в течение десятилетий.

– И это не бутафория, а  полностью рабочий механизм, – не без гордости замечает главный инженер, показывая экспонат.

Механика, исправно отработавшая
не один десяток лет

Ленточный центробежный маятник, набиравший на наших глазах обороты за стеклянной витриной, как раз и отвечал раньше, в своём трудовом прошлом, за количество оборотов, которые делал гидроагрегат.

– Для турбины Иркутской ГЭС заданные параметры – 83,3 оборота, что соответствует частоте 50 герц. И маятник удерживает в этих пределах работу турбины. А если происходит раскручивание больше заданных параметров, то маятник «тормозит» процесс – происходит падение оборотов, – объясняет Александр Вотинцев.

– Каждый винтик знаете? – не удержался от вопроса «СЭ».

– Ну, я ведь работаю здесь с 1966 года – ещё мальчишкой привели на ГЭС. И первая запись в трудовой книжке сделана на ГЭС – «ученик фрезеровщика». Затем работал слесарем в этой мастерской, где восстанавливал регулятор. А после армия, учёба, и опять я вернулся на ГЭС – дежурным машинистом гидроагрегатов, дежурным главного щита управления… 

Чтобы станция оставалась в работе

Конечно же, вытеснил старичков-регуляторов прогресс. Конструкция и «начинка» нового, работающего регулятора, который стоял рядом с экспонатом, выглядела до удивительного просто. Фантазии, увы, здесь негде было разгуляться. Зато проще, мобильнее  стало его управление – электронное табло красноречиво намекало всем своим внешним видом на то, что управление его исключительно автоматическое.

Всего таких новых регуляторов на Иркутской ГЭС установлено восемь – по одному на каждую турбину. Замена их происходила в рамках программы модернизации, под эгидой которой уже несколько лет живёт станция.

Между тем глобальное обновление на Иркутской ГЭС продолжается. Корреспонденты «СЭ», покидая машинный зал, заглянули на главный щит управления ГЭС.

– Мозг и сердце всей нашей станции, – презентовал его Евгений Колесников.

Но жизненно важные органы были на капитальном ремонте: в помещении кипела работа, стояли ещё не разобранные строительные леса, люди в рабочей форме с головой ушли в процесс и не обращали внимания на бездельников-посетителей. Что-то передвигалось, монтировалось, подключалось, доводилось до ума. Новое на время перемешалось со старым…

– Два года занимаемся этим проектом, без выходных. Получен огромный опыт, не обходилось и без ошибок. Сейчас проект по автоматизации станции на финальной стадии. Должны успеть к Новому году, – делится планами главный инженер.

– Смотрю на молодых и думаю: на их плечи выпала большая ответственность. Представляете, вот сердце ГЭС. Здесь ведутся работы, а внизу, под всем этим помещением протянулись цепи управления, нитки, кабели – и толстые, и тонкие… И надо сделать так, чтобы всё это, несмотря на реконструкцию, продолжало функционировать, чтобы станция оставалась в работе. Как бы то ни было, но молодёжь с этим справляется, – заключает Александр Вотинцев.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное